Пленарное заседание съезда РСПП

20.12.2021 94

Владимир Путин принял участие в пленарном заседании юбилейного XXX съезда Российского союза промышленников и предпринимателей.

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Дорогие друзья!

Рад приветствовать всех участников съезда Российского союза промышленников и предпринимателей. И прежде всего хочу поздравить РСПП с юбилейной датой. В этом году вашей авторитетной организации, объединяющей крупнейшие, ведущие компании и предприятия страны, исполняется 30 лет.

Фото - kremlin.ru

За эти годы – а это был сложный, непростой период становления фактически новых общественных отношений, «взросления» отечественной рыночной экономики – Союз промышленников и предпринимателей зарекомендовал себя как надёжный партнёр всех ветвей власти, институтов гражданского общества.

При вашем непосредственном участии укрепляются конструктивные отношения государства и бизнеса – в интересах развития России, наших регионов. Мы вместе работаем для обеспечения экономического роста и решения приоритетных социальных задач, включая обновление рынка труда, профессионального образования, укрепление таких важнейших институтов, как благотворительность и волонтёрство.

Признателен вам за такое деятельное участие и весомый вклад в реализацию общенациональной повестки, в увеличение кадрового, инвестиционного, промышленного и экспортного потенциала России.

Знаю, что буквально перед нашей встречей – мне сейчас Александр Николаевич сказал об этом – на пост президента РСПП был переизбран Александр Николаевич Шохин. Я поздравляю Вас, Александр Николаевич, и желаю Вам всего самого доброго, дальнейших успехов.

(Аплодисменты.)

Уважаемые коллеги!

Высоко ценю наш формат общения, регулярные встречи, которые, как правило, проходят в конце года. До пандемии проходили и в неформальной обстановке, но, к сожалению, здесь есть сегодня ограничения, об этом я ещё чуть позже скажу.

Традиционно в это время и бизнес, и органы власти подводят итоги, анализируют, что удалось сделать или ещё только намечается реализовать, что называется, сводят баланс. Позволю себе также обозначить некоторые результаты и определённые тенденции.

Объективные индикаторы – не буду их сейчас перечислять, вы и так в принципе об этом хорошо всё знаете, – всё-таки говорят о том, что уже к середине текущего года российская экономика восстановилась от последствий эпидемии коронавируса, вышла на докризисный уровень. Показатели занятости также вернулись к значениям 2019 года.

Такое быстрое, относительно быстрое восстановление экономической динамики – это ощутимый, видимый результат работы всего делового сообщества – и крупных компаний, и малых, и средних предприятий России. Абсолютное большинство наших предпринимателей проявило и проявляет ответственность за свои коллективы, думает не только о том, как преодолеть текущие вызовы, но и о том, как идти вперёд.

Уверен, что благодаря именно такому настрою бизнеса эффективно сработали масштабные меры поддержки экономики, занятости, системообразующих отраслей, которые реализовало государство.

Этот опыт партнёрства, безусловно, нам всем нужно укреплять. Он необходим и для ответа на нестандартные, подчас даже экстраординарные вызовы, и, что не менее важно, – для решения задач долгосрочного развития страны.

А мы сейчас выходим именно на такой этап, когда после быстрого восстановления нам нужен быстрый и качественный рост. Предстоит масштабная трансформация всей экономической жизни. Это и цифровизация, и экологическая повестка, и создание фактически новых отраслей, фронтальное развитие инфраструктуры. Эти задачи мы также будем решать вместе – безусловно, по-другому невозможно себе это и представить.

Здесь хочу сделать отступление: все ключевые экономические решения в период эпидемии мы принимали в результате диалога, обсуждали конкретные шаги с участием деловых объединений, профсоюзов. Это, кстати, во многом позволило найти баланс между вынужденными ограничениями, связанными с эпидемией, с защитой здоровья граждан, и обеспечением устойчивости экономики, с другой стороны, сохранением рабочих мест, трудовых коллективов, доходов людей.

Этот баланс важно сохранить. И здесь нужны именно гибкие, просчитанные решения. Ничего нельзя делать, что называется, в ходе каких-то «лобовых атак».

В этой связи остановлюсь на теме, которая затрагивает все отрасли экономики, а главное – всех граждан нашей страны. Речь об использовании так называемых сертификатов вакцинированного.

Как вы знаете, законопроект, по которому планировалось установить обязательное требование такого сертификата на транспорте – в самолёте или поезде, – был снят с рассмотрения Думы.

Что касается закона об обязательности сертификатов для посещения общественных мест – торговых центров, кафе, ресторанов, учреждений культуры, – то вчера он был принят Государственной Думой в первом чтении.

Конечно, и этот законопроект в существующей редакции требует доработки. При этом, работая над столь чувствительными нормами, нормативными актами, необходимо учитывать все нюансы и жизненные ситуации.

В этой связи поручаю Правительству совместно с Госдумой, Советом Федерации, объединениями работодателей, представителями гражданского общества доработать закон о применении сертификатов вакцинированного в общественных местах, учесть все вопросы, которые волнуют наших граждан. Закон должен быть чётким, ясным и понятным.

Добавлю, что до принятия любых изменений коллеги из Правительства должны обеспечить полную технологическую готовность для системы сертификатов. Она должна надёжно работать именно для защиты здоровья граждан, а не создавать для них лишние трудности.

Но закончить этот пассаж на такой ожидаемой некоторыми общественными организациями и деятелями ноте я не могу. Ни по моральным соображениям, ни в силу своих должностных обязанностей. Потому что ситуация в сфере борьбы с коронавирусом остаётся очень серьёзной и напряжённой.

Смотрите, у нас совсем недавно была 41 тысяча заболевших в день. Сегодня это 26–28 тысяч. Вроде бы сокращение почти вполовину. Но и это для нас очень много. Смертность подросла в стране. В значительной степени это связано так или иначе с ковидом. Не потому, что кто-то скрывает чего-то, посчитать даже невозможно эти последствия. А смотрите, что происходит в относительно благополучных странах, имею в виду распространение так называемого нового омикрон-штамма. Ещё непонятны последствия. Одни исследователи говорят, что это более лёгкая форма, а другие говорят о возможных тяжёлых последствиях после того, как люди им переболеют. Резко возросло количество болеющих коронавирусом детей, причём с тяжёлыми последствиями. Просто мы должны это знать.

А в относительно благополучных странах с точки зрения охраны здоровья людей что происходит? В Федеративной Республике, насколько я вижу, как ни странно, во-первых, достаточно низкий уровень вакцинации по сравнению с другими европейскими странами, а потом, сейчас уже начали говорить о том, что не хватает даже вакцин для ревакцинации, бустера. Кстати говоря, наш «Спутник V» – так, как на сегодня это видится, в течение недели специалисты дадут окончательную оценку, – работает хорошо, пожалуй, даже эффективнее по борьбе с «омикроном», чем другие применяемые в мире вакцины. В течение нескольких ближайших дней специалисты дадут окончательную оценку, но похоже, что так.

В этой связи, конечно, мы даже можем поделиться уже имеющимися у нас препаратами, имею в виду и для бустерной вакцинации, в том числе и для европейских стран. Если, конечно, у них есть такая необходимость и желание. Надо активнее и более содержательно работать, конечно, с Всемирной организацией здравоохранения, прислушиваться к их рекомендациям, к рекомендациям специалистов.

Но ещё раз вернусь к европейским странам. Великобритания – 67,2 миллиона человек сейчас у них населения. У нас – 146. Я уже говорил, у нас 26–28 тысяч в день заболевает, а в Великобритании, по их официальным данным, – 88 тысяч. Население почти в два раза меньше, а заболевших в три раза почти больше.

Почему я это говорю сейчас? На носу новогодние праздники, передвижение будет очень большим. Некоторые предприятия, ваши предприятия – это предприятия полного, безостановочного цикла, будут работать и в праздничные дни. Я хочу и к вам обратиться, и ещё раз напомнить всем нашим гражданам: конечно, новогодние праздники – это особый период в жизни каждого человека, каждой семьи, хочется встретиться с близкими, пообщаться. Новогодний праздник всегда вызывает какие-то позитивные, сказочные ожидания на будущее. И это хорошо, и надо, конечно, отмечать. Но нужно прислушиваться ко всем рекомендациям специалистов и соблюдать их, если мы хотим, чтобы у нас было действительно счастливое будущее. Это серьёзный вопрос.

У нас знаете как: после первого тоста все уже забывают про всякие меры предосторожности. Сегодня это не тот случай. Нужно внимательно присмотреться к этим рекомендациям и сделать всё для того, чтобы их соблюдать.

Как я уже сказал, «Спутник Лайт» для тех стран, которые хотели бы его использовать для бустерной вакцинации, мы готовы предоставить, у нас наработан достаточный объём для того, чтобы мы могли поделиться с другими странами.

Кстати, наши специалисты, как вы знаете, сейчас работают и в Южноафриканской республике, хочу поблагодарить наших коллег из ЮАР за то, что они приняли делегацию наших специалистов. Они вместе с коллегами из ЮАР изучают особенности этого штамма. Кстати говоря, 75 процентов заболевших в ЮАР – это как раз те, кто заболели новым штаммом «омикрон».

Продолжим. Я сказал сейчас только об одном отдельном законопроекте. Но требования высокого качества, чёткости относятся ко всей нашей законотворческой и законодательной деятельности, к регуляторной практике. Это важно для каждого человека, а это – важнейшее условие для роста деловой, инвестиционной активности в стране.

Мы при вашем непосредственном участии уже многое сделали для улучшения и законодательства, и правоприменительной практики. Но и проблем, конечно, ещё много. Уверен, что вы с этим сталкиваетесь до сих пор. Но жизнь сложна и многообразна, как в таких случаях говорят, у нас будет время ещё немного поговорить и обменяться мнениями по поводу как раз практики применения того, что наработано, а возможно, и по тем вопросам, которые нужно отрегулировать в законодательном порядке.

Поэтому обязательно, конечно, будем продолжать эту работу вместе с вами, использовать, донастраивать лучшие мировые и отечественные практики поддержки инвестиционной активности и частной инициативы.

Это принципиально важно сейчас, когда, повторю, национальная экономика восстановилась и нам нужно, что называется, без паузы добиться перехода к долгосрочному, качественному росту. Для этого у нас есть и солидные государственные ресурсы, и хороший потенциал бизнеса, прежде всего у флагманов нашей экономики.

Так, сегодня финансовые показатели большинства крупных компаний пошли вверх, с чем я вас и поздравляю. Растёт прибыль организаций, особенно в отраслях, которые получают сейчас хорошую «премию» от благоприятной, высокой конъюнктуры на внешних рынках.

У каждой компании есть своя статистика, у нас есть и обобщённая: за январь – сентябрь 2021 года чистая прибыль организаций составила 21,6 триллиона рублей. Это на 63,7 процента больше, чем в соответствующий период 2019 года, то есть допандемийного. А если сравнить с прошлым [годом], то увеличение идёт на 79,6 процента.

Понятно, что бизнес в первую очередь направляет растущую прибыль на решение текущих задач, на погашение кредитов и займов, на увеличение зарплат сотрудников и так далее. Зарплаты не в номинальном, а в реальном выражении тоже подрастают, и это очень хорошо. Не секрет, что и на выплаты повышенных дивидендов акционерам направляются значительные ресурсы.

Это, кстати, показывает и мониторинг Федеральной налоговой службы, в котором оценивается активность крупнейших российских групп компаний. Учитывается размер прибыли, сумма выплаченных дивидендов и вложений в инвестпроекты и, конечно, принимаются во внимание налоговые льготы, полученные группами компаний. Всегда внимательно Правительство это анализирует и мне своевременно об этом докладывает.

Подчеркну: устойчивый денежный поток, который сейчас получают наши ведущие компании, нельзя просто «распылять» и «проедать». Если смотреть вдолгую, такой соблазн обернётся проигрышем, снижением конкурентоспособности отечественного бизнеса на глобальных рынках, которые сейчас стремительно меняются. А мы с вами должны мыслить стратегически и видеть перспективу развития.

Вновь отмечу: полученный сейчас финансовый ресурс – это мощная база для расширения производства, наращивания капиталовложений, для запуска новых, перспективных деловых инициатив, – того, что движет экономику страны вперёд, работает на повышение благосостояния всех наших граждан.

Со многими из присутствующих в этом зале мы встречались в марте этого года. Тогда договорились о том, что Правительство вместе с деловыми кругами подготовит дополнительные меры поддержки проектов, которые финансируются за счёт собственного капитала бизнеса.

Сегодня предлагаю обменяться мнениями, насколько успешно продвигается эта работа, какие проблемные вопросы ещё не решены, какие нужно решать, что остаётся для решения, а также какие направления для инвестиций вы, ваши управленческие команды считаете наиболее интересными и перспективными.

Конечно, приоритетом для бизнеса в оценке капиталовложений всегда является отдача от инвестиций, их экономическая, финансовая эффективность, а также стабильность и предсказуемость условий для вложения средств. Но что здесь хотел бы добавить.

За последние годы особое звучание в глобальной деловой повестке приобрели вопросы устойчивого развития, когда в фокусе внимания собственников бизнеса, акционеров находится не только расширение или модернизация производственных мощностей, но и забота об экологическом благополучии городов и регионов, целых стран и даже континентов, развитие инфраструктуры, благоустройство территорий.

В современной международной терминологии такой подход получил обозначение ESG – вы знаете об этом, безусловно, лучше, чем кто-либо другой, – но, по сути, речь идёт о том, что в России уже давно называется социальной ответственностью бизнеса. Для нас здесь ничего удивительного, неожиданного и нового-то нет.

Уверен, каждый из вас может рассказать о собственном опыте в этой сфере и о том, какие шаги сейчас принимаются вашими компаниями, чтобы на практике реализовывать принципы устойчивого развития. Тоже готов на эту тему поговорить сегодня.

И, прежде чем перейдём к дискуссии, хотел бы ещё раз поздравить Российский союз промышленников и предпринимателей с 30-летием. 3 декабря – надеюсь, вы тоже слышали об этом – подписан Указ о награждении коллектива РСПП почётным знаком Российской Федерации «За успехи в труде». Сегодня в этом зале я рад вручить вам эту заслуженную государственную награду.

(Вручается почётный знак.)

А.Шохин: Уважаемый Владимир Владимирович!

Я хотел бы Вас поблагодарить за столь высокую оценку деятельности Российского союза промышленников и предпринимателей. Этот почётный знак «За успехи в труде» – новая награда. Мы горды тем, что одна из первых наград вручена именно Российскому союзу промышленников и предпринимателей. Я думаю, что это не только связано с 30-летним юбилеем РСПП, но и с тем вкладом, который делает и наша организация, и члены организации в экономическое развитие страны, в социальную проблематику, в устойчивое развитие. Будем воспринимать эту награду как аванс и будем работать в дальнейшем в плотном контакте с руководством страны и с Правительством.

Спасибо.

Уважаемый Владимир Владимирович!

