Статья ученых ТПУ про скулшутинг в России вошла в спецвыпуск журнала Social Sciences

17.12.2021 144

Статья «Modeling the Process of School Shooters Radicalization (Russian Case)» научного коллектива Томского политехнического университета опубликована в спецвыпуске журнала Social Sciences «Investigating Antecedents to Radicalisation: European Concepts at the Top of the Global Counter-Terrorism Agenda». Согласно рейтингу CiteScore 2020, журнал занимает 59-ю позицию в мире в категории General Social Sciences.

«В этом спецвыпуске опубликованы работы ученых со всего мира, исследующих такое понятие как радикализация. В целом исследование инцидентов скулшутинга (от school shooting — «школьная стрельба», вооруженные нападения в учебных учреждениях, ред.). — это очень актуальная тема для ученых Америки и Европы.

Фото: crello.com/Kosya Klimenko

Последние 20 лет эта проблема вызывает повышенное внимание у исследователей, так как крайне трудно выявлять скулшутеров и предотвращать подобные инциденты. Однако российские кейсы в данном направлении ранее широко не освещались, можно сказать, что статья нашего коллектива стала одной из первых.

Само попадание в специальный выпуск предполагает серьезную работу над статьей, учитывающую большое количество требований и замечаний от рецензентов. Поэтому мы рады, что наше исследование было оценено на столь высоком уровне», — говорит научный руководитель Центра изучения терроризма, экстремизма, радикализации и киберугроз ТПУ, профессор отделения социально-гуманитарных наук ШБИП Анна Карпова.

Насильственные инциденты с расстрелами школьников или стрельбой в школах в настоящее время считаются серьезной и растущей угрозой во всем мире. В России, по мнению исследователей, точкой отсчета случаев подражания инцидентам скулшутинга можно считать 2014 год. Именно тогда скулшутинг был широко освещен в СМИ. Учеными была собрана база данных, включающая случаи скулшутинга, массовых убийств, террористических инцидентов, совершенных молодыми людьми различных возрастных категорий, за период с 2014 по 2021 годы. Всего 21 случай. Процедура выборки включала три этапа: использовались открытые источники информации (официальные сайты СК, МВД РФ, федеральные СМИ, например, ТАСС, «Интерфакс», «Российская газета») для сбора информации о преступлениях, совершенных людьми в возрасте от 14 до 35 лет. Исследователи выделили более 100 случаев, которые рассматривались отдельно.

«Используя многочисленные дополнительные источники, мы перепроверили каждый случай и исключили те, что не относятся к скулшутингу. После этого этапа осталось 34 инцидента, с которыми мы работали далее. В итоге в окончательном списке остался 21 случай — 15 совершенных и шесть предотвращенных инцидентов. Была собрана подробная база данных по 25 переменным — статистическим данным, важным для дальнейшего анализа. Это, например, дата, тип учреждения, тип оружия, количество погибших и пострадавших, состоял ли подозреваемый в совершении инцидента на учете, данные о психической вменяемости, инкриминируемая статья и другие. По результатам исследования создана концептуальная модель радикализации скулшутеров, в которой обозначены качественные характеристики и ключевые свойства самого процесса радикализации. Модель включает пять фаз: предиктор — социальный стресс, мотивационный этап, мобилизационный этап, терминальный этап, инцидент. По каждому из этапов детально описаны значимые маркеры», — поясняет эксперт.

Ученые считают, что процесс радикализации скулшутеров имеет множество общих черт с процессом политической, террористической радикализации. Исследователи выделяют общие поведенческие, психологические, когнитивные атрибуты перехода от радикальной идеи к насильственному действию и делают вывод, что предиктором совершения инцидента скулшутинга является процесс радикализации. При этом существенным фактом является линейный характер процесса радикализации, отраженный в концептуальной модели, так как он демонстрирует поэтапный процесс трансформации скулшутера от идеи решить личную проблему до совершения насильственного акта. Линейность процесса позволяет понять, как скулшутеры мобилизируются на совершение инцидента.

«Обобщая кейс скулшутинга в России, мы пришли к выводу, что картина инцидентов соответствует сходству таких событий, происходящих по всему миру, скулшутеры следуют общему сценарию таких инцидентов. Но мы нашли и несколько отличительных особенностей. Во-первых, это не спонтанное, а плановое, целенаправленное насилие, в отличие от ряда случаев, описанных в зарубежных источниках, где встречаются как случайные, так и целенаправленные нападения. Во-вторых, «синдром подражания» становится ключевым фактором для российских скулшутеров. В-третьих, в российской социальной сети «ВКонтакте» формируется гибридная субкультура, соединяющая культ американских и российских скулшутеров. В-четвертых, важной вехой на пути к планированию и осуществлению инцидента становится онлайн-радикализация, имеющая кумулятивный эффект», — подытоживает Анна Карпова.

Научный коллектив планирует провести дальнейшие эмпирические исследования для проверки сформулированной модели, чтобы убедиться, что она имеет прочную концептуальную основу. Также ученые предлагают исследователям из других стран использовать модель в качестве основы для эмпирической проверки кейсов.

 

Источник: Служба новостей ТПУ




Назад к списку


Добавить комментарий
Прежде чем добавлять комментарий, ознакомьтесь с правилами публикации
Имя:*
E-mail:
Должность:
Организация:
Комментарий:*
Введите код, который видите на картинке:*