Обмен опытом

См. также:

Уважаемые коллеги. Размещение авторского материала на страницах электронного справочника "Информио" является бесплатным. Для получения бесплатного свидетельства необходимо оформить заявку

Положение о размещении авторского материала

Размещение информации

Современные тенденции в сфере образования. Взгляд эксперта - Юлия Байер.

15.11.2019 50 59
Байер Юлия Паулевна
Байер Юлия Паулевна, кандидат социологических наук, доцент

Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации

Корреспондент рубрики

Жигулин Вячеслав Сергеевич - кандидат социологических наук, начальник отдела мониторинга СМИ, ООО «Центр исследований Гортис», Санкт-Петербург 

Приглашенный внешний эксперт

Байер Юлия Паулевна - кандидат социологических  наук, доцент кафедры социальных технологий СЗИУ РАНХиГС (Санкт-Петербург), консультант-практик в сфере HR и стратегирования, куратор Школы юных стратегов Владимира Квинта, независимый HR-эксперт,  член Испанской ассоциации политических наук и общественного управления.

Наше уже третье интервью из  рубрики  «Интервью с экспертом».

С приглашенным внешним экспертом Юлией Байер  беседует  кандидат социологических наук, начальник отдела мониторинга СМИ  ООО «Центр исследований Гортис» Санкт-Петербурга  Жигулин Вячеслав Сергеевич.

 

В.Ж. – Юлия, расскажите, пожалуйста, какие тенденции в образовании Вы можете отметить на международном уровне?

 

Ю.Б. –  Прежде всего, это международная студенческая мобильность.  Сегодня это один из основных трендов в глобальном образовании, и, я надеюсь, скоро это станет общепринятой практикой и в России -  международная мобильность, которая подразумевает разнообразие образовательных инициатив и видов действий: от внутриконтинентальной мобильности до мобильности между регионами мира, от мобильности на основе соглашений и/или межвузовских обменов с индивидуальной мобильностью, а также горизонтальную мобильность (между аналогичными программами того же цикла обучения), вертикальную  мобильность (продолжение образования с новой программой обучения в ВУЗе, расположенном в другой стране, отличной  от той, в которой студент первоначально закончил предыдущие курсы).

Мобильность может быть также разделена на

краткосрочную мобильность, (обучение на семестр, мобильность для краткосрочных стажировок и этапов исследования, также мобильность для участия в летних школах или отдельных исследовательских модулях, проводимых с целью развития новых навыков или профессиональных компетенций и т. д.)

- долгосрочную мобильность (международные образовательные проекты, реализуемые в течение 1-3 лет, финансируемые соответствующими социальными институтами, например, Erasmus).

В.Ж. – Какие общепризнанные социальные институты осуществляют международную мобильность?

Ю.Б. - На международной образовательной арене хорошо себя зарекомендовали такие европейские программы таких как TEMPUS, ERASMUS. Я сама, как преподаватель вуза, ездила читать лекции в Университет Барселоны, и могу сказать, что это очень хорошо и слаженно работает.

Программы направлены на поддержание мобильности не только студентов, но и преподавателей. Но есть один нюанс - они служат для распространения европейских ценностей за пределами ЕС, что, естественно, влияет на принятие решения о финансировании той или иной заявки, направляемой в Брюссель.

В.Ж. – Есть ли какие-либо сдерживающие факторы у этого глобального процесса?

Ю.Б. - Многочисленные европейские источники отмечают, что одним из основных факторов, влияющих на снижение международной мобильности студентов, учителей и исследователей в течение последних  45 лет является неудовлетворительный уровень знания кандидатов широко распространенных европейских языков.  Также в принимающей стране преподавание на английском для, например, преподавателей, получивших грант от ERASMUS,  может стать проблемой: не все студенты владеют английским на достаточно хорошем для восприятия уровне. Например, я в Барселоне столкнулась с тем, что группа магистрантов, в которой я преподавала, на 90% состояла из латиноамериканцев, плохо владеющих английским языком, поэтому я упрощала лекционный материал.