Я также хотел поблагодарить Вас за очное участие в нашем съезде. Действительно, в последние годы сложилась, на мой взгляд, очень эффективная практика взаимодействия с Вами, когда на ежегодных съездах РСПП Вы присутствуете, ведёте диалог, неформальный диалог, в том числе с членами организации, с руководителями ведущих компаний. И даже в прошлом, ковидном году мы нашли возможность такую дискуссию провести, правда, в режиме ВКС. А сегодня мне особенно отрадно, что Вы нашли возможность лично поучаствовать в нашем съезде, то есть мы шаг за шагом восстанавливаем старые сложившиеся формы общения. И тот факт, что все члены, делегаты и гости съезда прошли все требования, все барьеры Роспотребнадзора и пришли сюда чистыми и душой, и телом, – это тоже означает, что наши компании активно включены в работу по противодействию коронавирусной инфекции, о чём Вы достаточно подробно говорили.

За прошедшие годы, безусловно, за 30-летие много было сделано, и есть возможность подвести итоги и наметить новые, достаточно амбициозные планы и задачи на будущее. За прошедшие годы радикально улучшился деловой климат, повысилось качество законодательства в предпринимательской сфере, выросло качество институализированных механизмов и площадок взаимодействия между властью и бизнесом, в частности оценка регулирующего воздействия, регуляторная гильотина. Это часть комплексной системы публичной формализованной экспертизы проектов нормативных правовых актов, внедрения которых добивались и РСПП, и наши партнёры по бизнес-сообществу.

Повысилась эффективность системы контроля и надзора, реализуются цифровые решения, в том числе в сфере социально-трудовых отношений, что особенно важно в период ковидных ограничений.

РСПП активно участвует в подготовке предложений по реализации инициатив в климатической сфере и проблематике энергоперехода. Достигнутые совместными усилиями при Вашей самой непосредственной активной поддержке результаты, безусловно, не повод успокаиваться. Поэтому мы в течение подготовки к съезду, в течение нескольких месяцев, проводя форумы недель российского бизнеса, сформулировали конкретные предложения. У нас набралось 50 блоков-предложений, приоритетных направлений деятельности на ближайшие пять лет.

Из системных направлений нашей работы назову некоторые. Во-первых, это противодействие пандемии COVID-19, включая расширение информационной кампании по продвижению вакцинации. Летом этого года мы вместе с социальными партнёрами, с Михаилом Шмаковым подписали обращение к Правительству, с тем чтобы активизировать вакцинацию. Может, мы чересчур жестковато предлагали ввести обязательную вакцинацию, тем не менее на наших ведущих предприятиях уровень вакцинации доходит до 80 процентов. Во многом это делается исходя из производственных требований, Вы упомянули непрерывные технологические процессы, исходя из сохранения здоровья и работников, и членов семей, и граждан, проживающих на территориях. Это значит, что в принципе возможно достичь того, что называется коллективным иммунитетом, в достаточно ограниченные сроки. Надеемся, что 2022 год зафиксирует эту планку, и мы её преодолеем.

Безусловно, важно отметить и предсказуемость условий ведения бизнеса и прозрачности принимаемых решений. Мы сегодня достаточно подробно в первой части съезда об этом говорили с членами Правительства. Думаю, этот разговор продолжится и в Вашем присутствии.

Важное направление – это стимулирование инвестиционной активности бизнеса. Вы отметили, что у бизнеса есть возможности инвестировать – показатели прибыльности компаний не только сопоставимы с доковидным периодом, но и существенно превосходят его. Безусловно, очень важно, чтобы, как говорят специалисты, трансформируя сбережения в инвестиции, снять те или иные ограничения, которые стоят на пути принятия инвестиционных решений компаний и бизнеса. Сегодня хотелось бы об этом тоже поговорить.

Повышение эффективности системной экспертизы правовых актов. С одной стороны, продвижение, как я уже говорил, есть, но мы видим, что есть возможности у некоторых ведомств уклониться от серьёзного публичного обсуждения, что нас заставляет уже вдогонку, в том числе на площадке Государственной Думы, искать компромиссы, которые мы в принципе находим, но мы могли бы их найти и без, может быть, такого публичного обсуждения на финальной стадии. Это могло быть рабочее взаимодействие. Мы считаем, что можно здесь продвинуться.

Очень важно продвижение принципов устойчивого развития и ответственного ведения бизнеса. Мы сегодня приняли обновлённую редакцию «Социальной хартии российского бизнеса». Это хартия социально ответственного поведения компаний, инвестирования и хозяйственной деятельности. Она как раз соответствует тем критериям, о которых Вы в своём выступлении сказали. Это не только создание производственных мощностей, но это и создание условий для достойной заработной платы, благоприятных условий труда работников, условий проживания людей, в том числе экологических условий и социальных условий для комфортной жизни.

Безусловно, мы включены в международную повестку. Это связано не только с желанием компаний использовать текущую ситуацию для завоевания новых ниш на рынках, но и, безусловно, речь идёт о создании механизма выхода на рынки через такие механизмы, как «одно окно» для экспортёров. Очень важно, что в рамках международной повестки мы с самого начала включены в такие острые переговорные сюжеты, которые ведёт Правительство, будь то климатическая повестка либо новое транснациональное регулирование налогов.

Я не буду перечислять все направления. Мы договорились так, что проект наших предложений по системным вопросам и секторальным вопросам на ближайшую пятилетку мы будем дополнять, в том числе с учётом дискуссии на съезде, уже что-то «набежало», что мы хотели бы инкорпорировать в наши предложения. Думаю, что с учётом выступлений коллег, комментариев членов Правительства, безусловно, Ваших комментариев мы дополним (не скорректируем, а дополним) наши планы и действия на ближайшие пять лет.

Я, с Вашего позволения, Владимир Владимирович, хотел бы предоставить слово коллегам, членам Союза, руководителям наших рабочих органов, с тем чтобы они изложили наше видение. Если Вы сочтёте возможным, присутствующие здесь члены Правительства могли бы дать соответствующий комментарий, если вдруг позиции расходятся, а если сходятся, тем более пусть дадут комментарий, что у нас полное взаимопонимание.

Можно приступать?

В.Путин: Конечно. Я вижу здесь коллег из Правительства на первых рядах. Поэтому, если у меня будут какие-то затруднения с ответами, то я к ним обращусь.

А.Шохин: Да, это специально, чтобы Вам легче было их найти с предложением прокомментировать.

Первому я хотел бы предоставить слово Дмитрию Александровичу Пумпянскому – председателю совета директоров ПАО «Трубная металлургическая компания» и президенту регионального объединения работодателей «Свердловский областной союз промышленников и предпринимателей».

Пожалуйста, Дмитрий Александрович.

Д.Пумпянский: Уважаемый Владимир Владимирович!

Уважаемые коллеги!

В начале своего выступления хотел бы отметить, что российский бизнес, несмотря на непростую ситуацию, связанную с пандемией, наращивает инвестиционную активность. Сегодня мы уже несколько раз об этом говорили, и это действительно так: инвестиции в основной капитал за три квартала этого года выросли на 8,5 процента. При этом почти 60 процентов приходится на собственные средства предпринимателей. То есть бизнес видит большие перспективы российской экономики и готов к дальнейшему увеличению капиталовложений. При этом хочу сказать, что подавляющая часть новых проектов соответствует целям устойчивого развития ООН.

На фоне роста инвестиционной активности вопрос совершенствования механизмов поддержки инвесторов является крайне важным. Российский бизнес искренне благодарен Вам, Владимир Владимирович, и Правительству Российской Федерации за то, что этому вопросу уделяется пристальное внимание. Хотел бы остановиться на некоторых важных аспектах, стимулирующих инвестиционную активность.

Это, конечно, стабильность условий. Существует системный запрос бизнеса на предсказуемость решений органов власти, прежде всего в фискальной и регуляторной сферах. В России уже есть эффективные инструменты, которые предусматривают стабилизационную оговорку. В первую очередь выделю специальный инвестиционный контракт СПИК 2.0. Его целевой сегмент – крупные промышленные проекты, предполагающие разработку и внедрение на территории России самых современных и уникальных технологий для выпуска конкурентоспособной продукции мирового уровня. Здесь хотел бы отметить активную позицию и поддержку Минпромторга в работе с потенциальными инвесторами. Без таких инструментов, как СПИК 2.0, была бы невозможна реализация многих высокотехнологичных, очень нужных стране проектов. Знаю это и по своему опыту, тоже участвуем в этих программах.

Ещё одним инструментом, предусматривающим стабилизационную оговорку, является механизм соглашения о поощрении и защите капиталовложений, СЗПК – закон, который принят в апреле прошлого года. Уже заключены 36 соглашений на сумму более триллиона рублей. В настоящий момент по инициативе Андрея Рэмовича Белоусова Правительством России и РСПП ведётся работа по совершенствованию механизмов СЗПК путём создания совместной рабочей группы, которая на площадке Минэкономразвития России проведёт работу по адаптации этих инструментов к текущей экономической ситуации для последующего внесения поправок в Государственную Думу, чтобы этот, безусловно, важный и нужный проект начал реально работать.

Хочу также отметить, что при разработке новых инвестпроектов и модернизации существующих производств предприятия обязаны и стремятся выполнять все экологические, санитарные и технологические требования, как Вы и упоминали в своём выступлении, для обеспечения безопасности и здоровья граждан. Мы всецело это разделяем, активно поддерживаем программу «Чистый воздух», участвуем в реализации мероприятий в её рамках. Уже сейчас проводится работа по отказу от неэффективных технологий производства, выполнению дополнительных природоохранных мероприятий с большими капитальными затратами. Также в регионах при поддержке бизнеса создаются так называемые карбоновые полигоны, внедряются другие средства мониторинга окружающей среды.

Однако в некоторых случаях предприятия сталкиваются с техническими и, я бы сказал, методологическими трудностями. Например, с марта этого года вступили в силу утверждённые Роспотребнадзором новые санитарные правила и нормы. Они предусматривают применение новых, так называемых среднегодовых предельно допустимых концентраций загрязняющих веществ в атмосферном воздухе вместо применяемых ранее среднесуточных. Требования стали более жёсткими, и для ряда веществ нормы учреждены вообще впервые. Однако, к сожалению, в настоящее время отсутствуют производственные технологии, которые могли бы обеспечить достижение некоторых целевых показателей ПДК, также пока нет необходимых методик расчётов, не сформирована нормативная база. Внедрение новых форм требует от предприятий реализации целого ряда мероприятий, связанных с созданием новых систем и методов контроля для получения комплексного экологического разрешения, а без него нельзя работать.

Также при этих нормативах происходит многократное расширение санитарно-защитных зон предприятий, в границы которых попадает жилая, общественная застройка, садовые и иные участки, что может потребовать или выкупа этих земель, расселения жителей, или закрытия предприятий. А ведь нам крайне важно сохранять рабочие места, обеспечивать социальную стабильность и бесперебойную работу, собственно, производства.

Очевидно, что промышленности нужно время для адаптации к новым условиям, и здесь потребуется чёткое взаимодействие предприятий с федеральными и местными органами власти, с населением. Просим поддержать здесь введение переходного периода до 2027 года.

Также в этой связи полагаем целесообразным для исключения негативных последствий для предприятий и населения сформировать межведомственную рабочую группу с участием Росприроднадзора, Минпромторга, Минприроды и РСПП (конечно, мы готовы участвовать) на переходный период до конца 2027 года для отработки практики применения введённых среднегодовых ПДК, оценки отдельных нормативов, их анализа на предмет исполняемости при текущем уровне развития технологий производства и контроля, доработки нормативной базы.

И в заключение несколько слов об исполнении Ваших поручений в сфере промышленного строительства. Прежде всего хочется выразить благодарность Марату Шакирзяновичу Хуснуллину и Иреку Энваровичу Файзуллину за совместную оперативную проработку Вашего поручения и принятия решений по комплексному снижению барьеров в промышленном строительстве. В частности, существенную роль в этом процессе сыграл план мероприятий, так называемая дорожная карта, оперативно разработанная аппаратом Правительства, Минстроем России и РСПП. Эта «дорожная карта» в настоящее время успешно реализуется.

Одним из ключевых инструментов упрощения процедур является принцип «одного окна», позволяющий значительно оптимизировать процесс получения разрешительных документов. Это относится и к решению вопросов согласования проектной документации, которая подлежит государственной экологической экспертизе и экспертизе проектно-сметной документации. Сегодня общий срок подготовки материалов оценки воздействия на окружающую среду и прохождения государственной экологической экспертизы составляет более 200 дней, причём это надо сделать до прохождения технической экспертизы. Данная проблема нами проработана с соответствующими федеральными органами исполнительной власти, достигнут существенный прогресс в решении этой задачи. В частности, Минстроем России разработан проект постановления Правительства, позволяющий установить порядок параллельного проведения обоих экспертиз, подготовлены другие необходимые нормативные документы. Очень ждём выхода этого постановления Правительства.

Однако даже после их вступления в силу реальная возможность организации прохождения экспертиз по принципу «одного окна», по нашему мнению, всё же потребует внесения изменений в ряд федеральных законов. В частности, для выполнения Вашего поручения, уважаемый Владимир Владимирович, изменения потребуется внести в Градостроительный кодекс Российской Федерации, в Федеральный закон «Об экологической экспертизе», Федеральный закон «Об объектах культурного наследия [(памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации»]. Просим Вас поддержать такой подход. В этом случае соответствующие изменения будут подготовлены нами совместно к внесению в весеннюю сессию в Государственную Думу.

Полагаю, что высказанные предложения помогут российским инвесторам ещё более активно участвовать в модернизации существующих и создании новых высокотехнологичных производств. Момент для этого благоприятный, и настрой бизнеса – оптимистичный.

Большое спасибо за внимание.

В.Путин: Спасибо.

Это прямо не вопрос, а целый запрос по ряду позиций, и все они, я понимаю, важные.

Что касается СПИКов и СЗПК. Понятно, с чем связаны требования по СПИКам и обновлённый СПИК 2.0 – с необходимостью переноса, трансфера технологий, роста наших технологических возможностей. Я уверен, что в конечном итоге и российский бизнес в этом заинтересован, потому что это меняет качество российского бизнеса. Надо сказать, что в нём с самого начала предусмотрены вещи и требования, связанные с экологией, то же самое касается и СЗПК – защиты капиталовложений. Там прямо «вшиты» требования экологического характера. Если есть какая-то необходимость сказать дополнительно об этом, пожалуйста, коллеги из Правительства могут встать и добавить, но, мне кажется, здесь и комментировать особенно нечего.

Вопрос, связанный с так называемой дедушкиной оговоркой, он у нас ведь тоже прописан, предусмотрен. И прежде всего это касается долгосрочных инвестиций и СЗПК с инвестициями долгосрочного характера.

