Заседание Совета по стратегическому развитию и национальным проектам

16.12.2021 92

Владимир Путин в режиме видеоконференции провёл заседание Совета при Президенте по стратегическому развитию и национальным проектам.

В.Путин: Уважаемые коллеги, добрый день!

Мы по традиции в конце года проводим заседание Совета по стратегическому развитию и национальным проектам, чтобы подвести текущие итоги года, предметно посмотреть, что сделано для достижения национальных целей, – а это, напомню, ключевые ориентиры развития страны до 2030 года.

Отмечу, что, несмотря на сложную эпидемиологическую обстановку, работа по национальным проектам не прекращалась. Более того, есть индикаторы, которые показывают, что динамика, интенсивность здесь даже растут. Так, если по итогам первого, 2019 года реализации проектов, кассовое освоение расходов по ним запаздывало – немного, но тем не менее – по сравнению с исполнением федерального бюджета в целом, то сейчас эти показатели выровнялись.

 Фото - kremlin.ru

Для справки: на 1 декабря 2019 года федеральный бюджет был исполнен на 78 процентов, а расходы по национальным проектам – на 70. На 1 декабря текущего года расходы и федерального бюджета, и расходы по нацпроектам исполнены на 80 процентов.

Конечно, при всей важности бюджетной дисциплины дело не только в том, насколько интенсивно, планово осваиваются средства – это, как мы понимаем, только инструмент решения задачи, и он, естественно, должен работать хорошо. Но главное, – и вновь это подчеркну, – какие получены результаты, насколько они конкретны, понятны и видны людям, какой эффект дают для развития регионов и всех территорий страны.

И такие результаты – это приятно отметить – есть. Есть и недоработки – об этом тоже поговорим, но и результаты есть. Отмечу, что уже выполнен годовой план по ремонту дорожной сети городских агломераций, в этих населённых пунктах проживает около половины наших граждан.

 

В целом с опережением графика идёт и расселение аварийного жилья. За 10 месяцев текущего года в новые современные квартиры переехали 120 тысяч человек – это столько же, сколько за все два предыдущих года.

Напомню, что уже совсем скоро, в январе, мы запустим новую программу расселения. Она охватит жильё, признанное аварийным на 1 января 2021 года. Средства на эти цели – 45 миллиардов рублей на ближайшие два года – заложены в федеральный бюджет.

В сфере дошкольного образования за последние годы создано около 180 [тысяч] мест в яслях. Очередь в ясли в целом по стране сократилась вдвое, а в 31 регионе страны этот вопрос решён целиком, полностью. Здесь практически каждая семья, в которой растут малыши в возрасте до трёх лет, при необходимости может устроить в ясли каждого малыша.

Кстати говоря, всё-таки очередь сохраняется по некоторым регионам, и она [составляет] 73,5 тысячи детей. Это для справки. Понятно, что в плановом порядке мы должны и это дорешать.

В начальной школе организовано бесплатное горячее питание, его получают более семи миллионов ребятишек. Эта мера – часть нашей системной работы по поддержке семей с детьми. На сегодняшний день адресную помощь от государства получают российские семьи, где растут порядка семи миллионов детей. И, как уже говорил, задача ближайших лет – выстроить здесь целостную линейку поддержки семей, где растут дети в возрасте от рождения до окончания школы.

Добавлю, что поддержкой в рамках социального контракта охвачено около 800 тысяч человек, оказавшихся в сложной жизненной ситуации. Борьба с бедностью – это наш безусловный приоритет – мы говорим об этом постоянно, он прямо связан с ответом на демографический вызов.

Для повышения доходов граждан важно всё: и адресная социальная поддержка, и помощь семьям с детьми, и новые рабочие места – один из ключевых элементов, и сбалансированное развитие регионов и отраслей экономики, и, повторю, повышение доступности и качества образования на всех уровнях.

Будем наращивать динамику строительства новых школ. За три года в 78 регионах уже введена в эксплуатацию 271 школа на 177 тысяч мест. Напомню, что до конца 2024 года мы планируем построить 1 тысячу 300 школ. Кроме того, в ближайшие пять лет будет реализована большая программа капитального ремонта и технического обновления действующих школ. В неё войдут 7 тысяч 300 зданий.

Что касается педагогического состава, то более 800 тысяч школьных учителей и 100 тысяч кураторов в колледжах и техникумах получают доплаты за классное руководство и кураторство. Эта работа учителей и наставников имеет колоссальное значение для воспитания молодёжи, для её личностного, профессионального становления, а значит, и для будущего России.

Обновляется инфраструктура здравоохранения. С 2018 года введены в эксплуатацию 1 тысяча 750 фельдшерских пунктов и врачебных амбулаторий. В регионы поступило свыше тысячи передвижных медицинских комплексов. В итоге объёмы медицинской помощи на селе увеличились в два раза.

Переоснащаются детские поликлиники, онкологические и сердечно-сосудистые центры. В рамках нацпроектов им поставлено более 40 тысяч единиц нового медицинского оборудования.

Добавлю, что в регионах уже открыто более 350 амбулаторных центров онкологической помощи, а пациенты с высоким риском сердечно-сосудистых заболеваний с прошлого года имеют право на бесплатные лекарства. В текущем году их получают примерно 600 тысяч граждан.

Ещё один важный результат нацпроектов с точки зрения качества жизни в российских городах, повышения экологического благополучия: мы поставили задачу – до конца 2024 года ликвидировать 88 наиболее опасных объектов накопленного вреда окружающей среде. Уже закрыты 60 таких объектов, и до конца года будут ликвидированы ещё шесть. Также на сегодняшний день закрыты и рекультивированы 30 несанкционированных свалок в границах городов, до конца текущего года нужно будет ликвидировать ещё 12.

Подчеркну, национальные проекты крайне важны для наших граждан. Они должны вести к повышению благополучия российских семей, менять к лучшему городскую среду, социальную сферу, создавать новые возможности для бизнеса.

При этом принципиальное значение имеет оценка самими гражданами тех перемен, которые несут национальные проекты, и мы знаем, что здесь не всё так гладко, как бы хотелось, – я сказал об этом в самом начале своего выступления. Проблемы, к сожалению, сохраняются.

Повторю, задача каждого национального проекта не в том, чтобы просто построить, сдать в эксплуатацию или отремонтировать какой-либо объект, – нужно добиться того, чтобы с помощью нацпроектов на деле решались самые чувствительные проблемы людей. В этом и заключается главный критерий эффективности нашей общей работы.

Как на федеральном уровне, так и в регионах, на местах нужна каждодневная вовлечённость всех участников национальных проектов в работу, максимальная ответственность и полная отдача сил. Я призываю коллег постоянно отслеживать продвижение национальных проектов, анализировать узкие места или отставания, чтобы принимать дополнительные решения исходя из объективной картины, с учётом возникающих проблем и трудностей, конечно.

Так, в этом году серьёзным вызовом для реализации нацпроектов стал рост цен. Он охватил широкую номенклатуру товаров, в том числе строительные материалы. В условиях изменившейся ценовой конъюнктуры губернаторы, руководители регионов всё чаще сообщают о несостоявшихся конкурсах, о задержках строительства, о проблемах с подрядчиками.

Сейчас не буду справочные данные приводить по поводу роста цен на арматурную сталь, листовую сталь, битум и так далее и так далее. Вы это хорошо знаете. Такие риски необходимо снизить до минимума, а лучше, конечно, свести их к нулю. Все работы и объекты, запланированные в рамках национальных проектов, должны быть реализованы.

Хотел вновь подчеркнуть: речь идёт не о суммах выделенных и освоенных средств, а о построенных садах, школах и объектах инфраструктуры, отремонтированных больницах и ФАПах, ликвидированных свалках и так далее.

Правительству нужно подготовить чёткий алгоритм действий по объектам, которые строятся на федеральном уровне и региональном уровне. Все участники этой работы должны понимать, какие действия им необходимо совершить, как этот процесс будет обеспечен с финансовой точки зрения.

И ещё. В своё время у нас прошли оживлённые дискуссии на тему пропорций Федерации и регионов в общих объёмах финансирования национальных проектов. По их итогам были достигнуты конкретные договорённости, и очень важно, чтобы в текущих непростых условиях эти договорённости строго исполнялись всеми участниками.

Вот то, что хотелось бы сказать в начале.

Давайте начнём работать, а потом подведём итоги нашему обсуждению, сделаем определённые выводы, наметим ближайшие шаги на следующий год и на более отдалённую перспективу.

Пожалуйста, слово Марату Шакирзяновичу Хуснуллину. Прошу Вас.

