Мегасайенс: вызовы и возможности

21.01.2022 188

Журнал «Атомный эксперт»  – одно из авторитетных изданий не только по отраслевым, но и научно-технологическим вопросам – свой декабрьский выпуск посвятил меганауке. Важно, что в фокусе внимания не просто рассуждения специалистов о том, как прекрасны мегаустановки, но и более приземленные сюжеты. В публикациях номера рассматриваются те практические выгоды, что получают страны от строительства своих уникальных мегаприборов и от участия в международных проектах, выделены управленческие, информационные, организационные трудности на пути реализации подобных инициатив.

Ректоры ведущих вузов страны рассказали о том, в каких мегапроектах они участвуют и какие определили для себя перспективы по этому вектору в рамках «Приоритета-2030».

Ключевым центром синхротронно-нейтронных компетенций является Курчатовский институт – с ним сотрудничает почти каждый вуз или НИИ, заинтересованные в данных технологиях. Соответственно много планов связано с глобальной модернизацией и развитием всей профильной приборной базы Курчатника – КИСИ, Токамак, ПИК, СИЛА.

Для НИТУ МИСиС традиционной является работа на самых передовых установка. В международном измерении это CERN, ESRF, XFEL. В рамках программы мегасайенс помимо помимо потенциала Курчатовского института вуз заинтересован в коллайдере NICA и Супер Чарм-тау фабрике.

Томский политех сотрудничает с CERN и участвует в проекте ITER, но в наибольшей степени интегрирован в «Прорыв» Росатома к двухкомпонентной атомной энергетике замкнутого топливного цикла.

Вообще для уральских, сибирских и дальневосточных вузов центром притяжения станет синхротрон СКИФ, который создается в Кольцово в рамках проекта Академгородок 2.0.

Масштабы мегапроектов повышают требования к их отбору, экспертизе, а также управлению на всех этапах: от идеи до практической работы готовой установки. В своей статье Наталия Андреева выделила (https://atomicexpert.com/mega-management_for_megaprojects) несколько научно-политических и управленческих аспектов проектов мегасайенс.

1.  Поддержка «большой науки» и проектов мегасайенс — это во многом производная от политической ситуации.
2.  Зависимость «большой науки» от большой политики означает, что для реализации проектов мегасайенс нужна общественная поддержка.

С подобных позиций у России есть уникальные конкурентные преимущества: вертикализированная система управления, наличие политической воли у руководства наукой и государством, мощный инструмент информационной поддержки решений, традиционная еще со времен СССР вера в важность и значимость науки.

С другой стороны, в плане «научного PR» действительно существуют проблемы – на фоне социально-экономической турбуленции многим гражданам может показаться кощунством выделять многомиллиардные суммы на коллайдеры и синхротроны.

Сама структура управления меганаукой в России сейчас многосоставна, если не сказать более – многоукладна. С одной стороны, есть профильные мероприятия госпрограммы «Научно-технологическое развитие» со своей вертикалью принятия решений. Частично мероприятия по мегасайенс присутствуют в нацпроекте «Наука и университеты» - и это другой вектор принятия решения. Также существует Федеральная научно-техническая программа развития синхротронных и нейтронных исследований со своим Советом во главе – вотчина Курчатовского института как головной научной организации.

Мегасайенс входит в круг первоочередных тем для новой структуры управления научно-технологической сферой – правительственной Комиссии по НТР и президентского Совета по науке и образованию. Сюда добавляется обновленный Экспертный совет при Правительстве, где Михаил Ковальчук предлагает создать научную рабочую группу.

Другой вызов меганауки – измеримость результатов. С формальной точки зрения для фундаментальных исследований важны статьи и выступления на крупных конференциях. С другой, возникают проблемы атрибуции главного вклада.

В области технологического трансфера есть свои ограничения – результаты исследований чаще всего крайне далеки от конкретного внедрения. Однако, при этом важно рассматривать процессы системно. Значимым стимулом для прогресса является само создание мегаустановки – производство новых приборов, детекторов, создание материалов.

Второй фактор – время. Долгий срок жизни установок позволяет выявить те технологии, что в итоге нашли свой путь к производству.

Третий важный фокус – экосистемность. Нужно рассматривать мегаустановку как генератор среды, интеллектуального взаимодействия, высочайшей технологической культуры. Требуется учитывать всю совокупность технологического предпринимательства, стартапов, новых сетевых проектов, возникающих в ходе работы ускорителей, синхротронов, реакторов и прочих мегаприборов.

Как раз для этого системного учета реальных прорывов требуются особые подразделения, которые смогут вести одновременно и аналитическую, и PR-работу.

Впрочем, Наталия Андреева делает объективный вывод: «все эти метрики не применимы на ранних стадиях жизненного цикла проектов мегасайенс (обоснование целесообразности), поскольку предсказать реальный технологический «выхлоп» такого проекта на стадии планирования просто невозможно».

С точки зрения оргуправленческих форматов, российские мегаустановки либо относятся к имеющимся научным центрам (яркий пример – Курчатовский институт и его структурные подразделения), либо будут организованы в виде международных научно-образовательных центров (по модели ОИЯИ).

Ключевая же политическая проблема мегаустановок – «согласование и соблюдение интересов всех групп выгодополучателей от проекта». Здесь речь идет не только о вкладе и отдаче в разрезе регионов или изготовителей обрудования, но требуется выход на уровень взаимодействия элитных групп. Многим памятна дискуссия о будущих параметрах СКИФа. Помимо чисто научных аспектов в этой кейсе было затронуто много скрытых струн научной политики.

Среди научно-образовательного сообщества в целом существует консенсус относительно позитивных эффектов от создания мегаустановок. Кратко их можно представить следующим образом:
1.  Создание новых приборов и материалов с потенциалом «переплескивания» в другие области. Возникновение новых сфер индустрии высоких технологий. Запуск новых производств.
2.  Аккумулирование интеллектуального потенциала – в страновом и глобальном масштабе. Формирование питательной научно-технологической среды. Привлечение иностранных специалистов и студентов.
3.  Повышение научной и технологической культуры экономики и бизнеса.
4.  Развитие образовательных программ, в том числе – в рамках консорциумов.
5.  Форматы взаимодействия участников проектов мегасайенс позволяет выбрать лучшие практики для дальнейшего тиражирования в научно-образовательном пространстве.
6.  Мегаустановки становятся точками социально-экономического роста, создавая рабочие места, стимулируя технологическое предпринимательство и малый бизнес.
7.  Создание крупных установок увязывается с решением урабнистических и инфраструктурных задач.
8.  Усиление международного и сетевого взаимодействия в рамках новых проектов.
9.  Мегаустановки – это маяки научной дипломатии.
10.  Крупные проекты и совершаемые на них открытия позитивно сказываются на имидже науки и ученых, а также стран-участников.

Если говорить о конкретных выводах в рамках многостороннего изучения мегапроектов на страницах «Атомного эксперта» - то главный из них: мегаустановки – это политика самого высокого и сквозного уровня. Это особые оргуправленческие структуры, которые требуют системного подхода. Создать установку мегасайенс сложно – но еще сложнее обратить ее в конкретику достижений: от трансфера технологий до политической поддержки курса руководства страны.

 

Источник: Телеграм-канал "Научно-образовательная политика"

Назад к списку


Добавить комментарий
Прежде чем добавлять комментарий, ознакомьтесь с правилами публикации
Имя:*
E-mail:
Должность:
Организация:
Комментарий:*
Введите код, который видите на картинке:*