Мы договаривались о том, что, Дмитрий Александрович упоминал, при сопровождении нашего Фонда прямых инвестиций будет создан так называемый Фонд фондов, в который государство намерено внести 10 миллиардов рублей. В этой связи напомню, что наши предварительные договорённости заключались в том, что представители крупных компаний внесут соответствующую сумму – тоже 10 миллиардов. Надеюсь, что слово, данное нашими предпринимателями, тоже будет исполнено.

Я понимаю, что связано это в значительной степени с теми проектами, которые предлагаются для совместной работы. Но я изначально, если вы помните – Александр Николаевич не даст соврать, а я и не хочу, – первоначальные предложения и моя позиция заключались в том, чтобы представители бизнеса принимали участие в подготовке этих проектов и в выборе этих проектов, с тем чтобы было интересно для бизнеса. Навязывать бесполезно и бессмысленно.

Поэтому надеюсь, что руководитель нашего Фонда прямых инвестиций скажет ещё об этом, Кирилл Дмитриев. У него хорошо получается в работе с иностранными инвесторами. Как вы знаете, некоторые из них настолько доверяют профессионализму команды нашего Фонда прямых инвестиций, что согласились с автоматическим инвестированием в те проекты, которые предлагаются нашим фондом. Здесь нет такой необходимости, потому что вы сами участники нашего рынка, сами знаете ситуацию в тех или других отраслях и можете экспертно оценить перспективы того или иного проекта. Я надеюсь, что вся практика, наработанная в этой сфере Фондом прямых инвестиций, будет максимально применена, и Фонд фондов, о котором мы говорили, заработает. Конечно, будем следить за тем, чтобы, Дмитрий Александрович прав абсолютно, нужно по максимуму сделать всё, чтобы не менялись условия.

В этой связи не могу не сказать о том, что Правительство вынуждено было предпринять определённые шаги и увеличить нагрузку на нефтянку, на металлургию. Ясно, с чем это связано – с текущей конъюнктурой. Коллеги в Правительстве понимают, что они должны по максимуму соблюдать стабильность условий фискальной нагрузки, будут из этого исходить, будут стремиться к тому, чтобы полностью исполнять взятые на себя обязательства.

По поводу карбоновых полигонов и так далее. Ну да, все планы здесь прописаны, известны. Что я хочу сказать в этой связи? Знаете, торговля углеродными единицами – по сути, новый вид бизнеса возникает. Экспертами российский рынок торговли этими карбоновыми единицами оценивается примерно в 50 миллиардов долларов. Здесь есть над чем подумать и есть над чем поработать, тем более что у нас имеются серьёзные конкурентные преимущества в этой сфере. Естественно, мы должны добиваться в конечном итоге того, чтобы на международном уровне принимались справедливые решения, обоснованные, чтобы решения, связанные с трансграничными вопросами обмена товарами, не имели бы признаков недобросовестной конкуренции. Мы будем это делать, у нас много сторонников в рамках ВТО и так далее. Но то, что у нас есть преимущество, – совершенно очевидно.

У нас и в структуре энергетики (о чём я много раз говорил, и коллеги из энергосектора знают это хорошо) лучше, чем во многих других странах. Гидроэнергетика, атомная энергетика, леса – поглощающие возможности наших лесов, в России сосредоточена одна пятая всех лесов на планете. Нам нужно добиваться того, чтобы обязательно учитывали поглощающую способность наших лесов при выработке общих решений, и мы будем к этому стремиться.

Отсюда, кстати говоря, и усилия, и наши предложения, которые мы реализовываем в ряде регионов. Первый из таких проектов реализуется, как вы знаете, на Сахалине. Там до конца 2025 года должна быть достигнута углеродная нейтральность. И думаю, что это вполне возможно с учётом особенностей региона. Потом будем распространять все эти практики. Сейчас выработана Стратегия до 2050 года, а к 2060 году, как Вы тоже знаете, мы планируем достичь углеродной нейтральности.

Это всё абсолютно реалистичные планы, создающие дополнительные возможности для бизнеса. Я думаю, что, работая вместе, мы найдём ниши для многих компаний из здесь присутствующих коллег.

По поводу озабоченностей, о которых Вы сказали: среднегодовые нормы, и сложно будет достигать этих требований ПДК. Вы знаете, что хочу отметить, я записывал то, что Дмитрий Александрович сказал: здесь есть какая-то неточность. Почему? Потому что среднегодовые нормы никак не связаны с санитарными зонами. Здесь у Вас какая-то неточная информация.

А.Шохин: Нет, это через запятую.

В.Путин: Пожалуйста.

Д.Пумпянский: Действительно, Владимир Владимирович, просто нет нормативного документа. На самом деле есть вербальное мнение Роспотребнадзора, что среднегодовые нормы не рассчитываются, как Вы сказали, при санитарно-защитных зонах.

В.Путин: Да.

Д.Пумпянский: Но документально мы это нигде не видели, а если прямо читать СанПиН, то они, собственно, рассчитываются. Поэтому у нас предложение сейчас – как раз не выяснять это, а создать рабочую группу. И мы в спокойном порядке всё уладим и с Минпромторгом, и с Росприроднадзором, с Роспотребнадзором в первую очередь как с законодателем правил игры в этой области. И, конечно, с привлечением Минпромторга, потому что Минпромторг имеет квалификацию оценки существующих технологий и их применимости для выполнения этих норм.

В.Путин: Хорошо. Я ничего против не имею, наоборот, поддерживаю. Давайте создадим такую рабочую группу, всё ещё раз посмотрим, чтобы не было какого-то непонимания исходя из прочтения разных бумаг. Но, формально говоря, напрямую годовые расчёты не связаны с необходимостью расширения санитарных зон, не связаны. Если нужно что-то уточнить, тогда нужно это сделать. Давайте сделаем это в рамках рабочей группы, пожалуйста.

Д.Пумпянский: Спасибо большое.

А.Шохин: По «одному окну» – по экспертизе. Может быть, Ирек Энварович скажет, в каком состоянии там?

В.Путин: Александр Николаевич, я записал, у меня это есть.

Что касается «одного окна», согласен с Вами полностью. У нас ведь есть хорошая практика по другим направлениям работы через «одно окно», и получается всё, кстати говоря, очень хорошо. И техническая экспертиза, и градостроительная экспертиза, и экологическая экспертиза – конечно, лучше, если это будет осуществляться в рамках «одного окна». Согласен полностью.

Сроки, честно говоря, примерно одни и те же – что по градостроительной, что по технической экспертизе. По-моему, в одном случае 43 дня или 44, в другом случае два месяца, примерно одно и то же. Важно даже не это, важны не эти расхождения в одну, в две недели. Важно, чтобы всё это в едином контексте решалось, а не растаскивалось, и не возникали какие-то дополнительные административные трудности в связи с получением необходимых документов.

Здесь полностью согласен. Можно и нужно это проработать. Это должно быть сделано, согласен.

А.Шохин: Спасибо.

Вы упомянули Российский фонд прямых инвестиций и проект Фонда фондов. Может быть, Кирилл Александрович Дмитриев как генеральный директор РФПИ короткий комментарий сделает на этот счёт?

Дмитриев Кирилл Александрович.

К.Дмитриев: Уважаемый Владимир Владимирович! Коллеги!

Действительно, Ваше поручение, Владимир Владимирович, выполнено, и Фонд фондов создан. Когда Вы создавали РФПИ, Вы ориентировали нас на соинвестиции с различными инвесторами. Это и иностранные соинвесторы, и российские.

Мы много и раньше соинвестировали с членами РСПП. Но сейчас действительно Фонд фондов – это структура, которая позволяет не только привлекать высокотехнологичные проекты и средства членов РСПП, но их экспертизу, знания. Мы здесь очень благодарны Андрею Рэмовичу Белоусову, который сыграл ключевую роль, Александру Николаевичу Шохину.

Фонд фондов уже изучает первые десять проектов. Там есть очень интересные – это и новые батарейки, и интересные финансовые услуги. То есть он уже начинает работать.

Также хотел сказать, что создан ещё один инструмент – это инвестиции в другие проекты РФПИ вместе с ПИФами, которые РФПИ создал для членов РСПП. Это позволит тоже более активно инвестировать, в том числе даже в автоматической модели с РФПИ. Все инструменты созданы. Будем активно работать с коллегами.

Вам громадное спасибо за поддержку.

В.Путин: Спасибо.

Кирилл Александрович, Вы занимаетесь продвижением наших вакцин за рубеж. Я сейчас говорил о возможности использования «Спутника Лайт» как бустера, как вакцины для ревакцинации, в том числе и с другими производителями. Я знаю, что Вы в материале, в курсе, постоянно работаете со специалистами. Как Вы оцениваете эти возможности?

К.Дмитриев: Спасибо, Владимир Владимирович.

Действительно, очень важная информация, которая сейчас как раз в реальном времени выходит из Центра имени Н.Ф.Гамалеи. Это информация о том, что «Спутник» действительно показал вирусную нейтрализацию гораздо лучше, чем другие вакцины, лучше, чем Moderna и Pfizer.

«Спутник Лайт», бустер, увеличивает очень сильно иммунный ответ именно против «омикрона». Это та информация, которая сегодня будет выходить в реальном режиме из Центра имени Н.Ф.Гамалеи. Что это означает? Это означает, что действительно бустирование «Спутник Лайт» очень важно для защиты против «омикрона», но также «Лайт» может бустировать другие вакцины. Мы видим, что у мРНК-вакцины эффективность падает через четыре-пять месяцев, вот почему во многом идёт рост заболеваемости в Европе, а «Спутник Лайт» может усиливать и продолжать их иммунный ответ.

Поэтому будем работать со всеми странами, чтобы поставлять «Спутник Лайт» и вместе бороться с «омикроном» и с «дельтой». Действительно, «Спутник», мы считаем, лучшая вакцина в мире, в том числе против «омикрона».

В.Путин: Коллеги в европейских странах всё-таки работают напряжённо, и надо сказать, что системы здравоохранения у них развиты хорошо. Государственные органы предпринимают все возможные меры для того, чтобы предотвратить распространение болезни. Тем не менее пока им сложно это сделать, в том числе и потому, как говорят специалисты, что этот вновь выявленный штамм, «омикрон», быстрее распространяется. Особенность такая, это очевидно уже сегодня. Поэтому требования к ревакцинации повышаются.

Сегодня только разговаривал с Татьяной Алексеевной Голиковой. В принципе у нас есть, реально есть наработки, есть объёмы, которые наработаны сегодня в России, мы можем предложить их для бустерной вакцинации.

И второе. Ещё поговорю на этот счёт с Председателем Правительства, нужно предлагать, может быть, в те страны, которые не могут себе позволить пока приобретение вакцин, на безвозмездной основе, имея в виду, что в конечном итоге мы все заинтересованы в том, чтобы подавить эту инфекцию.

Это обсудим отдельно, просто хочу, чтобы вы тоже об этом знали и при необходимости подключились к этой работе.

К.Дмитриев: Спасибо большое.

А.Шохин: Мы надеемся, что РФПИ будет не только символом распространения вакцины, но и других новейших технологий.

Кирилл Александрович через Фонд фондов реализует много других проектов, достаточно, может быть, новых и в этом смысле рисковых, но для этого и плечо бюджета понадобилось 50 на 50. Мы хотели, честно говоря, Владимир Владимирович, на себя взять всю ответственность по управлению, но потом пришли к выводу, что Ваши аргументы, что РФПИ доверяют инвесторы, попробовать сначала, не беря на себя повышенные соцобязательства.

В.Путин: Это сложная профессиональная работа. У них команда сложилась, поэтому и показывают высокую эффективность работы. Мне кажется, что надо использовать это просто.

А.Шохин: Владимир Владимирович, Вы прокомментировали выступление, которое ещё не состоялось, по климатической повестке. У нас запланировано…

В.Путин: Нет, почему? Дмитрий Александрович задал вопрос, и я попытался…

А.Шохин: Нет, он зацепил этот вопрос, и Вы подробно прокомментировали его. Но у нас Игорь Евгеньевич Нечаев – председатель совета директоров «ЕвроХим» – как раз хотел рассказать об участии компании членов РСПП и РСПП как организации как раз в реализации климатической повестки.

И.Нечаев: Спасибо, Александр Николаевич, за возможность выступить.

Уважаемый Владимир Владимирович!

Уважаемые участники съезда!

Кроме климатической повестки, я хотел бы сказать про нашу роль и участие в повестке, связанной с национальным проектом «Чистый воздух», где мы, по Вашему поручению, Владимир Владимирович, должны осуществлять мониторинг этого проекта.

Знаю, что на этой неделе Виктория Валериевна Абрамченко Вам докладывала промежуточные результаты, в том числе по снижению выбросов в атмосферу российскими промышленными предприятиями. Та статистика, которую она привела, полностью подтверждается.

Мы занимаемся этим вопросом совместно с Министерством природных ресурсов и Росприроднадзором. Стараемся, чтобы к марту следующего года, как это положено по нормативно-правовым актам, у нас был полный комплексный план по участникам эксперимента – по 12 городам, связанный с достижением тех показателей или тех задач, которые поставлены перед участниками этого исследования.

К слову хочу сказать, что в рамках «Недели российского бизнеса» мы попросили ВЦИОМ оценить отношение жителей нашей страны к экологической повестке и получили по результатам социологического опроса совершенно конкретные пожелания жителей нашей страны. Они назвали главные факторы, которые негативно влияют на экологическую ситуацию в стране. Это, естественно, вопросы, связанные с промышленными выбросами, вырубка лесов, мусорные свалки, выбросы от транспорта.

Что бы ещё я хотел добавить по вопросу, связанному с выбросом в атмосферный воздух? Два трека – проект «Чистый воздух» и проект перехода на НДТ [Наилучшая доступная технология ] – фактически совпадают, только проект перехода на НДТ более общий, и цели у него гораздо шире. Также инвестиции, которые предусматриваются или будут предусматриваться при переходе на НДТ и получении комплекса экологических разрешений, которые будут описываться в плане повышения экологической эффективности, гораздо больше, нежели в проекте «Чистый воздух».

Наше предложение – использовать достаточно проверенный и эффективный инструмент для этих проектов как по «Чистому воздуху», по улучшению выбросов в атмосферу, по снижению воздействия на атмосферу, так и по переходу на НДТ. Это инвестиционный налоговый вычет, который в принципе даёт большой стимул для инвесторов к тому, чтобы как можно быстрее инвестировать. Во многих регионах этот инструмент принят, а во многих не принят по причине того, что обещанные «две трети компенсации выпадающих доходов – из федерального бюджета», этот принцип не реализован.

Для экологических проектов можно было бы достаточно эффективно использовать этот инструмент и достаточно быстро стимулировать природопользователей к тому, чтобы они быстрее инвестировали в экологию и достигали этих целей. У нас же нет задачи растянуть этот эксперимент и переход на НДТ на несколько лет. У нас есть задача быстрее навести порядок в городах – так, чтобы наши жители, наши работники, члены их семей быстрее почувствовали результат того, что мы делаем.