М.Хуснуллин: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Благодаря Вашей поддержке и постоянному вниманию строительная отрасль становится одним из драйверов развития экономики. Мы уже сегодня видим, что строительная отрасль вместе с ЖКХ составляет порядка 11 процентов ВВП страны, обеспечивает более 12 процентов налогов от общего объёма налоговых поступлений и гарантирует рабочие места для 8,5 миллиона человек, а с учётом смежных отраслей эта цифра кратно выше. Доля бюджетного строительства, особенно транспортного, в этом объёме очень высокая, и она очень сильно влияет на экономику регионов, на благосостояние бюджетов, на благосостояние людей.

Хочу сказать, что у нас в этом году очень неплохие показатели по жилищному строительству: уже на сегодняшнюю дату можно сказать, что мы превысили показатели прошлого года. Подведём итоги, Владимир Владимирович: по итогам года, думаю, что будем приятно удивлены теми объёмами, которые введены. Цифры скажем точнее в январе [2022 года].

Могу сказать ещё из важных вещей, что у нас выдано разрешений на строительство на 43 процента больше, чем в прошлом году. То есть программа – нацпроект «Жильё», которым мы активно занимались в последние два года, особенно активно в пандемийные, уже даёт свои результаты.

По дорожному строительству мы все планы, как Вы сказали, уже перевыполнили, а физически, Владимир Владимирович, на сегодняшнюю дату это 4700 километров дорог, дополнительно построенных сверх плана и отремонтированных, которые люди уже почувствовали.

По национальным проектам «Безопасные и качественные дороги», «Комплексный план модернизации инфраструктуры», «Жильё и городская среда»: у нас финансирование идёт с опережающими темпами, и мы уверены, что кассовое освоение будет на уровне 99 процентов. Касса идёт нормально, все регионы отчитываются – в последние дни итоги подводим.

В этом году хочу отметить один важный фактор. В прошлом году, Владимир Владимирович, мы к Вам обратились с просьбой поддержать по опережающему финансированию. В 2020 году мы отработали примерно 100 миллиардов, что позволило нам вместе с Минфином перевыполнить все свои планы. В этом году, благодаря постоянному контролю со стороны Председателя Правительства [Михаила Мишустина], огромной работе, сделанной Минфином, по использованию эффективных остатков, по переброскам денег, которые у нас есть в бюджетах, мы опережающе профинансировали 500 миллиардов рублей. Эти деньги пошли на дороги, на развитие железнодорожной инфраструктуры, на опережающее строительство объектов социальной инфраструктуры, на жильё, то есть на все наши госпрограммы.

Наш главный принцип в сегодняшней ситуации с инфляцией: чем быстрее мы строим, тем дешевле для бюджета. Этот принцип мы используем, а главное, что люди получают быстрее обещанные объекты.

Также мы с учётом Вашего Послания [Федеральному Собранию] оказываем системную поддержку инфраструктурному развитию регионов. Вы нам это поручение давали, мы отработали инфраструктурные бюджетные кредиты и прочие так называемые механизмы инфраструктурного меню, в которые вошли восемь основных мер поддержки. В результате регионы получат порядка 1,5 триллиона различных средств на поддержание инфраструктуры в течение ближайших трёх лет. Это тоже в основном объекты, связанные со стройкой.

Такие проекты позволят создать условия для ввода жилья, решить проблемы с дорогами, обновить общественный транспорт, обеспечить создание комфортной безопасной среды для жизни и позволят создать рабочие места. Нам необходимо поддерживать набранные темпы развития прежде всего в интересах наших граждан.

Сегодня всего в стране находится в работе около 103 тысяч федеральных и региональных контрактов на строительные работы общей стоимостью порядка 8,8 триллиона рублей. При этом в рамках национальных проектов реализуется около 11,5 тысячи государственных и муниципальных контрактов на сумму около трёх триллионов рублей, из них 1,1 триллиона – по федеральным госзаказчикам, 1,85 триллиона – по региональным заказчикам.

В сложившейся экономической ситуации мы столкнулись с рядом негативных факторов, которые оказывают влияние на достижение поставленных задач. Один из главных вызовов сегодня – это рост стоимости материалов. Он вызван и объективными причинами, связанными с мировой инфляцией, включая значительный рост стоимости сырья, особенно там, где есть импортная составляющая, временной остановкой производств в связи с пандемией, проблемами с логистикой, перебоями с поставками, дефицитом трудовых ресурсов.

Мы проанализировали, что у нас, – к сожалению, мы констатируем факт, – металл вырос порядка 70 процентов, битум, как Вы говорили, порядка 70 процентов, различные лесоматериалы. Но в то же время, Владимир Владимирович, у нас, например, вырос на 100 процентов песок. Мы не понимаем, с чего песок, где доли импорта вообще нет, должен вырастать на 100 процентов.

Я считаю, что нам эту работу надо усилить кратно: регионам, ФАС, Минстрою, Минпрому, – всем заинтересованным лицам. Все факты роста стоимости материалов нужно обязательно рассматривать – каждый индивидуально – и находить решение, потому что для нас, как я уже сказал, это самый главный вызов, если такая тенденция сохранится. У нас школы – стройки – уже подорожали на 26 процентов, жильё – на 22, металлические мосты с пролётными строениями – на 30 процентов, инженерные сети – на 19.

Мы приняли ряд мер по борьбе с ростом цен. Вами было поддержано предложение Правительства предусмотреть средства, в том числе за счёт временных пошлин на экспорт цветных и чёрных металлов, в целях компенсации затрат по заключённым контрактам в связи с удорожанием стоимости строительных ресурсов.

В августе этого года было принято постановление, которым определён порядок увеличения цен федеральных госконтрактов в пределах 30 процентов по результатам пересчёта стоимости. Обязательное условие – это госэкспертиза сметы. При этом срок проведения такой экспертизы был сокращён в три раза – с 42 до 14 дней.

Мы рекомендовали регионам принять аналогичные акты на всех уровнях – для региональных и муниципальных контрактов. Однако на сегодняшний день только 80 регионов приняли, а пять регионов не приняли, причём ряд регионов уже активно работают и используют механизм, а некоторые даже акты, как я уже сказал, не приняли.

Принят также ряд решений как на федеральном, так и региональном уровнях. Мы уже сегодня оплатили стоимость удорожания по утверждённому механизму в таких проектах, как модернизация коммунально-инженерной инфраструктуры, по федеральной программе «Жильё», «Чистая вода», в здравоохранении. То есть механизм заработал, теперь надо этот механизм просто ускорять.

Но в ходе этой работы, Владимир Владимирович, у нас выявлен ряд серьёзных проблем, которые мы предлагаем сейчас к обсуждению и решению.

Первое. Так как мы не понимали, какой объём средств будет по удорожанию, это не было заложено в лимиты бюджетных обязательств. Мы договорились – у Председателя [Правительства] неоднократно обсуждали, – что деньги на это будут выделены по мере появления экспертиз.

Сегодня мы подтверждаем, – так как у нас участвуют все регионы, – что Правительство готово выделять денежные средства на компенсацию подрядчикам роста стоимости строительных материалов по проектам, организация которых осуществляется с привлечением федерального бюджета.

В самое ближайшее время мы определим предварительные лимиты для главных распорядителей бюджетных средств. Однако воспользоваться этими средствами можно будет только после подтверждения стоимости на основании госэкспертизы. При этом, по оперативным данным, уже получено заключение экспертизы по 146 объектам, общая стоимость – 375 миллиардов. Удорожание на трёхлетку составило 62,8 миллиарда – это около 17 процентов.

Второе. При наличии заключения экспертизы в начале 2022 года будет оплачено удорожание по незакрытым контрактам 2021 года. Мы выработали механизм, который при согласии сторон позволит это сделать без применения штрафных санкций. Надеемся принять необходимые акты до конца года.

[Третье.] Совместно с Минфином нашли решение, как заключить допсоглашения в отсутствие лимитов в бюджете по долгосрочным контрактам. По предложениям главного распорядителя бюджетных средств, после получения заключения экспертизы утвердим перечень таких объектов на федеральном уровне, что позволит заключить такие допсоглашения на 2022–2024 годы, то есть на всё время действия программы.

Четвёртое. Обеспечим возможность учесть удорожание по концессионным проектам, по которым было федеральное финансирование, также пропорционально доле бюджета.

Пятое. По федеральным проектам компенсация будет осуществлена полностью на долю федерального бюджета из федерального бюджета. По региональным проектам предоставляется субсидия из федерального бюджета, удорожание будет компенсировано пропорционально доле федерального финансирования. Я на этот пункт прошу глав субъектов обратить особое внимание, чтобы в своих бюджетах также нашли механизмы решения этой задачи.

