Наука по средам: интервью с кандидатом социологических наук Анастасией Швецовой

15.02.2024 297

Сегодня в рубрике «Наука по средам» – беседа с кандидатом социологических наук Анастасией Швецовой и обсуждение исследования в рамках гранта РНФ, выполненного Анастасией Владимировной в соавторстве с Мариной Кривощековой и Ириной Симоновой «Современные «нематеринские» практики молодых матерей: репертуар, потенциал и общественный риск». Мы поговорили о том, что такое нематеринские практики, какие они бывают и почему изучение разных форм занятости женщин, находящихся в отпуске по уходу за ребенком, помогает ответить на острые социальные и психологические вопросы, которые каждая такая женщина хотя бы один раз задавала себе.

- Анастасия Владимировна, расскажите, пожалуйста, о теме вашего исследования, в первую очередь о том, почему в центре оказались "нематеринские практики" молодых матерей. Что это за практики, чем они интересны и показательны?

- В социальных науках часто говорят, что не исследователь выбирает проблему, а проблема исследователя. У нас так и произошло. Мы все, будучи мамами, понимаем, что на сегодняшний день «декретный» отпуск – а мы фокусируемся как раз на первых годах материнства, – для женщины совсем не то время, когда она три года сидит дома, расслабленная и красивая, и спокойно занимается в свое удовольствие только ребенком, домом и собой. Современные женщины очень активные. Иногда они сами хотят быть такими, иногда их к деятельности вынуждают обстоятельства, но смысл в том, что «идеального декрета» у женщин практически не бывает. То, чем они занимаются, зачем они это делают, как они организуют свою жизнь помимо заботы о ребенке, - это и есть фокус нашего исследования. Не мудрствуя лукаво, мы назвали такие практики «нематеринскими». Этобуквально означает, что в период отпуска по уходу за ребенком женщины выполняют что-то еще помимо своих материнских обязанностей. Что и как они делают – это мы и попытались выяснить.

Фото - uspu.ru

- Раскройте чуть-чуть "кухню" социолога - как вы проводили исследование, где находили респонденток, какие вопросы им задавали, как обрабатывали ответы и т.д.

- Само социологическое исследование проходило в три этапа. На первом этапе мы исследовали женские аккаунты в социальных сетях, это был первичный срез, мы пытались посмотреть разброс тем: что женщины обсуждают, что их интересует, чем они примерно занимаются. Мы поняли, что это и занятия «для души», и экономические практики, когда женщина пытается заработать в декрете – возможно, дополнительные деньги, возможно, необходимые для выживания своей семьи. И такие практики, в свою очередь, могут быть связаны как с предыдущим видом деятельности, так и с новой подработкой, фрилансом. Это один аспект. Другой аспект направлен на саморазвитие. Многие рассматривают декрет как потенциальное время для продолжения обучения, для изучения языков, для работы над своим сознанием, своим телом. Женщины прокачивают те аспекты своей жизни, которые, в их понимании, требуют развития. Очень часто это смена карьерных траекторий. В «декрете» женщина получает возможность сделать небольшую паузу и подумать, насколько ее работа благоволит материнству и выполнению семейных обязанностей, она пересматривает свою жизнь и выбирает для себя какие-то иные траектории. Например, это могут быть занятия, связанные с детьми. Вроде бы в рамках материнских практик, но уже не ограничиваешься только своим ребенком, идешь дальше, разрабатываешь какие-то педагогические технологии. Потом, есть онлайн и оффлайн практики: кто-то реализует себя как блогер, кто-то делает торты на заказ, кто-то шьет детские вещи, даже если раньше женщины не видели смысла в такого рода деятельности. Когда ты становишься матерью, очень многое в твоей жизни и в твоем сознании меняется. И вот с этой новой позиции меняются ежедневные женские практики, ритмы жизни. Все это легло в основу первой части нашего исследования.

Дальше мы уже пытались углубиться в тему с помощью опроса. Мы уже имели гипотезы, уже примерно представляли, какие существуют направления деятельности. Мы сделали онлайн-анкету. Эту анкету около полтысячи женщин заполнили, и мы получили важные результаты. Мы посмотрели по Свердловской области, как у нас реализуются эти практики, что им способствует, что противодействует. Большой блок был посвящен бизнес-процессам, женскому предпринимательству, и здесь мы вышли на осознание того факта, что бизнес часто воспринимается женщинами как возможность совмещать материнство и заработок. Кроме того, рождение ребенка, видимо, по-иному структурирует женское сознание и женскую жизнь. Ты понимаешь, что можешь запускать какие-то процессы, руководить ими, и часто рождение ребенка и запуск своего дела становятся параллельными проектами. Тем более, если поддерживает семья. Это был второй этап.