Теперь возвращаюсь к климатической повестке. За последний год была проделана значительная работа. Понятно, что Ваши указы, Владимир Владимирович, и Ваши поручения стали основополагающими для законодательных и стратегических документов в этой области.

Конференция ООН в Глазго лишний раз подчеркнула своевременность и важность принятых документов, поскольку они стали основой для продвижения российской позиции на состоявшихся переговорах. Теперь важно быстрее, без ущерба качеству, принять 15 подзаконных нормативных актов, которые разрабатывают Минэкономразвития и Минприроды, для того чтобы создать нормативную базу, требуемую для полномасштабного запуска климатических проектов в России.

Спасибо за Ваше поручение о расширении линейки инструментов поддержки для «зелёных» проектов. Благодаря этому в России может быть создан целый ряд новых перспективных отраслей экономики с хорошим экспортным потенциалом.

Для поддержки этих процессов мы предлагаем осуществить донастройку и расширение с фокусом на сокращение выбросов парниковых газов действующих механизмов государственной политики по стимулированию инвестиций. Мы их все уже несколько раз называли – это КППК, СПИК и СЗПК. Также посмотреть субсидии процентных ставок или просто субсидии, которые существуют для инвестиционных проектов, для того чтобы их тоже можно было расширить на климатические проекты и на климатическую повестку.

Вы не раз говорили, и сегодня тоже, Владимир Владимирович, о важнейшей задаче адекватной оценки поглощающей способности наших лесных экосистем. В этой связи необходимо решить ряд задач, а именно привести параметры поглощающей способности к реальной поглощающей способности, чтобы заниженные показатели стали как можно реальнее. Поставленная цель об увеличении поглощающей способности к 2050 году в два раза, мы понимаем, что это задача минимум, а потенциал этого упражнения ещё больше.

Также это поможет решить целый ряд насущных проблем, например борьба с лесными пожарами, с наводнениями и так далее.

Одно из важнейших направлений работы сейчас – это разработка плана реализации стратегии низкоуглеродного развития России. Её координирует Андрей Рэмович Белоусов. РСПП принимает во всех рабочих группах, которые разрабатывают этот план, активное участие.

По нашему мнению, мы можем добиваться сокращения выбросов минимальной ценой для страны – это наше конкурентное преимущество, и минимальной ценой для российской экономики. То есть нам не нужны какие-то инструменты регулирования, такие как углеродные платежи, квотирование, которые вынуждены использовать в ЕС. У них просто уже исчерпан потенциал экономически эффективных мер по сокращению выбросов или приближается к исчерпанию, а мы находимся только в начале использования этого потенциала.

В принципе можно эту историю пропагандировать как нашу конкурентоспособность и как нашу конкурентную возможность. Поэтому мы можем сокращать выбросы парниковых газов, не поступаясь социальным, экономическим развитием, а наоборот, способствуя ему.

В рамках разработки плана мы предлагаем, чтобы по каждой отрасли был определён свой перечень мер, направленных не только на сокращение выбросов, но и в первую очередь на рост инвестиций, улучшение экологической ситуации, создание новых рабочих мест и развитие территорий.

В качестве примера я бы хотел привести энергетику, потому что это достаточно чувствительная отрасль, на которую приходится около трети всей эмиссии парниковых газов. Она по цепочке оказывает влияние на все отрасли экономики и население, являясь, по сути, хлебом для промышленности при сокращении выбросов. В энергетике нельзя допустить избыточного роста тарифов и падения надёжности энергосистемы или энергоснабжения.

Сейчас в энергетике существует и сформирован рыночный механизм, в рамках которого развивается отрасль, проводится модернизация и строительство новых мощностей. На наш взгляд, нужно модифицировать существующую модель так, чтобы она учитывала задачу по сокращению эмиссии парниковых газов.

Новый механизм развития энергетики должен позволить рынку самостоятельно обеспечить соблюдение трёх критериев, как я уже сказал: надёжность электроснабжения, недопущение роста тарифов и снижение эмиссии парниковых газов. Считаем, что реализация нового механизма развития энергетики могла бы осуществляться на площадке Совета рынка, куда входят и производители электроэнергии, и потребители, и представители государства. Мы готовы представить более детальные предложения. Просим поручить Правительству совместно с нами проработать этот важный вопрос.

Мы уже говорили сегодня об эксперименте на Сахалине, соответствующий законопроект внесён на этой неделе в Государственную Думу. Он нам кажется очень важным, и правильно этот законопроект принять. При этом считаем преждевременным расширение экспериментального регулирования на другие регионы России до завершения эксперимента в Сахалинской области и комплексные оценки эффективности и целесообразности дальнейшего применения опробованных мер регулирования.

Почему мы так считаем? У нас же нет задачи углеродной нейтральности какой-то области, у нас есть задача углеродной нейтральности всей России. Соответственно, нужно время для того, чтобы понять результаты эксперимента и определить те природные зоны или климатические зоны, в которых этот эксперимент должен дальше развиваться и продолжаться. Поэтому просим поддержать наши соответствующие изменения в законопроект во втором чтении.

Возвращаясь к международному треку, как я уже упоминал, в ходе конференции в Глазго было организовано много обсуждений. Некоторые наши зарубежные партнёры пытаются использовать рычаги климатического регулирования для навязывания невыгодных, однобоких решений.

Многим странам это не нравится, не только нам. Позиция нашей страны была созвучна странам БРИКС – в вопросах климата нельзя забывать о приоритетах социально-экономического развития. Я хочу выразить отдельную благодарность Руслану Хусайновичу Эдельгериеву, коллегам из Минэкономразвития и МИДа за активное продвижение взвешенных, а главное, достижимых решений, которые мы увидели в итоговых документах конференции, в том числе по субсидиям в ископаемое топливо, по атому, углю и лесным проектам.

Ещё один важный вопрос – это пугающее всех трансграничное углеродное регулирование. Мы в РСПП уделяем этому вопросу большое внимание и точно так же изучаем всю нормативку, которая выходит в Евросоюзе по данным вопросам, проводим анализ возможных последствий. В общем-то, резюме такое: наши основные экспортёры имеют уровень выбросов, сопоставимый или более низкий, чем конкуренты на мировых рынках. То есть мы конкурентоспособны. А это значит, что не нужно по каждому поводу реагировать на звонки из Евросоюза и менять наше внутреннее регулирование, вводить налоги и забывать о своих национальных приоритетах.

Однако для минимизации рисков, считаем (в принципе сегодня мы это обсуждали, и Максим Геннадьевич Решетников об этом говорил), необходимо и важно продолжать переговоры с ЕС на площадке ВТО и продвигать наши обоснованные позиции и решения. Хочу поблагодарить Максима Геннадьевича за консолидацию переговорной позиции бизнеса и государства и учёт наших основных предложений.

Владимир Владимирович, мы и дальше готовы принимать активное участие в развитии экологической и климатической политики в плотном сотрудничестве с Правительством Российской Федерации. Наша цель – это улучшение условий жизни и труда наших граждан, наших работников и членов их семей.

Благодарю за возможность представить нашу позицию. Спасибо за внимание.

В.Путин: Хочу сказать об этих 12 городах, где ситуация требует того, чтобы мы держали это под особым контролем и добивались конкретного результата. Сейчас мы поговорим об экологической повестке в мире в целом. И Вы абсолютно правы здесь по целому ряду моментов, которые сейчас затронули, я их тоже попытаюсь прокомментировать. Но кроме этих требований, попыток недобросовестной конкуренции сейчас на новой экологической площадке и так далее, мы же должны думать прежде всего о нас самих, о наших людях, о наших гражданах. В 12 городах проблема с выбросами, и мы должны её решить во что бы то ни стало.

Поэтому я обращаюсь к вам с настоятельной просьбой не откладывать в долгий ящик, приступать к работе сейчас, ничего не переносить. Есть вещи, которые не надо переносить. Всё, у нас лимит времени исчерпан. Нужно добиваться конкретного результата, так, чтобы люди реально видели этот результат, чувствовали на себе, на своём здоровье. О нас речь идёт, о наших людях, граждане живут же там, в этих регионах. Вот о чём речь.

Поэтому я вас прошу настраиваться на то, чтобы работать прямо сейчас, ничего не перекладывая в долгий ящик. Конечно, мы должны настроить всю систему таким образом, чтобы она эффективно работала и стимулировала достижение конкретного, нужного нам всем результата.

Что касается налоговых льгот, то эти инструменты в принципе и так есть, они туда вписаны. Попрошу Министра финансов тогда сказать два слова на этот счёт, а я потом продолжу.

А.Силуанов: Уважаемый Владимир Владимирович!

Уважаемые коллеги!

Что касается налоговых льгот и компенсаций, о которых было сказано. Действительно, две трети. У нас есть Ваше поручение, Владимир Владимирович, о том, что мы должны субъектам Российской Федерации, которые предоставляют инвестиционные налоговые льготы, оказывать поддержку, и такие деньги в бюджет были заложены – 25 миллиардов рублей в текущем году.

Как использовали субъекты Российской Федерации это право? Меньше чем на миллиард рублей мы в этом году приняли решений о субсидировании субъектов Российской Федерации. На следующий год заложили по 5 миллиардов. Если будет дополнительная потребность, безусловно, это обязательство будет выполнено.

Спасибо.

А.Шохин: Владимир Владимирович, речь идёт ещё о том, чтобы те преференции, которые есть для промышленных проектов, распространить на климатические. Это не совсем экология. Речь идёт о новых добровольных климатических проектах компаний, чтобы они попали под действующие нормы поддержки, которые есть по линии Минпрома и Минфина.

В.Путин: Это можно проработать. Я понимаю.

Здесь проблем нет, тем более что ресурс-то какой выделили – десятки миллиардов, а использовали один. Это всё можно рассмотреть. Ресурс есть. Надо только посмотреть, как его настроить. Я согласен. Просто, к чему я говорю, главный посыл – что касается 12 городов, а потом дальше мы хотим и 300, как вы помните, прошу вас не откладывать, делать прямо сейчас.

У нас стратегия в чём заключается? В два раза сократить выбросы к 2030 году. К 2030-му, да?

А.Шохин: На 20 процентов, по-моему, к 2024-му, а до 2030-го…

В.Путин: Это надо сделать, что называется, кровь из носа, просто добиться этой цели.

Про инструменты поддержки Антон Германович сказал. С чем не могу не согласиться в выступлении Игоря Евгеньевича? Конечно, мы не должны идти на поводу у тех предложений, которые формулируют наши партнёры, скажем, в той же Европе. У нас много союзников. Цель-то в чём? Сохранить экологию, сохранить природу, а не в том, чтобы создать кому-то наилучшие конкурентные условия сегодня со ссылкой на необходимость решения экологических проблем.

Страны с развивающейся экономикой, та же Индия, другие государства, они на что обращают внимание? И с ними трудно не согласиться. Тот промышленный прогресс, который был достигнут теми экономиками, которые мы называем развитыми экономиками, был сделан за счёт прежних и сегодня ещё действующих технологий. Сегодня что мы слышим: «Давайте теперь введём новые правила. Мы добились определённого уровня, теперь новые правила, которые труднодостижимы для развивающихся экономик. Нагрузим их этими новыми правилами, и тогда, – говорят представители этих развивающихся экономик, – мы никогда с вами не сравнимся, потому что вы всегда будете наращивать какие-то к нам требования».

С этим трудно всем согласиться, всем и каждому, эти требования должны распространяться справедливо на всех участников мировой экономической жизни и учитывать разные уровни. Ведь ответственность за накопленные выбросы в атмосферу несут промышленно развитые государства, они и должны взять на себя наибольшую нагрузку за то, чтобы решать эту задачу. Ну а как же по-другому? Иначе это какой-то новый вид экологического неоколониализма. Кому это может понравиться? Думаю, что никому из тех, кто добивается новых темпов роста, пускай и на новой базе. Тогда нужно как-то перераспределять эту нагрузку в мировой экономике.

Мы сталкиваемся с этим постоянно: и в рамках дискуссий по ВТО, и по другим вопросам – подход одинаковый. Но мы-то, конечно, должны добиваться наиболее справедливых решений. Все устремления, связанные с попыткой оседлать экологическую тематику для достижения своих конкурентных преимуществ, они, конечно, должны встречать с нашей стороны определённую реакцию. И мы, конечно, будем это делать.

То же самое касается и различных ограничений политического характера, так называемых санкций. Да, первоначально что-то могло возникнуть как политический инструмент, но сегодня мы видим, что это часто инструмент конкурентной борьбы.

Министр промышленности, Денис Валентинович Мантуров, всё время приводит этот пример, и я за ним повторяю: крыло для МС-21, жгуты из современных материалов. У нас был контракт с американскими компаниями. Никакого отношения не имеет к оборонной промышленности, вообще никакого – взяли, ввели санкции. Почему? А потому что «Боинг» такой же продукт выдвигал, готовил на мировые рынки, тоже среднемагистральный самолёт – и затормозили.

Мы сделали это сами, но на 1,5 года вправо сместился срок промышленного производства и выхода на рынок с этим продуктом, с МС-21. В принципе, они добились своего с помощью санкций. Но это абсолютно очевидно инструмент недобросовестной конкуренции.

И по другим вопросам будут делать то же самое. Кстати, имейте в виду, причину всегда найдут. Это говорит о том, что мы с вами должны своевременно реагировать на вызовы сегодняшнего дня и, реагируя, принимать наиболее эффективные и правильные решения.

В этой связи считаю, что абсолютно прав Игорь Евгеньевич, когда говорит о том, что у нас много инструментов решения проблемы защиты природы и решения экологических проблем, в том числе связанных с изменением климата.

Во многих других странах многие инструменты использованы, а ресурсы исчерпаны, а у нас – нет, у нас ещё есть над чем работать. Система ЖКХ по-другому совершенно может работать у нас: с меньшим количеством выбросов, с бо́льшим эффектом для защиты природы. То же самое касается энергосбережения – очень многое мы можем и должны в этом направлении сделать.

Новые материалы должны разработать и их эффективно использовать, передача энергии и так далее, совершенствовать структуру энергетики, используя больше гидро, атомную энергетику, развивая использование того же природного газа внутри страны как наиболее приемлемого углеводорода переходного периода. Всё это, конечно, мы должны делать, и, разумеется, будем делать это вместе с вами. В этом Правительство должно, конечно, самым тщательным образом прорабатывать эти вопросы с представителями бизнеса.

Что касается эксперимента на Сахалине и предложения не торопиться с расширением этого эксперимента, с переносом его на другие территории. Мы не торопимся, но нам нужно просто посмотреть, как это реально будет работать. Это не наше было предложение. Это согласовано и с региональными властями, потому что они, собственно говоря, выступили даже инициаторами этого проекта. Потому что они видят конкурентные преимущества, которые там реально имеются и до 2025 года могут быть реализованы в виде выхода на нулевые показатели. И это хорошо. Почему нет? Почему не воспользоваться этим и не показать, как мы можем работать и работаем там, где это возможно.