Следующий пункт, шестой. Сегодня, Владимир Владимирович, во втором чтении принят очень важный закон. Вячеслав Викторович [Володин] сейчас только что сказал, мы целый ряд поправок приняли к Градостроительному кодексу. Там есть одна важная поправка, что можно пересматривать контракты, которые реализуются в течение одного года. У нас особенно по «дорожникам» не получалось без этой поправки законодательно оперативно пересматривать стоимость контрактов. Сегодня такое право у нас появилось, за что хочу отдельно сказать Думе спасибо: в ускоренном порядке эту поправку приняли.

Седьмое. На большие долгосрочные контракты действительно уже не стали выходить ряд крупных подрядчиков. Мы сейчас подготовим механизм до конца года – в случае всё-таки дальнейшего роста как мы будем компенсировать данное удорожание, если оно будет запланировано более, чем прописано в нашем постановлении.

По росту жилищного строительства. Мы провели совещание с Михаилом Владимировичем Мишустиным по влиянию сегодняшней ситуации, стоимости, инфляции на жилищное строительство, на ипотеку и тоже подготовили ряд мер для обсуждения с Центральным банком. Подготовили также ряд мер для поддержки жилищного строительства – всё, что связано с бюджетом.

Владимир Владимирович, мы считаем, что предложенные меры нам в основном позволят нивелировать все риски, которые у нас есть, в случае их поддержки. И самое главное, мы настроены все запланированные планы выполнить в намеченные сроки.

Спасибо за внимание.

В.Путин: Спасибо Вам. Но всё-таки я бы хотел некоторые вещи уточнить.

Что касается, например, вопроса по дополнительному финансированию контрактов, планируемых к завершению в 2021 году и по которым произошло удорожание, о котором и я сказал, и Вы сейчас только что сказали, для их оплаты в 2022 году после подтверждения такого удорожания. Мы вчера так коротенько, но всё-таки коснулись этой темы и с Министром финансов [Антоном Силуановым] вечером, уже поздно, разговаривали по телефону.

Окончательное решение есть какое-то?

М.Хуснуллин: Да, Владимир Владимирович. Окончательное решение мы вчера поздно ночью нашли.

Мы подробно обсудили с Министерством финансов, провели согласительное совещание у Дмитрия Юрьевича Григоренко с привлечением всех заинтересованных сторон, с участием Аппарата Президента, Орешкин Максим Станиславович принимал участие.

Следующий вопрос: те, кто сегодня имеют заключённый контракт, но, так как он закрывается этим годом, мы де-юре не можем профинансировать, так как уже время прошло и они не успеют получить деньги и их израсходовать, мы их отдельно выделяем, сделаем специальное постановление и проплатим эти деньги в 2022 году.

Деньги на это будем в Резервном фонде просить. Предварительное одобрение получено.

В.Путин: А сам механизм изменения цен контрактов для долгосрочного…

М.Хуснуллин: Механизм у нас утверждён постановлением № 1315. При необходимости, если у нас будут какие-то сбои в ходе практического исполнения, мы его доработаем, внесём необходимые изменения, то есть и долгосрочно – это была ключевая проблема.

Почему мы не могли это оплачивать? Потому что у нас только удорожание предусматривало оплату в этом году. Сейчас мы нашли механизм оплаты на срок действия всего контракта, на 2022–2024 годы.

В.Путин: Это значит, что предусмотрена и возможность индексации цен по вновь заключённым контрактам с учётом рыночной стоимости, так?

М.Хуснуллин: Да, Владимир Владимирович.

В.Путин: А что касается софинансирования – механизма сохранения уровня софинансирования из федерального бюджета для субъектов Российской Федерации при строительстве объектов капитального строительства – как с этим разобрались?

Я знаю, Минфин отслеживает доходы субъектов Федерации. В связи с этим о чём договорились?

М.Хуснуллин: Владимир Владимирович, здесь подход будет следующий. У нас, к счастью, пока бюджеты субъектов формируются практически у всех хорошо, допдоходы есть. Мы же тоже с допдоходов из Резервного фонда оплачиваем свою часть.

Поэтому мы договорились [так]. Те регионы, которые на сегодняшний день имеют такую возможность, часть софинансирования будут оплачивать. Те регионы, которые у нас дотационные и не укладываются в это удорожание, мы отдельным решением будем смотреть. У нас предусмотрена в том числе дотация на выравнивание доходов бюджетов регионов, поэтому будем регулировать вот этими дотациями.

В.Путин: Отдельным решением – это вы когда такое решение намерены принять? Их надо же сориентировать.

М.Хуснуллин: Владимир Владимирович, здесь схема будет следующая. Здесь ключевая задача, чтобы регионы свои контракты, которые они ведут у себя с использованием своих региональных экспертиз, максимально быстро провели.

Вот они проводят экспертизу, говорят условно: «Строим садик: 50 процентов – федеральные, 50 – региональные». Они говорят: «Общее удорожание – столько». Мы свою часть отдаём, у нас механизмы отработаны. Они – свою часть, если у них допдоходы есть, отдают из своей части, и Минфин это очень жёстко контролирует.

Если у них получается по каким-то причинам, что доходов не хватает на оплату, мы отдельными решениями договорились на комиссии, на штабе по региональному развитию рассматривать и оперативно принимать эти решения.

В.Путин: А как вы участвуете в рассмотрении вопросов, связанных с удорожанием?

Вот Вы сказали о некоторых строительных материалах, таких как песок, гравий, – Вы мне раньше ещё об этом говорили. Что гравий-то вырос? Ладно, бензин подорожал – довезти сложнее. Но это же не те объёмы удорожания, которые фиксируются.

Вы как-то принимаете участие или ФАС принимает участие в определении этих объёмов удорожания по инертным материалам, по строительным общим материалам и так далее? Они же там по-разному могут нарисовать.

М.Хуснуллин: Владимир Владимирович, у нас поручение Председателя Правительства дано, Андрей Рэмович Белоусов занимается вместе с ФАС. Мы все факты выявления отправляем в ФАС, оперативно смотрим, какие причины.

Мы со своей стороны организовываем со всех регионов информацию. У нас есть открытый чат, куда все регионы сбрасывают информацию, если у них есть какие-то такие факты удорожания.

Я могу сказать, что по ряду регионов мы выявили, что, например, кирпич подорожал на 40 процентов абсолютно необоснованно. Мы проводим профилактическую беседу, чтобы, пользуясь монопольным положением, просто не задирали эти цены.

Поэтому я и сделал на этом акцент, что вообще-то надо работать в постоянном режиме, потому что всё, что мы просмотрим по удорожанию, нам придётся потом это оплачивать, и это идёт на прямые расходы.

В.Путин: Механизмы должны быть постоянные здесь – не просто профилактические беседы. Механизм контроля нужно создать, прямой диалог нужен.

М.Хуснуллин: С ФАС доработаем.

В.Путин: И ещё один момент.

Вы сказали, что ждёте соответствующей информации от регионов по поводу того, как там идут работы, объёмы удорожания, как они это будут аргументировать.

Но ждать можно сколько угодно: разные управленческие команды в разных регионах. Нужно это держать под контролем, нужно конкретные сроки поставить, конкретные сроки должны быть: к такому-то времени должна быть такая-то информация. Поставить на контроль и смотреть, что происходит.

М.Хуснуллин: Есть, Владимир Владимирович. Мы в штабном режиме будем продолжать контролировать.

Вообще мы всем сроки по удорожанию оставили окончательно до 1 марта следующего года, по графику.

В.Путин: Чем раньше, тем лучше – мы с Вами это понимаем. Но должен быть механизм контроля отработан.

Договорились. Спасибо большое.

Давайте дальше пойдём. Татьяна Алексеевна, пожалуйста: о первичном звене здравоохранения. Как идёт работа?

Т.Голикова: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги! Добрый день!

В своём выступлении я хотела бы остановиться на пяти важных направлениях, по которым мы ведём работу.

Первое направление Вы уже затронули, но я позволю себе чуть подробнее об этом сказать. Инфраструктурные мероприятия в сфере первичного звена мы начали реализовывать с 2019 года в рамках нацпроекта «Здравоохранение», но они касались очень узкой части мероприятий – это закупка мобильных комплексов и строительство фельдшерско-акушерских пунктов, в том числе вместо аварийных. Сейчас уже закуплено 1167 комплексов, ещё 148 будет поставлено до конца года. Построен и заменён 1751 ФАП, в которых уже выполнено два миллиона посещений.

Но, к сожалению, пандемия коронавирусной инфекции отодвинула сроки завершения работы по строительству ФАПов на 2021 год. Сейчас осталось ввести в эксплуатацию последние 40 в пяти регионах страны и получить лицензии. Но если в четырёх регионах это единичные ФАПы, то особое беспокойство у нас вызывают Республика Коми и Тверская область, в которых не построены и не введены в эксплуатацию соответственно 19 и 16 ФАПов.

