Общество «Знание» и УрГПУ провели исторический марафон «Россия в мире» о механизмах формирования исторической памяти

24.06.2022 189

22 июня в видеостудии Российского общества «Знание» в УрГПУ прошел исторический марафон «Россия в мире». Тема звучала так: «Политика памяти: прошлое и современность». Марафон был посвящен теоретическим и практикоориентированным методам изучения образа прошлого в сознании общества. В рамках панельной дискуссии и лекций участники обсудили методологический инструментарий, проблемы соотношения национального и транснационального нарративов, на конкретных примерах продемонстрировали воздействие разных факторов на процесс трансформации представлений о прошлом.

Первая часть марафона была посвящена механизмам и перспективам формирования политики памяти. В дискуссии приняли участие д.и.н., доцент кафедры всеобщей истории и методики преподавания исторических дисциплин УрГПУ Алена Постникова, д.и.н., профессор Уральского федерального университета им. Первого Президента России Ольга Поршнева и д.и.н., профессор, заведующий кафедрой кафедры всеобщей истории и методики преподавания исторических дисциплин УрГПУ Владимир Земцов.

Фото - uspu.ru

Спикеры говорили о том, что политика памяти – это сфера публичных стратегий государства в отношении прошлого, неизбежно преследующая корпоративные, партийные интересы, а историческая память складывается в результате деятельности разных акторов. Но можно ли сказать, что историческая память более объективна?

– Еще 20-30 лет назад мы считали, что есть некое прошлое, которое мы, историки, изучаем, что историю нужно писать так, как было на самом деле, говоря словами Леопольда фон Ранке. Сегодня мы более осторожны. Все это мы относим к такому понятию как историческая память. Прошлого нет, в реальности его воссоздать невозможно. Все, что мы можем – это помнить, вспоминать, воссоздавать образ прошлого на основе фрагментарных частиц, оставшихся от этого прошлого. Совсем без фантазирования, с разными целями, в разном контексте, не обязательно в утилитарно-политическом, видимо, обойтись не получается, и неудивительно, что благодаря этим «беллетристическим» связкам прошлое начинает приобретать несколько иной характер,

– сказал Владимир Земцов.

– Историческая память – это измерение и индивидуальной, и социальной памяти. В то же время, это сложный социокультурный феномен, связанный с восприятием событий прошлого, их оценкой, с восприятием исторического опыта, не только достоверно установленного, но и очень часто воображаемого, – добавила Ольга Поршнева.

Говоря о коллективной памяти и том, из чего она складывается, историки говорили, во-первых, о непосредственных свидетелях событий (чья память тоже подвержена аберрациям) и о памяти потомков, памяти уже во многом искусственной, мифологизированной. Феномен памяти о событии в том, что она обязательно разделяется группой людей, для которых ценно это пережитое событие. Память селективна: то, что подрывает единство группы, отбрасывается и забывается. Память строится как на реальных, так и на вымышленных событиях, то есть склонность к мифологизации содержится в самой природе памяти.

Тем не менее, как отметили все спикеры, если государство навязывает обществу свое видение прошлого, не имеющее никаких реальных оснований, даже не из стратегических соображений, а просто ради сохранения власти существующих элит, это неконструктивный подход, такие представления все равно будут опровергнуты, но перед этим успеют нанести обществу немало вреда. Можно привести в пример императора Франции Наполеона III, который внес огромный вклад в легенду о Наполеоне I, но чем больше он прославлял победы своего предка, тем критичнее к нему относилось общество. Для самого Наполеона III и созданной им Второй империи миф трагически разбился о реальность: дальше была франко-прусская война, катастрофическое поражение и революция.

Спикеры побеседовали о том, как в «рассказывании истории» в разных странах транснациональный тренд на наших глазах меняется на национально ориентированный. Само по себе это не плохо, национальные образы и традиции могут и должны использоваться в формировании коллективной памяти, но превыше всего должен стоять принцип историзма. Кредо историка – показывать прошлое не таким, как хочется его видеть власти, а таким, как оно предстает в результате исторических исследований. Участие ученых в формировании политики памяти, сотрудничество с государственными структурами в плане привнесения более объективного взгляда на прошлое приносит хорошие результаты. В год 200-летия Бородинской битвы в речи президента России прозвучали слова о том, что Бородино французы считают своей победой, а русские – своей, и это была историческая правда, вошедшая в новый нарратив об этом событии на смену вековому мифу о том, что Бородино было победой русского оружия. Другой позитивный пример – исследования с целью установить точную цифру потерь СССР во Второй мировой войне и средства, выделенные на оцифровку архивов Министерства обороны.

Историки обсудили проблему победы и поражения в войне и то, как они влияют на коллективную память, рассмотрели тренд на восприятие любой войны в первую очередь как травмы и трагедии, а не триумфа, поговорили об исследованиях Холокоста как о предтече актуальных работ, написанных о войнах с точки зрения их жертв.

Возвращаясь к соотношению национального и транснационального, участники дискуссии пришли к единому мнению, что национальные исследования без сопоставления с другими не дают возможности понять себя и составить объективные представления о себе, становятся питательной средой для мифов. История может быть только интернациональной наукой, и другого варианта для нее нет.

Как отметила Алена Постникова, в ходе дискуссии была сформирована идеальная модель политики памяти.

Во второй части историки-участники марафона выступили с лекциями, посвященными исследованию конкретных исторических проблем. Ольга Поршнева обратилась к процессам конструирования образа Первой мировой войны в большевистской политике памяти в 1920-1930-е гг. Владимир Земцов осветил современные тенденции в исторической политике применительно к памяти о Второй мировой войне. Алена Голотина, ассистент УрГПУ, обратилась к процессу трансформации образа сражения под Лейпцигом в немецкой политике памяти под воздействием юбилейных коммеморативных практик. Алена Постникова в своем выступление акцентировала внимание на процессе формирования концепции исторической памяти и те методологические дискуссии, которые до сих пор волнуют историков.

В завершении мероприятия Иван Попп и Алена Постникова отметили теоретическое и практикоориентированное значение марафона, поразмышляли о том, история – это наука или искусство, и сошлись во мнении, что истина всегда где-то рядом…

Текст: Ирина Шаманаева

Фото: Александра Карпушева

 

Источник: Медиацентр УрГПУ




Назад к списку


Добавить комментарий
Прежде чем добавлять комментарий, ознакомьтесь с правилами публикации
Имя:*
E-mail:
Должность:
Организация:
Комментарий:*
Введите код, который видите на картинке:*