Посмотрим, как это функционирует, имею в виду опыт, который сложится на Сахалине до 2025 года включительно. Будем вместе с вами аккуратно смотреть и на то, где и как можно его распространить.

Пожалуй, всё.

А.Шохин: Владимир Владимирович, по поводу эксперимента.

В.Путин: Извините, пока Игорь Геннадьевич выступал, я тут царапал, царапал − не всегда могу разобрать то, что сам здесь нацарапал.

А.Шохин: Я имею в виду, что Вы сказали «и всё» не к нашей встрече.

В.Путин: Нет, нет. «Всё» касается реакции на выступление Игоря Геннадьевича.

А.Шохин: Владимир Владимирович, по поводу экспериментов, будь то Сахалин или «Чистый воздух» в 12 городах. В принципе, конечно, хотелось бы, может быть, даже и в ускоренном режиме, но подвести итоги экспериментов, прежде чем массово распространять.

В частности, только что, две недели назад, Росприроднадзор спустил квоты объектам в этих 12 городах. Они три месяца будут разрабатывать планы мероприятий, и, наверное, потребуется какое-то согласование и так далее. То есть шесть месяцев следующего года уйдёт на такую работу, а уже к середине года Виктория Валериевна Абрамченко обещает дать Вам предложения по распространению эксперимента.

Хотя бы посмотреть вместе, что получилось, что в тех методических, методологических и прочих практических подходах эффективно, а что требует корректировки. Тот же самый Сахалин: специфический регион, ему и газифицироваться легко, и лесовосстановление легче делать. Они − к 2025 году, а вся экономика − к 2060 году только.

В.Путин: Да, конечно.

А.Шохин: Поэтому тоже надо посмотреть, что специфично для Сахалина, а что может быть тиражировано на другие регионы. Надо, наверное, как-то найти механизм оценки результатов экспериментов, поэтому коллеги не говорят о том, чтобы сдвинуть вправо, а механизм оценки итогов экспериментов − на то они и эксперименты, чтобы сделать следующий шаг, − распространять или вообще в массовом порядке переходить на какие-то механизмы.

В.Путин: Александр Николаевич, мы не собираемся забегать вперёд, но если у нас есть такой уникальный регион, где мы можем это сделать к 2025 году, надо это сделать и посмотреть, что происходит в реалиях, и, посмотрев, дальше применять это на практике − там, где это возможно.

Ну что вы, уважаемые коллеги, разве у нас есть цель душить российскую экономику и промышленность? Конечно, нет. Мы просто должны исходить из реалий, которые складываются в мире, из чувства ответственности за будущие поколения с точки зрения сохранения климата − это очевидная вещь, но исходить из реалий, которые у нас есть. Мы же не можем закрыть нашу экономику, промышленность закрыть. Конечно, нет.

Но если есть такая возможность, есть такой регион, где можно проработать, прокачать все эти наши действия, посмотреть, как они функционируют, где и как могут быть применимы, тогда надо это сделать. У нас зрелый подход к этому − вы на этот счёт не беспокойтесь.

Также прошу вас не ссылаться на нерасторопность работы Правительства по 12 городам. Надо делать сейчас.

А.Шохин: Виктория Валериевна Абрамченко Вам доложила, что некоторые компании уже перевыполнили планы за счёт модернизации не на 20 [процентов], а на 25.

В.Путин: Виктория Валериевна будет наказана, если она считает, что всё уже сделано. Но я Вас уверяю, она так не думает.

А.Шохин: Ведь наша главная задача − суметь осуществить технологическую модернизацию таким образом, чтобы и рост производства был, и эффективность производства, и экология улучшилась радикально, а не только поставить фильтры на трубы со старой технологией.

В.Путин: Значит, надо менять технологии.

А.Шохин: Вот, надо.

Владимир Владимирович, Вы подошли к теме заботы о будущих поколениях. У нас есть тема «Программа «Профессионалитет».

Я хотел бы, чтобы Андрей Ильич Комаров – сопредседатель комитета РСПП по профессиональному образованию и обучению − сделал сообщение на эту тему. Этот проект является реальным проектом государственно-частного партнёрства.

В.Путин: Хорошо.

А.Комаров: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги! Добрый день!

Прежде всего я хотел бы поблагодарить Вас за то внимание, которое Вы уделяете вопросам подготовки рабочих кадров, без которых невозможно успешно реализовывать новые инвестпроекты и обеспечить промышленный рост.

На основе Ваших решений и поручений Правительством Российской Федерации и Министерством просвещения разработан федеральный проект «Профессионалитет», реализация которого, по нашему мнению, может дать промышленности новое качество востребованных кадров, а для некоторых отраслей − и количество.

Хочу отметить, что Министерство просвещения проводит работу над проектом в беспрецедентно открытом диалоге с работодателем, с широким участием экспертного сообщества, в том числе на площадке РСПП и в рамках партнёрского совета, специально созданного Министерством просвещения.

Проект включил в себя лучшие практики промышленности по подготовке рабочих кадров. Это и отраслевой подход к формированию содержания образовательных программ, механизмы вхождения работодателей в управление образовательными процессами, синхронизация сроков обучения с потребностями работодателей, привлечение частного софинансирования.

Владимир Владимирович, Вы видели наш успешный опыт подготовки кадров и в Челябинске, и в Первоуральске, общались со студентами Первоуральского металлургического колледжа. Наша практикоориентированная модель подготовки кадров во многом определила содержание белой металлургии.

Время шагнуло вперёд, и сегодня мы готовим кадры уже нового поколения − для киберметаллургии, которая требует широкого применения цифровых навыков и компетенций. Фактически новая профессия − киберметаллург.

Мы вложили в партнёрские колледжи более 50 миллионов долларов собственных средств, не имея на тот момент никаких налоговых льгот и преференций. Среди присутствующих здесь представителей крупных компаний достаточно примеров масштабных частных инвестиций в программы подготовки кадров учреждениями СПО [среднего профессионального образования].

Пользуясь случаем, Владимир Владимирович, я считаю важным подчеркнуть: часто мы слышим, что вложения в образование называют словами «затраты», «расходы» − будь то со стороны государства или работодателей. Считаю, надо перестать называть это слово «расходами», потому что вложение в профессиональное образование − это инвестиции.

Мне кажется, пару лет назад, когда докладывали Вам итоги выигранного нашими студентами чемпионата в Казани по рабочим профессиям, рассказывал Вам про Сашу Литвиненко − мальчика, который окончил Первоуральский металлургический колледж, пошёл, отслужил в подшефную воинскую часть «Горный щит» и через несколько лет придумал «Одну минуту» для нашей компании, сократив выплавку стали на одну минуту. Миллиарды рублей [экономии] каждый год. Один мальчик. Это инвестиции − вложения в такие программы.

Мы полагаем, что наш опыт и опыт коллег, вовлечение предприятий в реформирование образовательной инфраструктуры должны быть масштабированы, чтобы российские колледжи соответствовали современным требованиям рынка. Проект «Профессионалитет» сейчас предусматривает участие восьми флагманских отраслей промышленности, таких как металлургия, атомная промышленность, железнодорожный транспорт, машиностроение, химическая, фармацевтическая, лёгкая и сельское хозяйство.

Мы видим высокую потребность в реализации проекта и в других отраслях, в том числе таких, как IT, сфера гостеприимства, креативная индустрия, строительная. Сегодня эти отрасли дают миллионы рабочих мест. Проект должен вовлечь не только крупные предприятия, но и средний и малый бизнес, стимулировать предпринимателей не создавать альтернативные частные школы, а развивать имеющиеся учреждения СПО, которых в нашей стране 3500.

Я уверен, что предусмотренному государственному финансированию в размере 30 миллиардов рублей (а такое решение уже принято) − проекту «Профессионалитет» удастся привлечь столько же частных средств, то есть ещё 30 миллиардов рублей, но, учитывая масштабы необходимых изменений, и этих сумм будет недостаточно.

Наше предложение, − мы его обсуждали с Министерством просвещения, − транслировать те подходы, которые есть в проекте «Профессионалитет», на региональный уровень. Необходим запуск регионального формата «Профессионалитета» и принятие соответствующих мер нормативного характера.

Одной из них является наделение регионов правом вводить инвестиционный налоговый вычет для частных вложений в региональные учреждения СПО, а также полномочиями по определению его сферы действия, критериев применения и показателей. Сегодня подобная норма действует в отношении целого ряда расходов, в том числе пожертвований учреждениям культуры.

Владимир Владимирович, мы просим Вашего поручения распространить действие данного механизма и на учреждения СПО. Абсолютно уверены, что данные изменения приведут к беспрецедентному росту числа вовлечённых в подготовку кадров работодателей, объёму частных инвестиций в данную сферу.

В заключение хотел бы озвучить ещё одно предложение: закрепить в рамках проекта «Профессионалитет» обязанность работодателя − партнёра колледжа выплачивать студенту, вовлечённому в проект, стипендию с первого года обучения.

Прошу поддержать.

В.Путин: Вы затронули важнейшее направление.

Конечно, мы уже много лет обсуждаем в разных форматах вопросы подготовки кадров и исходим здесь из нескольких составляющих. На что, собственно говоря, планируем направить эти 30 миллиардов дополнительных денег по подготовке профессиональных кадров в колледжах и других учебных заведениях, в основном в колледжах?

На что − на то, чтобы, во-первых, эта подготовка полностью, насколько это возможно, полнее отвечала бы потребностям рынка труда, потребностям тех коллективов, которыми вы руководите, которые вы ведёте, которые вы развиваете. Понимаем − мы в постоянном контакте, − что это один из элементов, сдерживающих развитие, поэтому мы уделяем этому большое внимание. Этих 30 миллиардов, конечно, наверное, недостаточно, но мы хотим, чтобы они были эффективно истрачены. По каким направлениям?

Первое, повторяю ещё раз, чтобы подготовка отвечала требованиям рынка труда.

Второе, чтобы подготовка шла на современном уровне, с использованием современных методик, механизмов, инструментов и так далее, прежде всего имеется в виду цифровизация и другие способы подготовки.

Третье: мы хотим, чтобы в этих учебных заведениях был существенным образом повышен уровень общей подготовки, [чтобы] люди, которые проходят обучение в этих учебных заведениях, были готовы и дальше развиваться, дальше идти вперёд, приобретать нужные навыки, − а современный мир, современная экономика требуют этого, − чтобы самостоятельно могли учиться дальше или повышать своё образование в высших учебных заведениях.

И наконец, четвёртое: чтобы известным, нужным образом и нужного качества добивались те наставники, которые занимаются воспитанием учеников. Кстати говоря, вы это знаете хорошо, мы на них тоже распространили эти небольшие суммы, но всё-таки поддерживающие семейный бюджет, − пять тысяч за наставничество и за воспитательную работу.

Вот по этим направлениям будем двигаться.

Что касается налоговых льгот, то это, как правило, то, что входит в компетенцию самих регионов Российской Федерации. Ведь речь о чём идёт? О том, что они тогда эту часть изымают из своей базы.

Пожалуйста.

А.Комаров: Это изменение в Налоговый кодекс − нам надо им дать такое право, Владимир Владимирович. Статья 286.

В.Путин: Антон Германович, как Вы к этому относитесь?

А.Силуанов: Действительно, Владимир Владимирович, Вы абсолютно справедливо говорите, что это полномочия субъектов Российской Федерации.

Коллеги говорят: давайте дадим право. Наверное, это можно сделать. Я думаю, да.

В.Путин: Если Антон Германович говорит, что можно сделать, значит, считайте, что уже почти сделали.

А.Шохин: Владимир Владимирович, РСПП здесь очень активно работает с Министерством просвещения.

Я хотел бы, чтобы Сергей Сергеевич Кравцов подтвердил это − что мы здесь рука об руку идём.

В.Путин: Сергей Сергеевич, пожалуйста.

С.Кравцов: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Да, действительно, мы тесно работаем с Российским союзом промышленников и предпринимателей. Хотел бы, Александр Николаевич, Вас поблагодарить, поблагодарить коллег.

Мы видим сегодня, что в техникумы идёт колоссальный рост: 1 миллион 200 [тысяч] школьников поступают в колледжи − это порядка двух третей, 60 процентов девятиклассников. Это мощный стимул для качественного, эффективного развития системы профессионального образования России.

В.Путин: В последние годы рост наблюдается существенный. Это тоже благодаря Вам, благодаря усилиям государства происходит, потому что стало интересней учиться, стимулы появились и уровень доходов, заработной платы повысился, интереснее стало, − все эти соревнования международные, национальные, WorldSkills и так далее. Они все, конечно, повышают интерес к рабочим специальностям.

Это, честно говоря, то, где мы можем поставить все вместе небольшой, но всё-таки плюсик, имея в виду, что начали появляться первые результаты.

Извините, пожалуйста, Сергей Сергеевич.

С.Кравцов: Владимир Владимирович, хотел бы поблагодарить Вас и Антона Германовича за то решение, которое сейчас принято, потому что это действительно очень важно − расширить поддержку колледжей, и за флагманский проект «Профессионалитет», который был инициирован Вами на съезде «Единая Россия».

Сегодня мы его полностью детально обсудили с РСПП, с каждым регионом, с отраслями, в Правительстве, подготовили всю необходимую нормативную базу. Есть чёткий план реализации, проект начнётся со следующего года, с 2022-го, и у нас нет никаких сомнений, что он будет выполнен в срок.

Спасибо.

В.Путин: Сергей Сергеевич − опытный Министр: он сразу фиксирует, говорит о поручении, так что куда деваться.

А.Шохин: Он сказал: «Спасибо за поручение».

Владимир Владимирович, вообще кадровая тематика для бизнеса и для РСПП, действительно, одна из приоритетных.

Кроме «Профессионалитета» мы участвуем и в других проектах. В частности, в развитии национальной системы квалификации через Совет по профквалификациям при Президенте, и WorldSkills, безусловно, который демонстрирует возможности, так сказать, поначалу, может быть, олимпийских чемпионов, затем они переходят, если можно так сказать, в массовый спорт.

Это и проект «Кадры для цифровой экономики». Это кадры не только для IT и программистов − это кадры для всех отраслей, которые сейчас нуждаются в цифровой компетенции.

«Россия − страна возможностей» реализует проект SoftSkills: умение работать в команде, лидерские качества воспитывает.

Это ряд других проектов, таких как современные инженерные школы, студенческие олимпиады «Я – профессионал» и так далее.

Вчера на наблюдательном совете АСИ рассматривалась кадровая инициатива. Мы готовы вместе с АСИ из этих проектов сложить пазл, посмотреть, чего не достаёт, по каким направлениям активизироваться, где якорные проекты.

Но в любом случае это проекты государственно-частного партнёрства. Как на примере «Профессионалитета» видно, что у нас 50 на 50 получается − и ответственность, и финансирование.

В.Путин: Мы-то 30 миллиардов внесли. А 50 на 50 − где ваши 30 миллиардов?

А.Шохин: Андрей Ильич обещал.