Второе. С 1 января 2021 года по Вашему поручению мы начали масштабную программу модернизации первичного звена здравоохранения. Программа реализуется по четырём направлениям. Первое – это строительство, замена и реконструкция поликлинических организаций, центральных районных больниц и их отделений, далее – капитальный ремонт, закупка медицинского оборудования и закупка автомобильного транспорта.

Конечно, год ещё не закончился, но, подводя предварительные итоги первого года реализации, отмечу, что из запланированных к началу строительства 379 объектов уже построен 91 объект здравоохранения в одиннадцати регионах, из них опережающими темпами лицензии получены по 16 объектам. Все они уже начали свою деятельность. Хочу обратить внимание: предполагалось, что лицензии будут получены в 2022 году, тем не менее 16 уже получены.

Осуществлена поставка модульных конструкций и замена 219 ФАПов и амбулаторий, из них уже лицензии выданы на четыре ФАПа. Начаты работы по графику строительства ещё по 346 объектам в 44 регионах страны. Срок ввода по графику – 2022 год. В части капитального ремонта из 1534 планируемых объектов работы завершены на 691 объекте в 53 регионах и завершаются ещё по 1051 объекту в 73.

Из планируемых к закупке 29,5 тысячи единиц медицинского оборудования уже поставлено 21,5 тысячи в 81 регион. До конца года ожидается ещё 6,5 [тысячи]. Часть закупок планируется перенести на 2022 год в связи с неготовностью помещений. Закуплено семь тысяч автомобилей и 450 ещё планируется до конца года.

К сожалению, и в этот проект также вмешалась пандемия. Большинство регионов, тем не менее, смогли организовать работу. Хочу подчеркнуть, что строительство 100 процентов объектов этого года отмечаются у трёх регионов страны – это Республика Марий Эл, Пензенская и Рязанская области.

Из-за поздней подготовки проектно-сметной документации не начали реконструкцию одной медицинской организации в Мурманской области и не проведены конкурсные процедуры по капитальному ремонту запланированных в программе объектов в Тверской области. При этом все остальные субъекты выполнили или находятся в стадии реализации взятых обязательств.

Мы регулярно проводим совещания с регионами, обсуждаем все возникающие проблемы. Организовали постоянную коммуникацию с регионами и федеральными министерствами для быстрого решения возникающих вопросов.

Одним из таких вопросов является тот вопрос, который уже сегодня затронул Марат Шакирзянович, – это рост стоимости строительных материалов. Но ещё мы фиксируем, по информации из субъектов, повышение нашими производителями порядка 20 процентов цен на автомобили – это следствие других удорожаний – против тех, которые ранее мы закладывали, когда рассчитывали деньги на финансирование соответствующих программ.

В этих условиях актуальным остаётся вопрос выделения в полном объёме тех ассигнований, которые планировались на программы модернизации первичного звена. Я напомню, мы планировали, что до 2024 года включительно на эти цели будет выделено за счёт средств федерального бюджета 500 миллиардов рублей. Сейчас – с учётом принятого бюджета – на эти цели по 2024 год включительно выделено 360 миллиардов рублей, то есть мы отстаём по тем параметрам, которые ранее планировали.

Понятно, что это было обусловлено тем, что мы сдвинули сроки с 2020 года на 2021-й. Понятно, что с учётом сложностей и с учётом пандемии Министерство финансов несколько уменьшило те объёмы. Но сейчас мы уже видим, что если мы не рассмотрим вопрос о сдвижке влево недостающих объёмов, – а они за границей 2024 года Минфином предусматриваются, – то мы не сможем очень быстро провести те инфраструктурные изменения, которые планировали. И о важности этих инфраструктурных изменений я бы хотела сейчас сказать.

Если мы будем рассматривать вопрос о сдвижке влево, я бы хотела также ещё поставить два момента, на которые тоже указывают субъекты, – на необходимость реализации в своей работе. Это сохранение экономии, которая получается в результате торгов, на те же цели, которые предусматриваются на реализацию и которые нужно реализовать в рамках программы модернизации первичного звена. И то, о чём тоже сейчас говорилось в первом выступлении, – это заключение долгосрочных контрактов, в том числе с целью удешевления последующей стоимости строительства.

Третье, о чём я хотела бы сказать, и это как раз важно с точки зрения того эффекта, который мы хотим получить от реализации программ модернизации первичного звена здравоохранения. Сегодня, как я уже сказала, это исключительно модернизация инфраструктуры. Но если мы не будем отмечать масштабных изменений в подходах к организации первичного звена, и в том числе в части его доступности, то ожидаемого результата можем не получить, поскольку оценивается он, как Вы справедливо сказали во вступительном слове, наши гражданами.

Уважаемый Владимир Владимирович!

По поручению Михаила Владимировича [Мишустина] мы провели по всем регионам анализ причин, которые не позволяют добиться улучшений в заболеваемости и смертности в конкретном регионе страны. Сейчас завершаем формирование паспортов 85 регионов исходя из заболеваемости, смертности, особенностей территорий, изношенности инфраструктуры, транспортной доступности отдельных населённых пунктов, возрастной структуры, образа жизни, питания и состояния экологии.

Уже даже математически доказали, что, например, отсутствие дорог, невозможность доезда оказывает прямое влияние на сроки получения медицинской помощи и, как следствие, на её доступность. Например, в Белгородской области более 300 населённых пунктов нуждаются в ремонте или строительстве дорог с твёрдым покрытием, и смертность от острых состояний в этих пунктах на 7,5 процента выше, чем в соседних.

У нас сегодня на карте Российской Федерации треть всех организаций первичного звена на селе в 40 регионах не имеет дорог с твёрдым покрытием, или такие дороги нуждаются в ремонте. 44 процента сельских населённых пунктов не имеют маршрутов общественного транспорта. В таких пунктах, к сожалению, смертность на десять-двенадцать процентов выше, чем в городских. В этом направлении по-прежнему требуется наша совместная работа с регионами.

Совсем недавно Правительством принята Транспортная стратегия. Мы очень надеемся, что при подготовке плана её реализации эти объективные потребности регионов тоже будут учтены.

Также доказано прямое влияние медицинской инфраструктуры на показатели здоровья. Старые и изношенные здания и оборудование дают прирост смертности на 18 процентов больше, чем в тех регионах, которые имеют меньший износ, повышают неэффективные расходы на содержание изношенной инфраструктуры и приводят к образованию кредиторской задолженности в системе обязательного медицинского страхования.

Также своё влияние оказывает и работа по предупреждению заболеваний, и здесь немаловажная роль принадлежит экологии, питанию и образу жизни. Вчера, Владимир Владимирович, у Вас на совещании [с членами Правительства] обсуждали тему чистого воздуха. Так вот, выявлено, что в регионах с превышением предельно допустимых концентраций по выбросам загрязняющих веществ в атмосферу смертность от болезней органов дыхания на 35 процентов выше, чем в регионах, где такого превышения нет.

Доля этих факторов, о которых я сейчас сказала, составляет порядка 46 процентов от всех причин влияния на здоровье человека. И меры, которые направлены на их ликвидацию, дают существенный вклад в изменение ситуации с демографическими показателями в Российской Федерации. В принципе мероприятия всех национальных проектов направлены на это, и их своевременная реализация – безусловный вклад в достижение демографических показателей.

Подводя итог этой работы, о которой я сейчас только что сказала, и этого анализа, мы вышли на выделение регионов, для которых целесообразно развивать отдельное нормативное регулирование и индивидуальный подход при организации системы здравоохранения. Это 34 региона страны по специально разработанным критериям. К таким критериям относятся: уровень смертности, возрастная структура, доля сельского населения, протяжённость, плотность населения, наличие крупных рек и озёр, протяжённость дорожного покрытия и климатически неблагоприятные условия. Я не буду перечислять список этих регионов. Мы завершаем эту работу, и к началу февраля по всем 85 регионам доложим.

Четвёртое. Обеспечение инфраструктурой – это, конечно, хорошо, но важно ещё, конечно, привлечь кадры к этой работе, особенно в условиях нынешней ситуации, когда из государственной системы здравоохранения ушли врачи, ушёл средний медицинский персонал. Мы потеряли врачей и средний медицинский персонал от ковида, и, конечно, усугубление этой ситуации требует от нас дополнительных мер реагирования.

По Вашему поручению мы нарастили контрольные цифры приёма в высшие учебные заведения на медицинские специальности, в том числе целевого обучения, на 76 процентов. Разработали дополнительные предложения по привлечению специалистов из стран СНГ через такие же процедуры аккредитации, как и для российских специалистов, но без поддержки регионов и только за счёт привлечения людей, без мер поощрения на местах невозможно обеспечить ликвидацию дефицита.

Ряд регионов приняли свои программы по Вашему поручению, которое Вы давали ещё на [заседании президиума] Госсовета в Светлогорске, ряд субъектов такие программы не приняли. Конечно, речь идёт и о вопросах предоставления жилья, в том числе служебного, и различных льгот и компенсаций. Предлагаю ещё раз обратить внимание коллег на важность решения этих вопросов.