Третий этап – серия глубинных интервью, мы привлекали на этом этапе женщин, которые сами себя позиционируют как «не только мам», в их жизни еще что-то очень активно происходит. Это были женщины из бизнес-сообщества, мама-писатель, мамы-кондитеры, мамы-тренеры, мамы-экоактивисты, мамы-волонтеры и т.д. Иными словами, эта тема посвящена не только экономическим практикам. Бывает, что рождение ребенка становится триггером для появления в женском сознании устойчивых конструкций, установок о том, что нужно заботиться о других.

Вот такие три этапа и три разные цели, которые мы пытались достичь. Сделать первый срез, затем углубить свои знания, наполнить эту матрицу объемом и содержанием через конкретные женские истории, через их фразы, через их опыт, который невозможно получить количественными методами.

- Какой была ваша предварительная гипотеза, насколько она подтвердилась? К каким выводам вы пришли? Какой результат представили? (публикация, методики и т.д.)

- Гипотеза состояла в том, что «нематеринские» практики как феномен существуют и могут быть систематизированы и описаны. Именно этим мы в своем исследовании и занимались. Для того, чтобы подтвердить, что они существуют, мы выделили ряд критериев, по которым можно распознать какую-то иную деятельность, отличную от того, о чем мы говорим. В первую очередь это повторяемость. Если в декрете женщина прочитала книгу, мы не говорим, что она использует практики саморазвития, она просто прочитала книгу. Сделать ремонт в квартире, создать там дизайн для себя и своей семьи тоже не относится к «нематеринским» практикам, потому что это событие произошло однократно. Нас интересовали повторяющиеся практики, которые в момент рождения ребенка и за время отпуска по уходу за ребенком либо появились, либо приобрели новую форму. Есть и другие показатели, которые говорят, что перед нами именно исследуемый феномен.

Что касается результатов, они тоже получились достаточно амбициозные, как и сама тема. Несколько статей вышли в статусных изданиях, в том числе в журнале «Экономическая социология» ВШЭ, в издании «Социс» Российской Академии наук. Сейчас еще несколько статей планируются к публикации и проходят рецензирование в изданиях уровня WoSи Scopus, в Вестнике Томского университета, в журнале «Социологическое обозрение», в «Мониторинге общественного мнения» ВЦИОМ. Как итог, у нас вышла монография, скоро она будет доступна на Elibrary. Я думаю, что это будет полезно не только исследователям. Отзывы мам говорят о том, что они очень ждут эту монографию, читают наши статьи. Но особенно это будет полезно почитать папам, мужьям, чтобы посмотреть на опыт их жен под другим углом и осознать то, что в семьях обычно не обсуждается. Я имею в виду то, что женщины зачастую свои проблемы и трудности воспринимают как «со мной что-то не так». Они думают: «Мне трудно, потому что я что-то делаю не так, не могу правильно распределить время, я недостаточно хорошая мама и т.д.». Наше исследование позволило выявить, что этот спектр проблем и вопрос, как сочетать карьеру и материнство, возникает практически у всех женщин. Сам факт, что они с нами поделились этим опытом и на основании этого мы смогли провести свое исследование, написать монографии и статьи, возможно, станет точкой опоры и для других женщин, которые переживают первые годы материнства, и их мужчин, которым нужна информация, чтобы нормализовать свой личный опыт. Нужен сигнал: «Ребята, у нас все нормально и с нами все нормально, просто нас нужно поддерживать, нам нужно помогать, нужно брать на себя ответственность и обязанности в отношении совместных детей».

- В названии вашей темы есть отсылка к общественному риску таких практик. В чем он, по-вашему, состоит? И как вы оцениваете существование «нематеринских» практик - скорее позитивно или скорее негативно?

- Основной общественный риск «нематеринских» практик связан с тем, что в обществе формируются завышенные ожидания от матерей, усиливаются требования к ним, и запрос на ужесточение этих требований формируется с двух сторон. С одной стороны, есть понятие «интенсивное материнство». Что это такое? Мы говорим о нем тогда, когда от женщины требуется экспертное знание в области педиатрии, детской психологии, педагогики, и все это для воспитания своего собственного ребенка. Она должна вырастить его здоровым, воспитанным, всесторонне развитым, отлично успевающим, с кружками и секциями, полностью психологически адаптированным и т.д., и т.п. Женщина-мать должны быть и воспитателем, и психологом, семейным менеджером, и в болезнях ребенка разбираться не хуже педиатра, и во всех этих сферах демонстрировать экспертность. Конечно, это требует полной включенности, отдачи времени, сил, ресурсов, в том числе и финансовых. Повторим, вся эта огромная нагрузка ложится только на женщину, на мать.