В.Путин: Андрей Ильич пообещал. (С м е х.)

Мы тогда тоже будем обещать, и всё.

А.Шохин: Нет-нет, соберём. Уже в этом проекте участвуют крупные компании.

А.Комаров: Владимир Владимирович, уже по 30 миллиардам определились: колледжи-партнёры, восемь отраслей. В общем, 30 миллиардов − это подтверждённая информация.

В.Путин: Хорошо.

А.Комаров: Нам бы хотелось ещё 30 [миллиардов] с помощью того решения, которое Вы только что приняли. (С м е х.)

Большое Вам спасибо.

В.Путин: Хорошо, Андрей Ильич.

А.Шохин: Владимир Владимирович, я упомянул кадры для цифровой экономики, IT.

На самом деле, эта тема у нас обсуждалась год назад во время Вашей встречи с РСПП в рамках предыдущего, XXIX съезда. Мы её сейчас тоже хотели бы обсудить.

Я хотел бы Андрею Равелевичу Кузяеву дать слово − председателю нашей комиссии по IT-индустрии, президенту компании «ЭР-Телеком» по проблематике интернета, развитию IT.

Андрей Равелевич, пожалуйста.

А.Кузяев: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович! Коллеги!

Сегодня интернет стал для людей предметом первой жизненной необходимости. Наши исследования показывают, что 70 процентов наших клиентов наличие интернета ставят на первое место даже по сравнению с лекарствами и продовольствием.

Время доказало правильность и своевременность целей, заявленных в национальной программе «Цифровая экономика». Во-первых, это создание безопасной и устойчивой цифровой инфраструктуры и доступность широкополосного интернета для 97 процентов населения страны к 2030 году.

В рамках этой программы Минцифры реализовало федеральный проект по подключению к интернету социально значимых проектов. Благодаря конкурсному отбору в проекте приняло участие 18 телеком-операторов, что позволило бюджету сэкономить более 25 миллиардов рублей от изначально выделенной суммы. За три года, с 2019 по 2021-й, операторами было подключено 90 тысяч социально значимых объектов: школы, больницы, библиотеки, части Росгвардии, МЧС и другие социально значимые объекты в более 50 тысячах населённых пунктов нашей страны.

Однако, несмотря на все те усилия, которые мы предпринимаем, всё ещё 30 процентов жителей страны не подключены к качественному широкополосному интернету, большая часть этих людей проживает в сельской местности.

Случилась такая ситуация: узлы связи построены, а последней мили до каждого дома, собственно говоря, нет. Проблема заключается в том, что высокая стоимость подключения к сети: заплатить больше 10 тысяч рублей за подключение и оборудование для интернета – сумма для части людей зачастую неподъёмная.

Необходима федеральная мера − субсидия сельскому и малообеспеченному населению на первое подключение к сети Интернет. Похожая мера действует в настоящее время в рамках газификации страны: строятся газораспределительные сети в населённых пунктах от магистральных газопроводов. Нам точно такой же подход нужно реализовать для интернета.

Очевидно, Владимир Владимирович, Вы всё время Антону Германовичу предоставляете слово − потому что где источники? У нас есть идея на эту тему. В прошлом году телеком-операторы заплатили государству почти 18 миллиардов рублей за использование радиочастотного сектора. Эти средства целевым образом предназначены для расчистки сектора, перераспределения частот и создания другой цифровой инфраструктуры. В результате по целевому назначению использовано всего лишь шесть миллиардов рублей. Получается, что телеком-операторы субсидируют другие затраты государства.

Наше предложение: эти средства могли бы быть направлены на создание цифровой инфраструктуры, а также субсидирование подключения сельских и малообеспеченных жителей к интернету в нашей стране.

И в целом я бы хотел обратить внимание, что подключение 97 процентов населения к 2030 году могло бы быть перенесено на более короткий срок. Я уверен, что, объединив усилия бизнеса и государства, мы могли бы поставить задачу за четыре года подключить большую часть нашего населения − 90 процентов и больше − к интернету, то есть в 2024−2025 годах. Недопустимо, чтобы люди ждали подключения к интернету ещё девять лет.

Другое приоритетное направление − кроме устранения цифрового неравенства в нашей стране − мы для себя видим в том, чтобы создать технологический суверенитет нашей страны. Нам необходимо обеспечить санкционную устойчивость нашей цифровой экономики. Вы уже говорили, Владимир Владимирович, о том, что мы видим нечистоплотную конкуренцию. Очевидно, что нам необходимо создать новое качество нашей цифровой экономики.

Но наша главная цель − это не только безопасность, нам необходимо обеспечить технологическое лидерство России в мире. Есть, в принципе, отличный пример: решая вопросы продовольственной безопасности, российское сельское хозяйство не только сумело накормить всю страну, но и существенно нарастить экспорт. С 2013 по 2021 год экспорт сельскохозяйственной продукции вырос в два раза и достиг 30 миллиардов долларов.

Системные меры поддержки отрасли информационно-коммуникационных технологий способны дать ещё более существенный, кратный прирост нашей экспортной выручке. На сегодняшний день экспорт технологических отраслей составляет всего шесть миллиардов долларов, то есть это в пять раз меньше, чем сельское хозяйство экспортирует. Потенциал, конечно же, огромный, и важно, чтобы развивалась наша триада: информационные технологии, радиоэлектронная промышленность и цифровая инфраструктура.

В последние годы для этого очень много сделано. Те шаги, которые уже предприняты Правительством, включая два пакета мер поддержки IT-отрасли, создают принципиально новые условия для её работы. Налоговый манёвр для IT-отрасли только заработал, но уже в этом году обеспечил опережающий рост отрасли: 30 процентов прироста объёма выручки IT-компаний мы ожидаем в этом году.

В 2021 году Минпромторг и Минцифры начали отбор так называемых сквозных процессов, сквозных проектов. Это создаёт глубокие цепочки кооперации между российскими заказчиками, производителями радиоэлектронного оборудования, микроэлектроники, чипов, разработчиками программного обеспечения. Мы наконец-то изменили принцип развития отрасли, стимулируя рынок, а не производителей.

Для технологического лидерства России и для опережающего инновационного развития бизнеса в нашей стране необходимо обеспечить и опережающее развитие цифровой инфраструктуры. Технологическим инновационным компаниям нужны дата-центры, современные офисы, производственные площади и производственные мощности, передовые телекоммуникационные технологии. Один из ключевых элементов цифровой инфраструктуры − это создание технопарков высоких технологий, IT, радиоэлектроники, микроэлектроники.

Владимир Владимирович, если Вы помните, в 2017 году Вы были у нас в гостях на Morion Digital, мы только тогда начинали создавать этот технопарк в сфере высоких технологий. Сегодня это крупнейший частный технопарк в стране. На Morion Digital более 40 резидентов работает, 90 тысяч квадратных метров у нас и более 5,5 тысячи новых рабочих мест со средней заработной платой свыше 100 тысяч рублей. При этом средний возраст сотрудников компаний, которые работают в этом технопарке, − 32 года. Заработная плата почти в три раза выше, чем в среднем по Пермскому краю. Morion Digital, по оценке Минпромторга, в 2021 году вошел в тройку лучших технопарков страны. Технопарк стал центром притяжения талантливой молодёжи сначала в Пермском крае, а потом и на всём Урале.

Совместно с «Ростехом» в этом году мы открыли технопарк в Саратове, планируем открыть технопарк в Омске и ряде других городов. Мы на своём примере поняли, как технопарки важны для цифрового развития регионов и страны в целом, но самое главное, что технопарки создают новую среду для инновационного предпринимательства и возможности молодым людям реализовать себя и свои таланты на родине.

Сегодня Правительство Российской Федерации применяет меры поддержки технопарков, однако пока они касаются в основном промышленных технопарков и не затрагивают технопарки в сфере высоких технологий, а одно без другого невозможно. На сегодняшний день в России насчитывается 379 индустриальных парков и технопарков, и только 12 из них − в сфере высоких технологий.

Наше предложение: создать стимулы для развития частных инновационных технопарков, объединив усилия государства и предпринимателей для обеспечения технологического лидерства страны. Предполагаем возобновить предоставление мер поддержки частными технопаркам в сфере высоких технологий и IT-технопарков в рамках национального проекта по малому и среднему предпринимательству. У нас эти меры уже были, но в условиях кризиса они были приостановлены.

Необходимо также предусмотреть в том числе меры по субсидированию и созданию инфраструктуры этих технопарков, аналогичные применяемым в отношении промышленных. В случае если меры государственной поддержки частных технопарков будут возобновлены, только наша компания совместно со своими партнёрами готова создать сеть технопарков в 15 регионах России, и мы рассчитываем создать более 50 тысяч рабочих мест для инновационного предпринимательства.

В заключение я хотел бы поблагодарить Вас, Владимир Владимирович, и Правительство Российской Федерации за то, что наше государство во многом является драйвером цифровой трансформации нашей страны, задаёт ритм и тон в этом ключевом вопросе, и [хотел бы] заверить Вас, что мы со своей стороны тоже готовы максимально вкладываться в развитие нашей страны.

Спасибо большое за внимание.

В.Путин: Спасибо.

Андрей Равелевич, Вы сказали, что у нас сейчас 379 − я пометил − технопарков. У меня более скромные данные: мне казалось, что их 360. Ну, неважно, если их количество подросло с тех пор, как я смотрел…

А.Кузяев: Это статистика, из Росстата мы взяли.

В.Путин: Хорошо, значит, там что-то изменилось с тех пор, когда я заглянул в результаты этой статистики.

Но из них 250 частные − вот что важно, 250. Это хороший показатель того, что те меры поддержки IT-сферы, о которых Вы сказали, работают. Собственно говоря, Вы это подтвердили. Это касается и существенного снижения уровня взносов в социальные фонды с 14 до 7,3 процента, да?

А.Кузяев: Да, да.

В.Путин: И сокращение налога на прибыль [IT-компаний] с 20 [процентов] до трёх − это вообще революция, и это, конечно, существенно помогло в развитии отрасли в целом.

Вы говорили − я, знаете, полностью согласен с тем, что Вы сейчас сказали: нам, безусловно, нужно подумать о повышении конкурентоспособности экономики. Без активного развития этой сферы трудно себе представить, что мы сможем решить эту задачу.

Вы сказали о повышении суверенитета технологического, тоже согласен. Потому что, каким бы ни был мир, он такой, Вы знаете, достаточно жёсткий, а в некоторых его проявлениях и жестокий. Я уже упоминал о санкциях, политически окрашенных, но в основе лежит желание использовать все инструменты, и подчас недобросовестные, для конкурентной борьбы. Окраска этих санкций может быть какая угодно, но цель одна − создать наиболее благоприятные условия для своих компаний, я имею в виду наших партнёров-конкурентов. Поэтому мы должны думать над повышением своего технологического суверенитета именно исходя из этих соображений, о которых Вы сейчас упомянули. Полностью Вас поддерживаю.

В связи с этим у меня вопрос. Вы сказали, что нужно вернуться к тем дополнительным мерам поддержки, которые были и которые в условиях борьбы с пандемией как-то были отменены, что ли. О чём идёт речь, скажите мне, пожалуйста.

А.Кузяев: Речь идёт о том, что раньше в рамках поддержки развития малого и среднего бизнеса существовала программа, когда вместе с частными инвестициями выдавались субвенции на создание инфраструктуры технопарков. Это было по линии программы поддержки малого и среднего бизнеса, потому что все инновационные компании, они как раз попадают в разряд именно малого и среднего бизнеса на старте. И мы бы хотели просить о том, чтобы…

Также Вы обратили внимание, что частных достаточно много, а я подчеркнул, что IT-технопарков достаточно мало. Нам необходимо и в сфере высоких технологий, а не только в промышленности создавать технопарки.

Идея заключается в том, чтобы создать и восстановить программы, которые уже действовали, а те меры, которые уже на сегодняшний день распространяются на промышленные технопарки, распространить и на парки высоких технологий.

Такая идея, Владимир Владимирович.

В.Путин: Мы начали сегодняшнюю нашу дискуссию с обсуждения вопросов поддержки инвестиционного процесса, в том числе по большим, крупным проектам, и там в рамках наших договорённостей предусмотрена как раз поддержка по развитию инфраструктуры со стороны государства тем компаниям, которые осуществляют крупные проекты. Имеется в виду строительство, компенсация строительства дорог, создание энергетической инфраструктуры и так далее.

Здесь, конечно, тоже над этим стоит подумать. Я с Вами согласен.

А.Кузяев: Спасибо.

В.Путин: Если что-то было, но было изъято в ходе мобилизации ресурсов для борьбы с ковидом, то тогда надо подумать на тему о том, чтобы это вернуть, я согласен.

А.Кузяев: Спасибо большое, Владимир Владимирович. Благодарю Вас.

В.Путин: Вам спасибо за то, что обратили на это внимание.

Андрей Рэмович?

А.Белоусов: У нас эта программа осталась, но, честно скажу, я сам был сторонник её свернуть, и здесь дело не в COVID. Что у нас происходило? Мы субсидировали строительство технопарков в регионах. Есть регионы, где эта программа очень хорошо работает, я сейчас не говорю про Москву, потому как в Москве это так, и про Татарстан, но это Калуга, Ульяновск, целый ряд других регионов. Но ведь эти технопарки должен кто-то содержать. Их построили за бюджетные деньги, в том числе за деньги субъектов Российской Федерации, дальше их надо содержать. Содержание зависит от того, сколько резидентов в этих технопарках. Если их мало, то тогда соответствующая арендная плата распространяется на тех, кто там есть, и просто малый бизнес туда не идёт. Мы это получили в масштабном, очень массовом явлении. Мы строили эти технопарки, они заполнялись на 10–20 процентов, и фактически там работали только те, кто мог позволить себе запредельную арендную плату. Сейчас мы эту программу оставили только как меру поддержки (там около пяти миллиардов рублей) развития технопарков в проблемных регионах. Регионы к нам обращаются, их порядка десяти сейчас, чтобы их было как можно больше. Наверное, это надо делать. Но я здесь полностью поддерживаю идею, что это должны быть частные технопарки, потому что частная компания заранее должна определить: построить бизнес-план, финансовую модель, определить спрос на эти площади у компаний – и тогда уже мы, конечно, можем субсидировать, для того чтобы снизить риски и повысить доходность таких компаний. Я считаю, это магистральный путь, и мы сейчас им будем идти.

Спасибо.

В.Путин: Я думаю, что и Андрей Рэмович, и Андрей Равелевич друг друга поняли. И мы найдём, точно совершенно найдём, по какому пути мы должны пойти, с тем чтобы и бессмысленных государственных и региональных трат не создавать, и в то же время поддержать отрасль. Думаю, что точно можно найти соответствующие инструменты поддержки.

Будем считать, что мы договорились о том, что вместе подумаем над этим. И прошу Вас напрямую тогда с Правительством, с Андреем Рэмовичем этим позаниматься.