Также мы сейчас отрабатываем вопросы привлечения частных медицинских организаций к оказанию медицинской помощи в первичном звене здравоохранения.

Наконец, пятое. Без изменений идеологии финансового обеспечения изменить деятельность первичного звена невозможно. Я сейчас не буду обсуждать этот вопрос, мы такие предложения сейчас готовим вместе с регионами и экспертами и планировали доложить это Вам вместе с паспортами регионов и с новой идеологией модернизации первичного звена здравоохранения в части его организации и доступности на заседании Госсовета, поручения по которому Вы дали. Мы надеемся, что в начале следующего года этот Госсовет пройдёт.

В заключение хочу отметить, что такой комплексный подход позволил бы нам обеспечить доступность медицинской помощи гражданам и достичь тех национальных целей, которые были Вами поставлены.

Спасибо за внимание.

В.Путин: Спасибо большое, Татьяна Алексеевна.

По этому же вопросу у нас запланировано выступление Сергея Семёновича Собянина, а потом я некоторые комментарии тоже сформулирую, выскажу.

Пожалуйста, Сергей Семёнович.

С.Собянин: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Хотел бы поддержать Татьяну Алексеевну. Она обозначила приоритеты и проблемы, которые существуют в модернизации первичного звена и являются одними из самых ключевых и важных целей национальных проектов. И Вы нацеливаете нас на эту предметную работу.

Действительно, важнейшее направление. Для Москвы это 100 миллионов посещений поликлиник в течение года, это колоссальная цифра. Это означает, десятки, сотни тысяч людей каждый день приходят в первичное звено для получения медицинской помощи. Любой сбой или любой недочёт порождает законное недовольство граждан и проблемы.

Татьяна Алексеевна обозначила уже эту проблему. В период пандемии, ковида мы все встали перед выбором: «А что делать?» – потому что первичное звено и стационарное звено в этот период перегружены. Может быть, остановить модернизацию первичного звена, отложить её на потом? Приняли решение – и абсолютно правильное, на федеральном уровне принято решение, – не останавливать этот проект, потому что, остановив его сегодня, мы тогда получим результаты непонятно в какие сроки.

И я поддерживаю Татьяну Алексеевну, что необходимо те задачи, которые ставились изначально, нагонять, увеличивая финансирование, обеспечивая дополнительный сдвиг влево и так далее. Мы приняли решение и начали двигаться, не откладывая эти планы.

Понятно, что часть этих проблем решается новым строительством. Речь идёт о новых микрорайонах, а там, где уже совсем негодные поликлиники, в которых находятся приспособленные помещения, построили около полусотни таких поликлиник, и сегодня в стройке ещё находится около 30.

Но проблема для города заключается в том, что невозможно везде построить новые поликлиники. На сегодняшний день более 400 действующих зданий, которые компактно расположены в микрорайонах. Половина из этих поликлиник построены 50, 60, 70 лет и более тому назад и сегодня морально, физически устарели.

Столкнувшись с проблемой, мы пытались каким-то образом косметическими средствами решить эту проблему: где-то подкрасить, где-то подремонтировать, – не получилось, эффекта нет. Деньги тратим – качественного роста уровня этих поликлиник не происходит. Поэтому приняли решение о полной реконструкции 200 зданий поликлиник. Почти половина всех поликлиник города, которые находятся в плохом состоянии. До 1 января мы уже реконструируем 35, в следующем году – 50, и до конца 2024 года планируем все 200 поликлиник реконструировать.

Что такое реконструкция? Мы оставляем, по сути дела, только остов от старой поликлиники. Меняем планировочные решения, фасады, инженерные коммуникации, лифты, вентиляцию и так далее, создаём новую логистику внутри поликлиник, потому что просто так отремонтировать тоже не получается – они по другим стандартам были сделаны.

Огромное спасибо Роспотребнадзору и Минстрою, которые решили проблемы, связанные с санитарными требованиями и СНиПами [строительными нормами и правилами], по которым невозможно это было сделать. Сегодня эта проблема решена, её нет.

Следующая проблема. После реконструкции мы получаем действительно современные здания. Необходимо оборудование – и не просто оборудование, а которое постоянно бы находилось в качественном и работоспособном состоянии. Для этого заключили специальные сервисные контракты на длительные сроки. Вместе с реконструкцией мы обеспечиваем клиники самым современным оборудованием, но ни оборудование, ни стены сами по себе не лечат. Татьяна Алексеевна правильно сказала: необходим медицинский персонал.

Проблема в Москве заключалась в том, что у нас во многих районных поликлиниках были разные наборы врачей востребованных специализаций: где-то было семь узких специалистов, где-то – девять, где-то – два, где-то – четыре. Это, конечно, тоже вызывало недовольство граждан. Сегодня мы определили стандарт, чтобы в каждой поликлинике были востребованные специалисты. Специально под них создаём кабинеты и оборудование. Это тоже очень важное направление.

И не менее важное, о чём Вы говорили, Владимир Владимирович, – это создание дружелюбной атмосферы, доброжелательности, клиентоориентированности к пациентам. Это, пожалуй, не менее важная история и задача, чем вся реконструкция поликлиник. Министерство здравоохранения и социальный блок Правительства выступили с инициативой о создании команды пациентов – мы начали внедрять у себя в городе. Что такое команда пациентов?

Мы работников из МФЦ, которые прошли большую школу искреннего сервиса, которая там создана, десантируем в поликлиники, чтобы они администрировали потоки пациентов, оказывали немедицинскую помощь. Высвободившуюся силу медицинских работников направили на постоянный контроль и диспансеризацию людей с целым букетом хронических заболеваний. Всё это вместе создаст, конечно, другую атмосферу. Со следующего года в масштабном порядке всё это запускаем.

И последнее, о чём Татьяна Алексеевна тоже сказала, – это финансирование. Глобально эта проблема заключается в том, что происходит постепенный перекос финансовых потоков в сторону стационарной помощи, потому что в ней растут технологии, растут затраты, и постепенно из амбулаторного звена начинает вымываться финансирование в сторону стационаров.

Мы с помощью Фонда обязательного медицинского страхования, постепенно, ежегодно мониторя эту ситуацию, решали её, и в следующем году по программе госгарантий у нас уже 60 процентов всего финансирования по линии ОМС будет идти на амбулаторную помощь. Это серьёзный сдвиг, который и гарантирует, по сути дела, в дальнейшем постоянное внимание, качество и достойное финансирование амбулаторного звена.

Владимир Владимирович, хотел поблагодарить ещё раз за внимание к этой проблеме. Действительно, ей нужно заниматься каждый день в постоянном режиме: ничего невозможно сделать так, что сегодня сделал, отвернулся и забыл, – не будет так работать. Абсолютно правильное Ваше замечание: будем совместно с Правительством Российской Федерации, Министерством здравоохранения продолжать эту программу.

Спасибо, Владимир Владимирович.

В.Путин: Спасибо, Сергей Семёнович.

Я хотел бы два вопроса всё-таки ещё раз обсудить, даже заострить, можно сказать. Татьяна Алексеевна упомянула о росте цен на автотранспорт, и у нас значительная часть программы с этим связана по первичному звену здравоохранения. Но там ведь не только это – и оборудование тоже подросло в цене и так далее.

В связи с этим вопрос – как отрегулировано всё-таки? Я бы хотел услышать вопросы, связанные с индексацией средств, предусмотренных на весь период реализации проекта.

Татьяна Алексеевна, есть уже окончательное решение на этот счёт?

Т.Голикова: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Пока решения на этот счёт нет. Поэтому я и сказала, что нам бы хотелось, чтобы те параметры, которые мы изначально с вами закладывали при планировании этой программы, ещё раз повторю эту цифру – 500 миллиардов рублей, всё-таки чтобы это было опережающими темпами.

Почему я так говорю? Потому что сегодня промышленность должна чётко понимать, на какие параметры производства она может рассчитывать. И, может быть, если у нас будут опережающие темпы, то мы по более дешёвым ценам и с большими объёмами можем эти автомобили разного класса закупить. Собственно, мы сегодня с Антоном Германовичем [Силуановым], это не секрет, утром на эту тему говорили. Пока мы о решении не договорились, но понятно, что это будет, наверное, с учётом исполнения бюджета.

Но я также обратила внимание на необходимость заключения долгосрочных контрактов, потому что в каждой программе каждый регион знает, сколько ему надо отремонтировать, сколько построить, сколько закупить автомобилей и оборудования. И такой длительный заказ решает на самом деле очень многие задачи.