В.Ж. – Существует ли какая-то статистика мобильности студентов?

Ю.Б. – Да, конечно. Сегодня 2,8-2,9 млн. студентов, вовлечены в образовательные программы по всему миру. Все исследователи этого процесса практически единогласно говорят о том, что эта тенденция будет ускоряться в ближайшие годы. Так, прогнозируемая мобильность студентов в 2020 году - 5,8 млн. студентов, а к 2025 году она оценивается в 8 миллионов иностранных студентов в год[1]. Это, безусловно, очень хорошая положительная динамика, которая скажется на качестве подготовки специалистов на рынке труда и новых возможностях трудоустройства. Тем не менее, можно отметить тот риск, что студенты из менее благополучных стран будут стремиться всеми правдами и неправдами остаться в стране пребывания с целью дальнейшего трудоустройства. Эта тенденция наблюдается, например, в прибалтийских странах, молодежь которой стремиться уехать в страны Центральной Европы не только на учебу, но и на заработки, что приводит к старению рабочей силы в самой Прибалтике.

В.Ж. – Понятно, что изучаемый процесс очень динамичен, но какие предварительные выводы Вы можете сделать?

Ю.Б. - Можно сделать некоторые осторожные выводы на основе изученной международной статистики:

- существует определенный тип дисбаланса в международной мобильности, дисбаланс этот проявляется, в частности, в том, что азиатские страны, преимущественно отправляют своих студентов на обучение в Европу, а европейские страны принимают у себя студентов со всего мира. Тем не менее, необходимо отметить, что дисбаланс этот со стороны ЕС создается, вероятно, вполне осознанно. Так, программа ERASMUS заявляет своей основной целью «распространение европейских ценностей по всему миру».

- не только Европа, но и США является примером наихудшего дисбаланса между, так называемыми, «входящими» и «исходящими» студентами, что также можно отнести к реализации концепции «мягкой силы», распространение влияния в регионе информационными методами, в данном случае через образование молодежи.

- важно отметить существующий серьезный дисбаланс в языковом обучении, так, более 54% иностранных студентов учатся в странах, где официальный язык английский. Многие принимающие страны разработали специальные программы на английском языке. На сегодняшний день трудно говорить о поощрении мобильности, основанной на многоязычии и интернационализации высшего образования, учитывая, что более 60% иностранных студентов учатся на английском языке и еще 25-30% на французском или немецком языках. 

В.Ж. – Есть ли какие-то явно негативные стороны у этого процесса?

 

Ю.Б. - Многие исследователи отмечают, такие негативные тенденции, как утечка мозгов, которая имеет место быть, а также перетекание рабочей силы из менее благополучных стран в те страны, куда студенты приезжают учиться. «Свежеиспеченные» прибывшие студенты, после окончания учебы, остаются на рынке труда, составляя конкуренцию имеющейся рабочей силе и обостряя конкурентную борьбу. Это является одним из негативных последствий международной мобильности[2].

 

В.Ж. – Спасибо за такое интересное освещение темы! Ждем следующего интервью и продолжения разговора об образовании!

Ю.Б. – Спасибо Вам за интересные вопросы! До встречи!

 

[1] Booth, S.A. and Anderberg, E. (2005), “Academic development for knowledge capabilities. Learning, reflecting and developing”, Higher Education Research & Development, Vol. 24 No. 4, pp. 373‐86.

[2] J.  McGill  The Migration of International Graduates: Intentions, Outcomes, and Implications, Journal of Studies in International Education 2018, Vol. 22(4) 334–352

 

Современные тенденции в сфере образования. Взгляд эксперта - Юлия Байер.




Назад к списку


Добавить комментарий
Прежде чем добавлять комментарий, ознакомьтесь с правилами публикации
Имя:*
E-mail:
Должность:
Организация:
Комментарий:*
Введите код, который видите на картинке:*