А что касается первой части Вашего вопроса, он касается устранения цифрового неравенства в региональном измерении: полностью с Вами согласен. У Правительства в этом есть определённые планы, сроки. Вы считаете, что их можно сократить, и где-то уже на рубеже, скажем, 2024–2025 годов основные задачи решить. Надо, конечно, к этому стремиться.

Если Вы хотите что-то добавить, прошу Вас, Андрей Равелевич.

А.Шохин: Владимир Владимирович, Андрей Равелевич нашёл источник перераспределения платы за частоты. Может, мы Максута Игоревича спросим, готовы…

В.Путин: Нет, сейчас не будем его спрашивать. Он руку поднимает, ему понравилось, он хочет выступать бесконечно. Я думаю, что не будем его мучить. Я знаю, что он ответит, я скажу за него.

Во-первых, те доходы уже посчитаны в доходной части, а значит, они перераспределены в расходной части бюджета. Это первое.

Но дело даже не в этом. Дело в том, что в принципе у нас и бюджет, слава богу, в следующем году будет профицитным. Дело не в источниках в данном случае. Бюджет профицитный, и мы можем направить дополнительные ресурсы на те направления, которые считаем для себя наиболее приоритетными. Надо просто отработать механизмы, с тем чтобы не получилось так, как при строительстве этих технопарков. Точно совершенно это можно сделать, только нужно посмотреть, что конкретно куда.

Допустим, чтобы создать возможность доступа, в том числе к широкополосному скоростному интернету, для подавляющего количества людей, проживающих, скажем, на селе, хотя бы на первом этапе нужно наделить соответствующими функциями «Почту России», где можно установить пункты коллективного пользования этими возможностями. Мы и над этим работаем.

Но в целом, Андрей Равелевич, я с Вами полностью согласен, чем быстрее мы это сделаем, тем лучше. Так что будем считать, что у Правительства есть ещё одно поручение – вместе с Вами подумать и предложить инструменты ускорения решения вопросов, связанных с цифровым неравенством.

А.Кузяев: Спасибо.

А.Шохин: Владимир Владимирович, спасибо Вам большое, что многие Ваши комментарии заканчиваются тем, что Вы готовы поручить Правительству проработать те или иные вопросы. Опыт показывает, что мы эффективно взаимодействуем с Правительством. Если будет проект поручений подготовлен Администрацией, мы быстро отработаем все эти вопросы.

Владимир Владимирович, Вы мне намек сделали, когда сказали: «Не будем мучить министров». Вы дали понять, что и нам Вас не стоит, наверное.

В.Путин: Вы знаете, для меня одно удовольствие с вами общаться, и полезно. Спасибо большое.

На самом деле я говорю без иронии, без всякой рисовки, потому что это полезное общение всегда, потому что это и есть обратная связь с людьми, которые стоят перед решением задач, от которых зависит развитие всей экономики страны. Это важное мероприятие, хоть и предновогоднее, но содержательное, поэтому Александр Николаевич как уже такой застарелый бюрократ заготовил и выступающих, вопросы.

Если есть что-то или кто-то из коллег, кто хочет дополнительно что-то сказать, на чём-то внимание сосредоточить особо, что-то подчеркнуть либо сделать какие-то предложения, которые вы считаете важными, прошу вас.

М.Богданов: Владимир Владимирович, большое спасибо. Я волнуюсь на самом деле, я впервые говорю перед Президентом.

В.Путин: Я тоже. Мы все волнуемся. Мы все в равных условиях.

Пожалуйста, слушаю Вас.

М.Богданов: Спасибо Вам.

Вы сейчас говорили про вакцинацию.

В.Путин: Да.

М.Богданов: Мы часто читаем, что продают сертификаты, просто продают бумажки. В строительном саморегулировании, в строительной отрасли ровно то же самое – 12 лет уже продаются бумажки.

В.Путин: Какие?

М.Богданов: Я возглавляю самую большую СРО изыскателей в Российской Федерации. Мы – общероссийское отраслевое объединение изыскателей, 1,5 тысячи организаций, с 2006 года существуем.

В.Путин: Так.

М.Богданов: И это продажа бумажек под названием «членство в саморегулируемых организациях». Любой, кто здесь сидит в зале, может купить через интернет эту бумажку, любой специалист может купить. Продаётся в интернете, понимаете?

В.Путин: Это хорошо или плохо? Я не понимаю.

(Смех.)

М.Богданов: Это ужасно. У Вас сейчас просили 30 миллиардов рублей. Я прошу: заберите у нас 100 миллиардов рублей. Честно, у моей СРО 700 миллионов лежит в Сбербанке. Я прошу: заберите, пожалуйста, их, отдайте ВЭБу, ВТБ, Сберу, кому угодно! Заберите у моих коллег деньги, потому что эта система не работоспособная.

В.Путин: Это разные вещи: у меня или у моих коллег. Вы определитесь, пожалуйста.

М.Богданов: Хорошо. Говорю: у нас есть 700 миллионов, заберите эти 700 миллионов, а остальное – у коллег.

А.Шохин: Недостающее – у коллег.

М.Богданов: Можно сделать так: заберите только у нас. Законодательство позволяет такую вещь, как регуляторные «песочницы», когда можно попробовать те или иные режимы регулирования, которые позволят понять, работают эти подходы или не подходят. Основная проблема, которая есть в саморегулировании в строительстве, – это саморегулирование юридических лиц в России. То есть организация покупает бумажку и работает. В мире – это саморегулирование физических лиц. Люди должны бояться работать некачественно. По бюджету мы считали. Мы – большой научный институт: у нас 350 человек примерно. В год эта экономия в строительной отрасли будет примерно 250–300 миллиардов рублей, потому что качество увеличится, стоимость понизится.

В.Путин: Объясните, пожалуйста, за счёт чего?

М.Богданов: Хорошо. Простой пример. Минпромторг, город Мурманск, «Звёздочка», строительство сухого дока. Стоимость у них по смете была 16 миллиардов рублей.

В.Путин: У НОВАТЭКа?

М.Богданов: Там не НОВАТЭК.

В.Путин: А кто?

М.Богданов: Это судостроительная корпорация.

А.Шохин: ОСК.

М.Богданов: 16 миллиардов.

В.Путин: НОВАТЭК тоже что-то строил.

М.Богданов: Это сухой док для авианосца «Адмирал Кузнецов», который плавал в Сирию.

В.Путин: Да.

М.Богданов: Открытая информация в РБК была – 16 миллиардов. Потом приходит информация: там страшное землетрясение. И смета увеличивается на 17 миллиардов рублей, до 33, якобы из-за землетрясения. Там их не может быть, их там нет таких. Мы сделали работу, показали коллегам, что там нет таких землетрясений. У них цена тут же уменьшилась…

В.Путин: Здесь совсем интересно, давайте поподробнее тогда.

М.Богданов: Они тут же сэкономили, просто сходу, не вставая со стула, порядка 14 миллиардов. Мы не отбили все 17 миллиардов.

Вы знаете, трамплины в Сочи, Вы там были, я это видел по телевизору.

В.Путин: Слава богу, не прыгал там.

М.Богданов: Я Вам скажу так: трамплины, когда их проектировали, должны были стоить порядка 11,2 миллиарда рублей. Только из-за разгильдяйства изыскателей, непрофессионализма…

А.Шохин: Изыскателей… Вы же возглавляете СРО изыскателей.

М.Богданов: Мы ничего не можем поделать, понимаете, когда не работает система допуска на рынок. Люди должны бояться халтурить.

А.Шохин: На самом деле, давайте мы дискуссию немного переведём в другую плоскость.

В.Путин: Нет-нет, подождите, я хочу понять, в этом разобраться. Вы избрали такого председателя, не даёт говорить.

А.Шохин: А уже поздно. Он, кстати, был единственным, кто голосовал против избрания правления в том составе, в котором оно…

М.Богданов: Но не против Александра Николаевича.

А.Шохин: Да, но не против меня.

В.Путин: Всё-таки я хочу разобраться. Какие бумажки? О чём речь? Допуск на рынок?

М.Богданов: Смотрите, когда строительная организация определяет, может она работать или не может, она вступает в саморегулируемую организацию. И считается, что это вступление гарантирует, что всё хорошо.

В.Путин: Я так никогда не думал. Я говорю сейчас серьёзно, без всяких шуток. Просто представители отрасли настаивали на этом, и в конечном итоге я согласился и Правительству сказал, что, да, надо пойти навстречу. Я согласился с этим.

М.Богданов: Владимир Владимирович, Вы были совершенно правы, когда были против. Грубо говоря, извините, Вас развели.

В.Путин: Бывает, такое бывает. И с вами тоже такое со всеми случается.

М.Богданов: Вы извините, потому что на самом деле Вы спросите Дмитрия Николаевича Козака, его мнение по этому, Вы спросите Владимира Владимировича Якушева.

А.Шохин: Дмитрий Николаевич не заплатил тем, кто перерасходовал в Сочи.

М.Богданов: Но его мнение по поводу саморегулирования одного и другого крайне негативное. Я знаю, что сейчас руководство Минстроя в целом поддерживает этот подход.

Когда вы на земле… Я работаю, понимаете, я – изыскательский пролетарий.

В.Путин: Я понял.

М.Богданов: И у меня просьба: может быть, дайте поручение Андрею Рэмовичу проработать этот механизм.

В.Путин: Нет-нет, Вы мне всё-таки скажите, что за бумажки, что мешает. Вы спокойненько… Серьёзно говорю. Саморегулируемые организации, у них автоматическое пребывание, оно приводит к тому, что не дают возможности другим компаниям или даже находящимся там выйти на рынок и проявить свои лучшие качества. Какой механизм? О чём речь?

М.Богданов: Механизм следующий. Раньше у нас было федеральное лицензирование в строительной отрасли, которое плохо работало – оно было практически бесполезным, если говорить честно, – но оно имело минимальные административные затраты и минимальные затраты денег.

На сегодняшний день система саморегулирования в строительстве выглядит так. У нас саморегулируемая организация. Соответственно, те, кто хочет работать в отрасли, они приходят (я не говорю про нашу [ассоциацию] конкретно, я говорю в целом), они могут заплатить деньги посреднику за то, чтобы им оформили бумажки. Считается, что там должны быть специалисты. Дальше они платят деньги за специалистов. Это в интернете, Вы можете поручить, Вам это [покажут].

В.Путин: Да мне некогда туда заглядывать.

М.Богданов: Покупают специалистов и получают право работать. Дальше, когда вы даёте поручение что-то строить, надо понимать, что по этой иерархии дальше всё приходит компаниям, которые никакие, купили эти бумажки, и они работают. И наша мысль очень простая: работой должны заниматься профессионалы.

Только вчера Государственная Дума приняла федеральный закон – поправки в Градкодекс, согласно которому эти же саморегулируемые организации (просьба не подписывать этот закон) начинают заниматься независимой оценкой квалификации. Поверьте мне, я с детства в геологии, я за то, чтобы работали специалисты, но, когда НОПРИЗ, НОСТРОЙ будут продавать (извините, это моё частное мнение), независимую оценку квалификации, это приведёт к тому, что бюджет будет работать неэффективно. Это всё равно что в подшипник засыпать песок и изобразить… Понимаете, это невероятно, что я оказался перед Вами и могу это озвучить.

В.Путин: Извините, пожалуйста, как Вас зовут, имя, отчество?

М.Богданов: Богданов Михаил Игоревич.

В.Путин: Михаил Игоревич, вопрос Вы подняли очень серьёзный на самом деле. Мы здесь и шутим, и, слава богу, у нас такое предновогоднее настроение, но вопрос очень серьёзный. Ведь это выбор, как пройти между Сциллой и Харибдой.

Другой способ, способ лицензирования, – это огосударствление принятия этого решения. Всё время сторонники передачи определённых компетенций и уровня принятия решения в СРО, они всегда на что напирают? Они говорят, что принятие решения о лицензировании – это забюрокраченный способ принятия решения, создающий условия для коррупции. Давайте всё передадим в общественные организации, так, как это делается во многих других – сейчас мы понимаем, что это не совсем так, – цивилизованных экономиках. В конце концов, если вы обратили внимание на дискуссии, когда принимались вопросы о передаче в саморегулируемые организации, в том числе стройки, части полномочий, требования нарастают всё время: дайте ещё, ещё и ещё. Кстати говоря, далеко не все члены Правительства с этим были согласны, но в конечном итоге такая активная наступательная позиция привела к тому, что часть этих полномочий туда переданы.

Теперь Вы говорите, что это привело к негативным последствиям, что это привело к тому, что был создан чёрный рынок разрешений, бумажек, который приводит к тому, что, получая эту несчастную бумажку, её в руки берут те, кто на самом деле соответствующими компетенциями не обладают, а просто начинают торговать в свою очередь этой бумажкой…

М.Богданов: Да.

В.Путин: …и задирать ещё цену на строительство, потому что куча посредников появляется. Так я Вас понял?

М.Богданов: Совершенно верно.

В.Путин: Мы займёмся этим.

М.Богданов: Не подписывайте, пожалуйста, вчерашний закон в Градкодекс, просто большая просьба. На самом деле решение проблемы мы уже нашли.

А.Шохин: Михаил Игоревич, давайте…

М.Богданов: Владимир Владимирович, можно мне одну фразу буквально?

А.Шохин: Владимир Владимирович, у нас Михаил Игоревич новый член РСПП, получил мандат делегата съезда. При этом на площадке РСПП, где много возможностей обсуждать – у нас и комиссия по стройке есть, и рабочая группа по реинжинирингу промышленного строительства. К сожалению, саморегулируемые организации по закону, в том числе НОСТРОЙ, не могут быть членами других организаций. То есть они не члены у нас, но активно работают – и Союз строителей, и так далее. Есть определённая конкуренция между саморегулируемыми организациями, безусловно.

То, что Вы НОСТРОЙ и НОПРИЗ пытаетесь объявить мошенниками, Михаил Игоревич, это нечестно. Если есть мошеннические схемы, надо с ними бороться. Уверяю, что и в Вашей саморегулируемой организации есть всё то же самое. Если Вы честный, добросовестный руководитель, это не значит, что за Вашей спиной что-то не делается. Но в саморегулировании есть проблемы, безусловно. И Владимир Владимирович абсолютно прав. Когда вводился этот институт, споров было много, и сейчас мы видим по итогам, что есть реальные проблемы.

Приведу конкретный пример. Мы с Андреем Рэмовичем, с Максимом Геннадьевичем работаем над законом о банкротстве, новой редакцией, там тоже есть тема саморегулирования, тема арбитражных управляющих и саморегулируемых организаций. Пытаемся на конкретном примере на законодательном уровне проблемы эти если не устранить, то по крайней мере часть этих проблем, которые мы видим, элиминировать.

Поэтому давайте работать вместе на площадке РСПП. Вам страшно повезло, что Вы, не работая с коллегами, добежали до шестого этажа Государственного Кремлёвского дворца и прошли к микрофону.

М.Богданов: Спасибо.