В.Путин: В связи с этим хотел бы что сказать. Мы ведь не случайно разработали целую программу, и в целом она дорогостоящая – 500 миллиардов, Вы уже трижды назвали эту цифру. Я помню, как мы её определяли, как долго спорили, определяя эти параметры. Это один из наших приоритетов.

А почему мы это делали? Потому что ясно, что первичное звено здравоохранения задачи, которые перед ним стоят, не выполняет в полном объёме, и, соответственно, люди так и оценивают работу первичного звена – невысоко, прямо скажем. У нас [это] один из очевидных приоритетов.

Я на что хотел бы обратить внимание всех коллег и Михаила Владимировича тоже, когда мы определяем приоритеты. Я сейчас даже не хочу дискутировать с Министром финансов, потому что ответ его мне известен, он скажет: приоритеты давайте определять, и в рамках имеющихся финансовых возможностей бюджета, определяя эти приоритеты, выстраивать объёмы финансирования, не разрушая при этом макроэкономические показатели. Что против этого скажешь?

Действительно, всё важно, ещё раз повторю. Куда, в какую программу пальцем ни покажи, – всё важно. Но здравоохранение относится к числу наиболее важных вещей, и не только потому, что есть какие-то сбои, а потому что это ведёт к благоприятной обстановке в этой сфере или, к сожалению, неблагоприятной в чём-то, ведёт к долгосрочным серьёзным последствиям негативного характера, причём по всему полю, по всей поляне.

Поэтому я бы попросил ещё раз, Михаил Владимирович, Вас взять под контроль, посмотреть эти приоритеты, расстановку. И точно совершенно какие-то вещи, может быть, повторяю в третий раз, тоже очень важные, как раз их можно немножко вправо передвинуть, а вопросы, связанные со здравоохранением, с первичным звеном, где-то подвинуть и влево – так, чтобы нам не уходить за 2025 год.

Потому что мы, так же как в некоторых других сферах, если где-то что-то растянем, вовремя не сделаем, потребуются потом дополнительные деньги для того, чтобы не только достичь нужного нам уровня в сфере эффективной работы первичного звена здравоохранения, но и закрывать дыры, которые за это время возникнут. Вот в чём вся проблема.

Поэтому, первое, всё-таки определиться с индексацией средств, сдвинуть немножко влево и обозначить для нас, на федеральном уровне, и для регионов эту тему как одну из самых приоритетных. В конце ещё скажу пару слов на этот счёт.

Давайте пойдём дальше. Пожалуйста, Текслер Алексей Леонидович.

А.Текслер: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Спасибо за постоянное внимание к регионам и к теме национальных проектов. Действительно, эта тема ключевая для нас, для всех регионов это безусловный приоритет в нашей работе. Как Вы сказали, Владимир Владимирович, все объекты должны быть построены и проекты реализованы в намеченные сроки.

Прежде всего я хочу поддержать предложение Марата Шакирзяновича Хуснуллина. Сегодня в регионах мы видим целый ряд сложностей, связанных с ростом стоимости строительства, о чём сегодня уже подробно говорилось. Коротко отмечу три основных проблемы.

Первое – это уже строящиеся объекты. Есть действующий механизм – постановление Правительства № 1315, очень своевременное, оно работает. Регионы приняли аналогичные постановления. Можно корректировать стоимость объектов, но это требует и дополнительных финансовых ресурсов. По объектам, где совместно участвуют регионы и Федерация, в том числе по национальным проектам, важно выдерживать долю федерального софинансирования при удорожании объектов, чтобы весь прирост не был только за счёт регионов.

Второе – это новые объекты будущего года и на трёхлетний период. Регионы начинали планировать их вместе с федеральными министерствами заранее, тогда же были согласованы и утверждены заявки, которые вошли в федеральный бюджет. Сейчас мы также видим по ним удорожание. Новые сметы, которые прошли государственную экспертизу, это подтверждают. По этим объектам также нужно принимать решения, причём делать это уже сегодня, и это удорожание делить между федеральным бюджетом и регионом, соблюдая пропорцию софинансирования, о которой сегодня уже говорилось, и выделять на это регионам дополнительные ресурсы из федерального бюджета. Владимир Владимирович, Вы тоже об этом сказали.

Третья проблема связана с ростом стоимости квадратного метра жилья. С одной стороны, важно поблагодарить Минстрой России за изменение методики её расчёта. Теперь можно строить качественное жильё для решения проблем переселения из ветхого и аварийного жилья и предоставления жилья для детей-сирот. В последнее время после роста стоимости жилья на рынке сделать это было очень сложно. С другой стороны, стоимость метра увеличилась. При этом показатель по расселению граждан из аварийного жилфонда в метрах в рамках нацпроекта остается прежним, и его, безусловно, надо выполнить. Необходимо увеличить финансирование, в том числе со стороны Фонда содействия реформированию ЖКХ, в целях выполнения планов по расселению граждан из аварийного жилья.

Завершая выступление, отмечу, что решения, которые принимались в этом году, были абсолютно правильными, своевременными – это постановление № 1315 на федеральном уровне, аналогичные региональные постановления. Они позволили стабилизировать ситуацию – это не только моё мнение: мы вчера обсуждали этот вопрос на комиссии Госсовета, которую я возглавляю. Это общее мнение регионов.

Но ситуация уже сформировала у подрядчиков высокие инфляционные ожидания на следующий год. С их точки зрения, если в этом году стройматериалы подорожали, то, значит, и в следующем могут подорожать. Из-за этого они уже сегодня не всегда заявляются на конкурсные процедуры даже по тем проектам, где смета пересчитана и стоимость на текущую дату актуальная.

Поэтому мы считаем, что на случай существенных колебаний цен механизм, аналогичный постановлению № 1315, должен действовать и в следующем году, причём важно общее системное решение с федерального уровня по этому поводу. Марат Шакирзянович сегодня это подтвердил, мы это приветствуем.

И плюс, конечно, нужно дополнительно обратить внимание на необходимость корректного софинансирования объектов строительства из федерального бюджета согласно установленным для нацпроектов уровням. Вы об этом сказали, Владимир Владимирович, что договорённости нужно соблюдать. Это тоже пожелание всех регионов. Мы этот вопрос поднимали, и он по-прежнему актуален.

Спасибо за поддержку. Доклад окончен.

В.Путин: Хорошо. Спасибо большое.

Пожалуйста, Якушев Владимир Владимирович.

В.Якушев: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Владимир Владимирович, Вы уже чётко обозначили, что программа модернизации первичного звена здравоохранения очень важна для людей. И, естественно, на то, что происходит в первичном звене, люди очень серьёзно реагируют.

Я буквально очень коротко на примере Уральского федерального округа – как значима для нас эта программа. За время реализации программы планируется строительство 123 поликлиник, районных больниц и ФАПов, ремонт более 800 медицинских учреждений, приобретение 11 тысяч единиц медицинского оборудования и 1700 единиц автотранспорта.

Всего предусматривается, что федеральный бюджет поддержит субъекты Уральского федерального округа на сумму 37 миллиардов рублей. Естественно, без такой федеральной поддержки субъектам привести в нормативное состояние первичное звено здравоохранения просто не под силу. Поэтому ещё раз хочу поблагодарить Вас и Правительство за внимание к этому вопросу.

То, что касается этого года, 2021-го. Субъекты Уральского федерального округа выполнят взятые на себя обязательства. Естественно, были сложности и по текущему ремонту, капитальному ремонту, и тому, что касается строительства и модернизации. Об этом коллеги уже неоднократно говорили, потому что поменялись цены и на строительные материалы, и на рабочую силу. В 2021 году субъекты тот дефицит, который появился именно по капитальным вложениям, закрыли за счёт региональных средств, расторговались, и все эти объекты будут введены в сроки.

То, что касается дальнейшего дефицита, когда программа дальше будет действовать у нас, мы посчитали, – понятно, что это приблизительный расчёт, но тем не менее, – дефицит по капитальным вложениям, который мы видим в программе, до 30 процентов. Поэтому, конечно, субъектам Российской Федерации самостоятельно с этим не справиться.

Поэтому, Владимир Владимирович, обращаюсь к Вам с тем, чтобы данная программа в этом отношении тоже была проиндексирована и субъекты без проблем могли построить то количество объектов и привести в нормативное состояние, которое сегодня предусмотрено в программе.

Ещё один момент, на котором хочу заострить Ваше внимание. В этом году не очень напряжённая программа, скажем так. Приведу пример: мы должны построить порядка 15 объектов в год в 2021–2022 годах, а в 2023–2025 годах на территории Уральского федерального округа должно уже появиться 90 таких объектов, то есть идёт кратное увеличение.

В связи с этим, чтобы у нас было и чёткое контрактование, и понятные планы, и, соответственно, чтобы программа модернизации гораздо быстрее была реализована, мы также просим о том, чтобы программа была сдвинута влево и максимальное финансирование программы было предусмотрено на 2022–2023 годы.

