Обмен опытом

См. также:

Уважаемые коллеги. Размещение авторского материала на страницах электронного справочника "Информио" является бесплатным. Для получения бесплатного свидетельства необходимо оформить заявку

Положение о размещении авторского материала

Размещение информации

Современные тенденции в сфере образования. Взгляд эксперта - Юлия Байер.

19.11.2019 368 647
Байер Юлия Паулевна
Байер Юлия Паулевна, кандидат социологических наук, доцент

Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации

Корреспондент рубрики

Жигулин Вячеслав Сергеевич - кандидат социологических наук, начальник отдела мониторинга СМИ, ООО «Центр исследований Гортис», Санкт-Петербург 

Приглашенный внешний эксперт

Байер Юлия Паулевна - кандидат социологических  наук, доцент кафедры социальных технологий СЗИУ РАНХиГС (Санкт-Петербург), консультант-практик в сфере HR и стратегирования, куратор Школы юных стратегов Владимира Квинта, независимый HR-эксперт,  член Испанской ассоциации политических наук и общественного управления.

 

Наше очередное, четвертое, интервью из  рубрики  «Интервью с экспертом».

С приглашенным внешним экспертом Юлией Байер  беседует  кандидат социологических наук, начальник отдела мониторинга СМИ  ООО «Центр исследований Гортис» Санкт-Петербурга  Жигулин Вячеслав Сергеевич.

 

В.Ж. – Юлия, расскажите, пожалуйста, какие еще актуальные тенденции в образовании Вы можете отметить на международном уровне?

Ю.Б. – Хотя я не очень люблю говорить на эту тему, т.к. не хочется «сталкивать» мужчин и женщин вообще и в сфере образования в частности, но, справедливости ради можно отметить, что гендерное неравенство в международном образовании как тема поднимается достаточно часто в иностранных источниках, то есть на международном уровне, этот вопрос по-прежнему актуален.

В.Ж. – Какие исследования проводились в мире на эту, всегда любопытную, тему?

Ю.Б. - Тема гендерного неравенства в принципе достаточно «острая» в странах ЕС и США, а изучение ее в преломлении к академической среде – тем более делает ее актуальной. За недавние годы опубликованы результаты нескольких исследований гендерных различий в отношении удовлетворенности академической работой.

Так, американские исследователи обнаружили, что пол респондентов не влияет непосредственно на удовлетворенность работой работников университета; однако взаимодействие пола и статуса  преподавателей ВУЗов было статистически значимое[1].

В.Ж. – То есть сочетание пола и статуса коррелируют с удовлетворенностью работников вузов?

Ю.Б. – Да. В целом женщины-преподаватели высокого статуса (старшие преподаватели, лекторы-доценты и профессора) в проводимых исследованиях выразили большую степень удовлетворения своей работой, чем ученые-мужчины сопоставимого социального статуса.

В исследованиях также  было обнаружено, что сохранение значительного числа женщин на факультетах имеет решающее значение для вузов, стремящихся к совершенствованию и разнообразию, и что важнейший шаг в решении проблемы гендерного неравенства заключается в том, чтобы изучить, какие именно факторы способствуют реализации женской карьеры в академической среде.

В.Ж. – А что влияет на удовлетворенность работой преподавателей мужчин и  женщин и есть ли какие-то различия в этих факторах?

Ю.Б. - Да, есть. Исследования обнаружили, что женщины- преподаватели были более удовлетворены своей работой и отношениями с коллегами/сотрудниками, в то время как  мужчины более удовлетворены оплатой труда и продвижением по службе[2]. Это приводит нас к выводу о том, что система мотивации в ВУЗах для преподавателей должна быть дифференцирована в том числе и с учетом гендерных различий. Хотя применительно к российским вузам эти результаты можно рассматривать как гипотезу. Если проводить такие исследования у нас, то результаты могут быть совсем другие. К сожалению, в вузах России такие исследования не проводятся.

В.Ж. – А почему Вы не любите исследования с гендерной корреляцией?

Ю.Б. – Потому что, мне кажется, базовые различия, в том числе и в мотивации, зависят не от пола респондента, а от его личности, ценностной системы и от того, насколько имеющаяся система мотивации уже «закрыла» имеющиеся потребности. Иногда корреляции по половому признаку, как мне кажется, притягиваются за уши, иногда бывает и дискриминация «наоборот».

В.Ж. – Что значит дискриминация «наоборот»?

Ю.Б. - В Европарламенте, например,  определенный процент депутатов должен состоять из женщин, поэтому выбор в пользу последних иногда оказывается именно по гендерному признаку. Мне нравится, что в России, хотя феминистическое движение и не развито, мы знаем много успешных примеров женщин-менеджеров в сфере образования: директора гимназий, ректоры и проректоры вузов, министр образования и т.д. То есть у нас это происходит спокойно, естественно, без жесткого противостояния, и по признаку меритократии. И это, я убеждена,  очень благотворно сказывается  на социально-психологическом климате общества в целом, зачем искусственно создавать противостояние полов?

В.Ж. – Полностью согласен! Спасибо за интересную беседу! Ждем следующего интервью и продолжения разговора об образовании!

Ю.Б. – Спасибо Вам за интересные вопросы! До встречи!

 

[1] M. Machado-Taylor, K. White, O. Gouveia “Job Satisfaction of Academics: Does Gender Matter?”, Higher Education Policy, 2014, 27, (363–384)

[2] Maria de Lourdes Machado-Taylor, Kate White, Odilia Gouveia “Job Satisfaction of Academics: Does Gender Matter?”, Higher Education Policy, 2014, 27, (363–384)

 




Назад к списку


Добавить комментарий
Прежде чем добавлять комментарий, ознакомьтесь с правилами публикации
Имя:*
E-mail:
Должность:
Организация:
Комментарий:*
Введите код, который видите на картинке:*