А.Шохин: Я могу Иреку Энваровичу Файзуллину дать слово, чтобы он сказал, как работает с этими организациями.

В.Путин: Ладно, с Иреком Энваровичем мы поговорим.

Я вот на что обратил внимание. Вы сказали, что наш выступающий – новое лицо в РСПП. Смотрите, при формировании Государственной Думы «Единая Россия» пошла на то, чтобы обновить 50 процентов своего состава. И это в принципе идёт на пользу. Так что появление новых лиц в РСПП, думаю, тоже хороший сигнал. Судя по тому, как искренне говорит коллега и с каким пафосом, может быть, он в чём-то и ошибается, но в целом…

М.Богданов: Наболело.

В.Путин: Да, наболело. В целом шутки шутками, но это правильно, что Вы подняли этот вопрос и обратили ещё раз внимание на эту проблему, потому что если это не улучшает, а ухудшает ситуацию в отрасли, более того, ещё и ведёт к увеличению расходов, то, значит, это элемент сдерживания развития целой отрасли. А поскольку синергия от стройки в целом очень большая по экономике, то это существенный момент, надо посмотреть на это. Я обязательно попрошу коллег из Правительства, чтобы ещё раз на это обратили внимание.

Спасибо Вам большое.

М.Богданов: Большое спасибо.

А.Шохин: Владимир Владимирович, на самом деле мнение одного человека очень важно. У нас, безусловно, демократия. Но мы специально смотрели, как НОСТРОЙ занимается независимой оценкой квалификации, хотя это не наша членская организация, она партнёрская, но мы видели, что это действительно объективная оценка квалификации. Это намного лучше, чем те многочисленные «аношки», которые выдают сертификаты повышения квалификации и так далее, потому что они уж точно никого не представляли. Здесь профессиональное сообщество. Весь смысл независимой оценки квалификации в том, что профессиональное сообщество оценивает тех, кто входит на рынок. Поэтому в этом законе правильно всё сказано. Подписывайте, Владимир Владимирович.

В.Путин: Хорошо. Я подумаю. Но хочу ещё раз обратиться к коллегам. Пожалуйста, если есть ещё какие-то замечания, не обращайте внимания на начальство и говорите.

Пожалуйста, прошу Вас.

Ю.Симбирева: Юлия Симбирева – руководитель Комитета по развитию малого и среднего бизнеса Союза промышленников и предпринимателей Красноярского края.

Уважаемый Владимир Владимирович!

Александр Николаевич! Коллеги!

Прежде всего поздравляю нашу замечательную организацию с юбилеем. Большая честь и гордость быть её членом.

Сегодня много слышала, это отрадно, что экономика России восстанавливается, и ВВП обещает прирост на уровне 4,3 процента.

Но, к сожалению, по малому и среднему бизнесу Красноярского края я таких оптимистичных цифр назвать не могу. Третий год подряд количество малых компаний в нашем субъекте сокращается.

Помимо того, что организациям сложно работать в пандемию, накладывается сверху плохая экология, из-за которой люди уезжают из города, и сильная монополизация экономики, в которой молодёжь не всегда горит желанием работать, потому что специфические рабочие места.

Поэтому большая просьба обратить пристальное внимание в сторону малого и среднего бизнеса. Его развитие – одна из тех мер, которая позволяет стабилизировать и дать экономике определённую гибкость. В частности, предприниматели очень просят сохранить меры поддержки 2021 года на следующий год, такие как гранты и кредиты под льготную процентную ставку или с возможным обнулением при соблюдении определённых условий.

Второй момент, с чем сталкивается малый бизнес, – это проблемы с кредитованием. Мало залога, и есть факты просрочек, по которым они потом не могут получить заёмные средства. Здесь хорошо работает МСП Банк. Но есть такое ограничение: по системе прескоринга не обеспечивается индивидуальный подход к малым предпринимателям. И зачастую на этом этапе компании отсекаются по таким признакам, например, как иск в арбитражный суд. Это стоп-фактор сразу – просто иск. То есть любую организацию можно «отрубить» от кредитования, подав иск в арбитражный суд. Хотелось бы сделать работу более индивидуальной с малым бизнесом. Я понимаю, их много, нас много, малых компаний, но тем не менее.

И третий момент – это региональный уровень. Понятно, что у регионального уровня очень немного полномочий в части поддержки, они в основном имеют федеральный формат, но, в частности, регионы могут снизить ставку по УСН. Сегодня она снижена для пострадавших отраслей, и главы субъектов очень неохотно идут на снижение для всех, для расширения этого списка. У меня тоже просьба как-то повлиять на это. Уж я не знаю, за что Вы их там держите, но просьба ослабить хватку, чтобы было больше смелости в этом вопросе.

Спасибо.

В.Путин: Что я могу сказать? Вы знаете, какой объём помощи был предложен и осуществлён Правительством в целом в эти несчастные годы нашей борьбы с пандемией. Для нас это очень большой объём – триллионы, 4,5 триллиона. И в основном, главным образом всё было направлено на поддержку малого и среднего бизнеса. Мы прекрасно понимаем, что как раз он работает в тех сферах, которые больше всего и пострадали. Я сейчас не буду всё перечислять, вы наверняка об этом все хорошо знаете: и поддержка на выплату заработной платы, сохранение коллективов и целый набор мер.

Ю.Симбирева: Просьба их сохранить на следующий год, поскольку ситуация объективно не улучшится.

В.Путин: Да, мы с Правительством уже говорили на этот счёт. И если коллеги хотят что-то добавить, пожалуйста, но сейчас Правительство как раз над этим работает. И я просил коллег из Правительства как раз подумать на эту тему, потому что действительно ситуация (я в начале говорил, как идёт борьба с пандемией) остаётся сложной, и есть определённые ограничения. И мы должны подумать о том, как поддержать малый и средний бизнес в следующем году. Конечно, мы думаем над этим, так и будет.

Что касается регионов, посмотрим, что можно сделать для того, чтобы их тоже стимулировать для того, чтобы оказать большую реальную поддержку.

Ю.Симбирева: Спасибо.

В.Путин: Не за что.

А.Шохин: Владимир Владимирович, мы сегодня объявляли о том, что – я с призывом выступал к компаниям – членам РСПП присоединяться к декларации взаимодействия крупного и малого бизнеса. Эту декларацию разрабатывало Минэкономразвития, и Андрей Рэмович Белоусов собирал несколько совещаний. Это декларация и стандарт работы крупного и малого бизнеса тоже, по сути дела, начиная с процедуры присоединения к нему. Мы рассчитываем, что это один из факторов обеспечения и заказов, и закупок, и управленческое консультирование, и ряд других вещей, которые в стандарте прописаны. Реализация этих положений приведёт к поддержке малого бизнеса, особенно там, где недостаток, а именно – крупная концентрация производств, наличие крупных компаний, как в Красноярском крае, может обернуться плюсом, если крупные компании возьмут на вооружение это направление работы – взаимодействие с малым бизнесом.

В.Путин: Да, и мы бы, конечно, тоже вас просили об этом, имея в виду, что, как вы знаете, компании с госучастием имеют обязательства: часть заказов, значительную часть, она постоянно растёт, направлять на закупки услуг и товаров у отечественного малого и среднего бизнеса.

Пожалуйста.

Н.Коцюба: Уважаемый Владимир Владимирович!

Я – Коцюба Наталья Владимировна, руководитель национального объединения саморегулируемых организаций арбитражных управляющих. Отрасль, где саморегулирование отношений юридических и физических лиц, отрасль, где саморегулирование состоялось как раз. Поэтому меня задело выступление коллеги, который до этого выступал по строительной отрасли.

Я сама возглавляю крупную саморегулируемую организацию. Трудности есть, недостатки есть, стандарты разрабатываем, по ним работаем, по ним, слава богу, осуществляем проверку. Столько проверок осуществили, сколько государство не осуществляет в наше время. В первой половине дня мы сегодня говорили о законе о банкротстве. Это та сфера, в которой бизнес и профессиональное сообщество не могут найти консенсуса с Правительством.

У нас за последнее время принято более 100 законов, которые вносят концептуальные поправки в Закон о банкротстве. Это латание одеяла. Нужно создавать новую концепцию развития законодательства о банкротстве в стране, сажать все стороны за один стол, не игнорировать мнение профессионального сообщества. Сегодня и Торгово-промышленная палата, и РСПП, и представители Уполномоченного по защите прав предпринимателей – все против того законопроекта, который предложило Правительство. Надо сесть всем сторонам за один стол, пригласить учёных – у нас очень интересные учёные работают над этой темой и в МГУ, и в Финансовом университете – и разработать именно концепцию, а не латать закон.

Спасибо.

Всех поздравляю и с Новым годом, и, конечно, с юбилеем.

В.Путин: Хорошо. Спасибо большое. Спасибо, что обратили на это внимание. Попрошу коллег из Правительства доложить об этом отдельно.

Прошу Вас.

А.Шохин: Закон о банкротстве – 500 страниц. Конечно, там много где есть поработать.

В.Путин: Я представляю себе, как нужно работать с такими объёмными документами. Есть проблемные вопросы – мы на них и посмотрим.

Пожалуйста.

С.Воронков: Уважаемый Владимир Владимирович!

Я приехал с приветом из Санкт-Петербурга. Я являюсь президентом Российского союза выставок и ярмарок, Воронков Сергей Георгиевич. Союз был создан тоже 30 лет назад, в этом году отмечает юбилей. На первой фотографии собрания Союза есть Вы с Анатолием Александровичем. Вы принимали непосредственное участие в развитии «Ленэкспо», в учреждении Петербургского экономического форума, в строительстве «Экспофорума», генеральным директором которого я являюсь.

Я хотел бы позитивную новость и вопрос сформулировать по поводу придания особой значимости и придания статуса отдельной отрасли такой сфере, как конгрессно-выставочная деятельность. На сегодняшний день конгрессы и выставки становятся важнейшим инструментом не просто налаживания нового экономического ландшафта в силу того, что все мировые кооперационные цепочки, созданные за последние 40 лет, разрушены, но и становятся важнейшим инструментом народной дипломатии и мягкой силы в условиях информационной блокады России.

Те тысячи мировых политиков, бизнесменов, учёных, которые приезжают в страну, – это те элитные группы, которые формируют мировую повестку дня. И, один раз увидев ситуацию в России, поняв, что это островок стабильности в плане налаживания контактов и в плане общения, они никогда не поведутся ни на какие фейковые новости, которые, соответственно, несут средства массовой информации за границей.

Благодаря тому, что, например, был построен «Экспофорум», Россия получила один из лучших в Европе конгрессно-выставочных центров. У нас уже было проведено десять мировых конгрессов, до 2028 года ещё десять конгрессов выиграно. Мировой конгресс математиков будет в следующем году, мировой энергетический конгресс. В мире проводится 15 тысяч конгрессов ежегодно, из них всего 600 проводилось в России. Это окно в мир, такой директ-маркетинг воздействия на элитные группы. Американцы, англичане это прекрасно понимают, потому что там искусственно формируются корпорации с капитализацией выше 500 миллионов долларов, которые аккумулируют и выставки, и конгрессы, и медийные ресурсы, и вопросы работы с патентами, с научными статьями и так далее, потому что это действительно такая точечная работа с элитами.

По поручению Андрея Рэмовича Белоусова у нас было совещание. Мы с Минпромторгом подготовили стратегию развития отрасли с учётом уже новых условий. Благодаря поддержке Правительства отрасль была признана пострадавшей, получила меры поддержки, и мы выстояли, потому что в мире отрасль конгрессов и выставок упала в среднем на 60 процентов в 2021 году по отношению к 2019 году. В России мы выйдем на показатель 38 процентов.

У нас гигантский в этом смысле потенциал, рост в десятки раз – и приём ротируемых конгрессов, и проведение собственных выставок, которые нужно поддерживать. Пока эта отрасль за границей лежит «на боку», у нас есть прекрасный шанс сформировать мощнейший инструмент народной дипломатии, мягкой силы и налаживания новых экономических ландшафтов.

Есть конкретные меры, которые могли бы помочь отрасли, – это введение Expo ID для того, чтобы открыть всё-таки приезд сюда иностранцев на конгрессные и выставочные мероприятия. Сейчас это делается в индивидуальном порядке через штаб, который возглавляет Голикова. Это Expo tax free для поддержки иностранных участников в наших выставках. И это, конечно, взаимное признание сертификатов по прививкам для того, чтобы можно было увеличить объём международных отношений.

Уважаемый Владимир Владимирович!

Просьба поддержать данную инициативу, и тогда в случае принятия стратегии развития отрасли и, возможно, закона о конгрессно-выставочной деятельности Россия получит действительно мощнейший инструмент в международной политике, в международных экономических отношениях.

Спасибо.

В.Путин: Понимаю, о чём Вы говорите. Конечно, нам хочется поддержать это направление деятельности. То, что Вы сказали, так или иначе в значительной степени относится и к другой очень важной для нас отрасли – туризму. Для Питера это особенно актуально. Мы стараемся это делать.

По всем направлениям, которые Вы сейчас упомянули, все эти направления так или иначе связаны с обеспечением безопасности. Безусловно, думая над этим и решая вопросы безопасности, мы, конечно, не должны забывать о вопросах развития. Так что все эти инструменты мы внимательно ещё раз проанализируем и там, где возможно, соответствующие точечные решения постараемся принять.

С.Воронков: Спасибо.

В.Путин: Вам спасибо большое и удачи.

Ну что, на этом завершаем?

А.Шохин: Да.

Владимир Владимирович, спасибо огромное за интересную беседу. Я рад, что у нас не всё прошло по ранее запланированному сценарию, было определённое оживление в зале. Хорошо, что и гендерный принцип мы соблюли: две очень умные и красивые женщины выступили с интересными предложениями. И в целом, мне кажется, что сегодняшний съезд – это не только юбилейное мероприятие, но и по существу были обсуждены многие проблемы.

Я хотел бы отметить, что многие мои коллеги научились формулировать финальную часть своих выступлений, благодаря Вас за поручения Министерству финансов, Правительству и так далее. Я думаю, что мы поработаем со всеми этими ведомствами и где-то в середине января уже будем готовы доложить Вам, как работать дальше.

В.Путин: Хорошо.

А.Шохин: Спасибо.

В.Путин: Я хочу поблагодарить Вас за организацию мероприятия. Разумеется, уже большая половина декабря прошла, мы ближе и ближе к Новому году. Хочу пожелать вам лично, членам ваших семей, вашим близким всего самого хорошего в наступающем новом году, производственных успехов вашим коллективам.

Хочу выразить слова благодарности за сегодняшнюю активную и очень содержательную беседу. Спасибо большое. Всего вам наилучшего.

 

Источник: Администрация Президента России

Назад к списку


Добавить комментарий
Прежде чем добавлять комментарий, ознакомьтесь с правилами публикации
Имя:*
E-mail:
Должность:
Организация:
Комментарий:*
Введите код, который видите на картинке:*