С другой стороны, есть запрос на то, что женщина в «декрете» должна заниматься чем-то еще кроме материнства, что она не имеет права «погрязнуть» в семейных, детских делах, она обязана развиваться, учиться, зарабатывать. Одним женщинам действительно удается это совмещать, если у них есть поддержка, если муж или еще кто-то может брать на себя уход за ребенком хотя бы на пару часов в день или несколько часов в неделю. Выстраивать какие-то бизнес-конструкции, учиться, развиваться можно только в том случае, если ты не единственный родитель, если у тебя есть смена. И это не всегда, не у всех так. А общественное требование: «Сидишь в «декрете» - давай-ка делай еще что-нибудь, работай, учись, зарабатывай!» – уже формируется. И женщины, у которых нет никаких физических возможностей все успеть, все равно вынуждены под это требование подстраиваться, чтобы создавать образ одновременно «хорошей матери» и «успешной матери». Поэтому у матерей накапливается физическая и эмоциональная усталость, как следствие, появляются психологические проблемы, развивается постродовая депрессия. У женщины складываются сложные психологические отношения с самой собой, с окружающими, с ребенком. Организм истощен, сложные уходовые практики, которые тоже вменяются обществом в обязанность женщине-матери («ты должна хорошо выглядеть, не распускаться» и т.д.) совмещаются с «нематеринскими» практиками, и все это происходит за счет отдыха и сна.

Итак, самый базовый риск связан с тем, что общественное давление на женщину усиливается. Она слышит со всех сторон: «Будь экспертной матерью!», «Будь многодетной матерью!», «Будь успешной, хорошо зарабатывающей, развивай свой бизнес!», «Будь красивой, ухоженной, стройной» и т.д. Все это, предполагается, женщина будет делать только за счет своих внутренних ресурсов. Условий для того, чтобы женщина-мать смогла вписаться в эти требования безболезненно, скажем начистоту, нет. Они не просто не создаются, они даже не осмысливаются обществом как необходимые, потому что женщины у нас традиционно много берут на себя и редко говорят о том, что у них есть проблемы.

Есть еще риски, специфические для каждого вида нематеринской практики. В случае с онлайн-практиками это риск Интернет-зависимости. Если мать развивает свою карьеру блогера и пытается заработать на своем блоге, очевидно, что она должна будет посвящать этому много времени, постоянно делать новый контент, совершенствовать его качество, затрачивать на это деньги. И ресурсы эти, отнятые у себя и у семьи, очень часто оказываются затраченными впустую. Мы изучили около 2 тысяч блогов молодых матерей, из них единицы вышли на уровень самоокупаемости. На тех, у кого не получилось, помимо этой неудачи еще и сыплются упреки окружающих, что она вместо заботы о ребенке занимается «какой-то ерундой». Для каждой практики есть свои специфичные риски. В бизнесе, например, всегда присутствует риск прогореть, тем более что специфичных мер поддержки женщинам-предпринимателям не оказывается. Но самый большой риск, связанный с каждой из практик – это эмоциональное выгорание. Общество ожидает от женщины-матери слишком многого, а она в первые годыматеринства и без этого непосильного груза требований очень уязвима. Матери – это очень уязвимая категория населения.

В целом «нематеринские» практики, безусловно, позитивное явление, потому что они позволяют женщинам поддерживать свое экономическое, психологическое, эмоциональное состояние. Они дают возможность ресоциализироваться как можно быстрее и успешнее, уже в новой, материнской роли. Когда появляется ребенок, все прошлые установки, все ритмы и графики жизни, все, что вы умели, любили и практиковали, ломается или уходит на второй план. Жизнь нужно заново отстроить, и «нематеринские» практики этому способствуют.

Везде присутствуют и риски, о которых мы только что говорили, и знание того, как эти риски воздействуют на общество и на саму женщину-мать, необходимо для того, чтобы помочь молодым матерям сбалансировать свою жизнь. Это должно происходить за счет формирования поддерживающей среды. Наверное, это основная наша практическая рекомендация как на уровне государства, так и на уровне конкретной семьи. Если мы хотим, чтобы дети появлялись и росли здоровыми и счастливыми, нужно, чтобы матери имели возможность не только тратить, но и восстанавливать свои ресурсы. Им необходимо помогать, это не произойдет само собой.

- Расскажите, пожалуйста, о вашем научном коллективе, кто вместе с вами работал над темой, какой вклад внесли коллеги?

- Коллектив – это для любого исследования очень важно. Нам повезло, у нас действительно команда единомышленников. Руководитель коллектива – Марина Сергеевна Кривощекова, соисполнители – я и Ирина Александровна Симонова, научные сотрудники. Мы все были на одной волне, каждая из нас в полной мере осознавала и разделяла ответственность за наше исследование. Также мы привлекали специалистов: с нами сотрудничала экономист Алена Германовна Оболенская, эксперт в вопросах, связанных с экономической поддержкой матерей. В целом, я считаю, поставленную задачу мы выполнили.

 

Источник: Медиацентр УрГПУ




Назад к списку


Добавить комментарий
Прежде чем добавлять комментарий, ознакомьтесь с правилами публикации
Имя:*
E-mail:
Должность:
Организация:
Комментарий:*
Введите код, который видите на картинке:*