На это есть причины, о которых тоже говорили. Во-первых, коронавирус обозначил необходимость новой логистики распределения потоков обращающихся за медицинской помощью в первичном звене. Поэтому те технические задания, которые сегодня вырабатываются и на строительство, и на текущий капитальный ремонт, как раз предусматривают это. Мы не понимаем, когда человек приходит сегодня за получением первичной помощи, в каком статусе в данный момент он находится. И конечно, это очень важно сегодня, учитывая, что мы работаем в условиях пандемии.

Также этот неприятный вызов формирует и другую задачу. Граждане, которые болеют инфекцией в лёгкой форме, без госпитализации, находятся в зоне внимания первичного звена, и здесь вся основная нагрузка ложится на них. А переболевшие, в том числе в более тяжёлых формах, и возвратившиеся из ковидных госпиталей нуждаются в медицинской помощи по восстановлению здоровья, в том числе по диспансеризации, а это тоже первичное звено. Конечно, чем быстрее оно будет модернизировано, тем качественнее они будут оказывать услуги, тем быстрее мы решим и получим эффект как в борьбе с самой болезнью, я имею в виду ковид, так и с его последствиями.

На сегодняшний день на площадке Правительства как раз идёт работа, чтобы данную программу погрузить в национальный проект «Здравоохранение», выделить её в отдельный федеральный проект, – мне кажется это очень логичным. В рамках национального проекта «Здравоохранение» основные мероприятия у нас предусмотрены до 2024 года.

Если данный федеральный проект у нас погружается в нацпроект, то было бы логичным все мероприятия по программе модернизации первичного звена здравоохранения как раз и завершить к 2024 году. Это опять же я возвращаюсь к переносу влево.

И, Владимир Владимирович, последнее. Мы неоднократно обсуждали это на разных площадках, прекрасно знаем, что на сегодняшний день отдельная тема – это, естественно, сельское здравоохранение. Когда мы говорим о модернизации ФАПов, когда мы говорим о модернизации тех лечебных учреждений, которые у нас находятся в сельской местности, об изменении всей инфраструктуры в лучшую сторону, мы побуждаем молодых людей, которые сегодня хотят связать своё будущее с тем, чтобы стать врачами, фельдшерами, и проживают на этой территории, для того чтобы пойти получить медицинское образование и вернуться обратно, на эту же территорию.

В рамках этого я хотел бы озвучить ещё одно предложение. У нас работает прекрасная программа «Земский доктор», когда врачи, перемещающиеся в сельскую местность из других территорий, получают государственную поддержку. Но, к сожалению, там есть один нюанс. Те молодые люди, которые непосредственно приняли решение и уехали со своей малой родины получать медицинское образование, а затем возвращаются обратно, сюда же, откуда уехали, не являются участниками данной программы. Мне кажется, было бы логичным поддержать и эту молодёжь, потому что вопрос кадров сегодня в сельской местности архиважный.

Спасибо.

В.Путин: Согласен. Спасибо.

Кудрин Алексей Леонидович, пожалуйста.

А.Кудрин: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Сегодня мы обсуждаем промежуточные итоги реализации нацпроекта, федерального проекта, такого инструмента, как стратегическое управление. Напомню, что в законе о стратегическом планировании пока такой инструмент не предусмотрен уже на протяжении многих лет, хотя этот формат зарекомендовал себя и апробирован с 2005 года. Поэтому первое, что я предлагаю, – это внести этот формат стратегического планирования в законодательство.

С начала работы над этими проектами уже прошло практически три года. Мы высказывали на старте свои замечания в части сложности системы управления, где есть и госпрограммы, нацпроекты, федеральные проекты, ведомственные проекты. Отмечу, Правительство со следующего года переходит на новую систему управления госпрограммами с акцентом на разделение проектной и процессной частей. Надеюсь, что уже в 2022 году мы будем в рамках нового формата работать, а ещё к ноябрю 2022 года отработаем внедрение новых подходов к оценке эффективности, потому что это обеспечивает серьёзную обратную связь. Счётная палата в полном объёме принимает совместное участие с Правительством.

Я ещё раз приведу Ваши, Владимир Владимирович, слова по поводу того, что стратегический процесс и бюджетный процесс – это не два разных процесса, а один, поэтому все элементы этих процессов должны быть синхронизированы и быть как единый процесс.

Счётная палата в связи с лучшими практиками и мировым опытом анализирует не только расходы, но и результаты. Важно определить, к какому результату привели эти расходы, – не просто, что они проведены в срок, вовремя, без хищений, а к какому результату. Собственно, эта связь результатов и расходов – сейчас наш важнейший акцент. Соответственно, исправить это, эффективность повысить можно, совершенствуя госуправление, – предложения, по которым мы, собственно, занимаемся.

Сегодня мы говорим в том числе о первичном звене в здравоохранении, но остановлюсь ещё на одном поручении Президента – Вашем, Владимир Владимирович. Вы поставили задачу в 2018 году, чтобы расходы на здравоохранение достигли пяти процентов ВВП. В 2020 году, во время пика пандемии, с учётом больших ресурсов, которые на это были выделены, мы достигли 4,6 процента ВВП всех государственных ресурсов на эти цели. В этом году уже, предварительно в 2021 году, мы, к сожалению, снова снизимся до 4,1 процента.

Я как раз хотел бы вернуться к тому, что мы должны этот ориентир держать перед собой и с учётом задач модернизации здравоохранения, и других программ внутри здравоохранения, и с учётом пандемийных задач, которые добавились ещё к этому, нам нужно выходить на этот ориентир.

Например, в расходах субъектов Российской Федерации за последние три года доля расходов на здравоохранение в среднем достигла 10,6 процента от всех расходов. При этом [расходы на здравоохранение] выросли на 60 процентов за три года в номинальном выражении.

Сейчас у нас получается, что расходы опережающе растут по сравнению с доходами субъектов Российской Федерации. Соответственно, даже на расширение сети, на её поддержание средств будет не хватать. За счёт такого рода федеральных проектов пока мы выходим, когда идёт массированная поддержка стройки и инвестиций в модернизацию. Но проекты имеют возможность заканчиваться, то есть они должны выполнить свою цель и заканчиваться, а содержать регионам и поддерживать в достигнутом положении, но не в аварийном состоянии, эти здания и учреждения будет сложно.

Поэтому я хочу обратить внимание сегодня на то, что у нас увеличилась поддержка субъектов, безусловно, за последние два года существенно увеличилась поддержка субъектов, но за счёт трансфертов. Они все связаны, они очень точно ориентированы, их очень много, я бы отметил множественность и дробность таких субсидий даже внутри отдельных государственных программ. Но самостоятельность субъектов минимальна, здесь руки зачастую связаны: нет теперь федерального проекта, и, по сути, субъект не может отправить свои средства на какие-то другие задачи, которые ему видятся сегодня важнее. Ему приходится финансировать в том числе эти федеральные проекты.

Повторяю, они нужны, но мы должны вернуться к серьёзному вопросу, к модели межбюджетных отношений, к дополнительным ресурсам для самостоятельного развития регионов.

Я приведу сегодня, допустим, ряд примеров. Например, мы говорим о первичном звене: во всей стране у нас 484 здания, в которых осуществляется амбулаторная помощь в аварийном состоянии. Но те, которые требуют ремонта, – это 4234 здания, по статистическим данным, которые составляют почти 21 процент. 21 процент зданий, где оказывается амбулаторная помощь, находятся в состоянии, требующем капитального ремонта.

В ряде республик ситуация намного хуже. Например, в Якутии 23 процента зданий, в которых оказывается медицинская помощь, находятся в аварийном состоянии, причём ситуация ухудшалась последние три года. А, например, в Астраханской области и в Тыве 30 процентов ФАПов находятся в аварийном состоянии.

Понятно, что сейчас программа позволит решить эту задачу. Это, собственно, цифры на старте этой программы, но вообще-то это постоянные полномочия субъектов Российской Федерации, и доводить до состояния аварийного или неспособности их содержать было бы неправильно. Нам нужно обратить внимание на вопросы финансового обеспечения базовых полномочий субъектов Российской Федерации в постоянном режиме.

И ещё два-три примера. Мы провели как раз в этом году проверку состояния учреждений первичного звена в 33 регионах. Нам помогали контрольно-счётные органы субъектов Российской Федерации. Мы в некоторых случаях досконально до каждой поликлиники дошли, выясняя эти вопросы, – то, что по ФАПам по некоторым регионам я сказал, это мы уже были на месте буквально.

Хочу сказать, что у нас, допустим, из всех субъектов Российской Федерации в 14 субъектах больше 50 медучреждений не обеспечены пандусами. То есть в других регионах тоже не всё обеспечено, но здесь даже больше 50 процентов.

Медикаменты, если нет аптечного учреждения в посёлке, может как раз выдавать или продавать, обеспечивать медицинское учреждение, но оно должно иметь лицензию. Во многих случаях лицензий не имеется, тем самым в этих посёлках не выдаются или не предоставляются населению соответствующие медицинские препараты. А есть случаи, когда целые посёлки не имеют ни аптеки, ни медицинского учреждения, – это целые зоны. Например, мы были в Забайкальском крае, 21 тысяча человек в соответствующем районе не имеют доступа к покупке медицинских препаратов.

Ещё один факт – это доступность врачей узкой специализации. Средний срок по тем регионам, которые мы проверили, больше 14 дней – доступ или ожидание врачей, а в некоторых случаях по отдельным врачам – у меня списки прямо по регионам, мы прошли по отдельным поликлиникам, посмотрели запись – до 30–50 дней, причём достаточно важных врачей, которые нужны постоянно. Раньше, чем через месяц, к ним не попасть.

Татьяна Алексеевна объективно описала ситуации и с обеспечением врачей, и со сложившейся проблемой. По нашим данным, пока в ряде регионов даже уменьшается обеспеченность врачами. Соответствующие меры были названы.

Поэтому я, может быть, возвращаюсь к общей проблеме, что наряду с проектами, которые мы имеем и которые решат многие проблемы в ходе этих лет – до 2024 года, мы тем не менее должны решать и проблему межбюджетных отношений. Мы свои предложения дадим.

И в завершение ещё. У нас сегодня вопрос и по строительству объектов капитального строительства. Мы работаем с Маратом Шакирзяновичем серьёзно над проблемой прекращения генерирования незавершённых объектов. Очень большую работу Правительство провело, продолжает работать, продолжает инвентаризацию. У нас очень много, тысячи объектов не завершены, и тем самым средства «омертвлены». К сожалению, каждый год снова появляются незавершённые объекты, в том числе по программам, финансируемым из федерального бюджета.

Поэтому мы на это обращаем внимание, дальше продолжим эту работу. Нам эту практику нужно завершить – когда мы начинаем новые стройки, не завершая старые. Повторяю, пока ситуация может быть приостановлена благодаря этим усилиям. Но, в общем, отдельные объекты ещё появляются ежегодно, в том числе в рамках наших федеральных проектов.

Спасибо большое.

В.Путин: Хорошо, спасибо Вам.

Пожалуйста, Кузнецов Михаил Михайлович – руководитель исполкома Общероссийского общественного движения «Народный фронт».

М.Кузнецов: Уважаемый Владимир Владимирович!

По Вашему поручению Народный фронт осуществляет контроль за реализацией национальных проектов. Хотелось бы остановиться на некоторых наиболее беспокоящих людей вопросах.

Строительство социальных объектов, Алексей Леонидович только что говорил об этом. Мы проверили 758 объектов по нацпроектам «Демография», «Образование», «Культура», которые должны были быть сданы до конца 2021 года. По нашей оценке, 129 из них сданы не будут, потому что у них либо не начато строительство – в 30 [объектах], либо в 99 – общие строительные работы. Ещё примерно столько же объектов находится в стадии отделки, но здесь с учётом всего, что говорилось предыдущими выступающими, можно отнестись с пониманием, объекты в ближайшее время будут сданы, даже если не 31-го числа. Мы направили в Правительство перечень этих объектов.

Два момента, связанных с аварийным жильём, Марат Шакирзянович об этом говорил. У нас есть повторяющаяся проблема – это сбор на капремонт с жителей аварийных домов. После признания дома аварийным его не всегда исключают из программы капремонта, а с жителей продолжают собирать взносы, несмотря на прямой запрет Жилищного кодекса.

Мы проверяли, обнаружили 941 дом, не исключённый из программы капремонта. Мы находимся в диалоге с регионами, адресно помогаем людям. Но проблема-то в том, что один раз в год принимается программа капремонта, а дома признаются аварийными постоянно. И такая регуляторика людьми очень остро воспринимается: дом будет снесён, а за капремонт они продолжают платить. Уверены, что можно однократно отрегулировать это на уровне Правительства и больше к этой теме не возвращаться.

Также с учётом того, что предыдущими выступающими очень много говорилось про стоимость, мы, проанализировав 17 тысяч обращений по аварийке, поступивших на Вашу «Прямую линию», обнаружили 19 домов в 15 регионах, где людей переселили в жильё, непригодное для проживания, так называемое новое аварийное жильё. Не хватает средств, видимо, у регионов, – они используют исключительно федеральную субсидию, – и закупают жильё, на которое люди жалуются, что оно не сильно отличается от того жилья, из которого их выселили. Очень хотелось бы, чтобы здесь был какой-то норматив или системное решение, не позволяющее людям свою мечту таким образом реализовать, потому что цель нацпроекта – создание комфортной и безопасной среды для жизни.

Безопасная среда – это ещё и 191 свалка на границах городов, ликвидацию которых очень ждут люди. Мы посмотрели, что сегодня на половину из них регионами не подготовлена проектная документация. А это означает, что работы могут начаться нескоро, а ликвидация свалок обычно занимает не меньше двух лет, и есть риск того, что к запланированному 2024 году они могут остаться на своём месте, по крайней мере их часть, из городских несанкционированных свалок.

По первичному звену. Действительно, Алексей Леонидович об этом говорил, по дефициту узких специалистов наш опрос показывает, что 30 процентов ждут одну-две недели узкого специалиста в первичке, а 14 процентов ждут более месяца. Проблема пока серьёзная остаётся.

По очереди на исследования. Владимир Владимирович, по нашему опросу 44 процента ждут КТ более месяца, и 26 процентов пациентов ждут УЗИ более месяца. Для отдельных нозологий долгое ожидание рискованно, люди боятся за своё здоровье, идут проводить эти исследования платно. По нашим данным, несмотря на наличие полиса ОМС, 36 процентов КТ и 20 процентов УЗИ проводят платно.

Пример из Новгородской области, город Чудово. Люди нам пишут: «В нашей районной поликлинике отсутствуют многие врачи-специалисты. Терапевты дают направление в областной центр, а там врачи после консультации дают направление на обследование. Несмотря на то, что имеется направление врача и ОМС включает эти обследования, для нас они оказываются платными. Почему? Мы в областной город на проезд тратим порядка 500 рублей». То есть для людей это очень острый вопрос.

Транспортная обеспеченность первичного звена. 17 процентов врачей говорят о том, что в поликлинике старый автомобиль, ездить невозможно, 28 [процентов], что автомобиль новый и исправный, а 54 [процента] – автомобиль не новый, но ездить можно. То есть программа работает и очень востребована, однако 17 процентов ещё остаётся там, где пока автомобили ненадлежащего качества.

Состояние зданий медицинских учреждений и медицинского оборудования. Действительно, 28 процентов врачей подтверждают нам необходимость капремонта зданий, в которых они работают, а в 45 процентах случаев зафиксирована нехватка медицинского оборудования.

Информатизация – тоже важная история для врачей. 44 процента врачей считают, что работать сейчас стало сложнее, и 78 [процентов] указали нам, что бумажная нагрузка из-за информатизации не уменьшилась. Вот пишет врач-онколог из Белгородской области: «Для того чтобы внести пациента, нужно до 50 кликов мышкой, плюс нужно брать информацию из другой программы, которая никак не связана с медицинской информационной системой. Важно, чтобы информационная система не была дублирующей бумажную, чтобы врачи сначала не заполняли на бумаге, а потом в конце рабочего дня садились и вносили это в информационную систему».

Ну и последний важный момент, на котором хотелось бы остановиться, Владимир Владимирович, – это продажа лекарств в ФАПах. Остро стоит проблема закрытия аптек в удалённых населённых пунктах. За лекарствами жители вынуждены ездить в соседние поселения и часто тратят на это много времени и денег – иногда больше, чем стоят сами лекарства.

Есть обращение из хутора Камышев Ростовской области: «Закрылась аптека, тысячи человек остались без лекарств. Ближайшая аптека – 30 километров, посёлок Зимовники. Автобус ходит четыре раза в неделю. На билет надо потратить 170 рублей, а на такси – 600, что иногда дороже самого лекарства».

Таких обращений много. Любой ФАП проходит лицензирование – это полгода официально. Можно предусмотреть возможность лицензирования и на продажу лекарств в ФАПах, по крайней мере там, где нет аптек в шаговой доступности.

Доклад закончил. Большое спасибо.

В.Путин: Спасибо большое.

У меня в связи с этим несколько вопросов к коллегам.

Первый вопрос хотел бы адресовать Козлову Александру Александровичу по поводу ликвидации несанкционированных свалок в границах городов. Сейчас только было об этом сказано.

До конца 2024 года необходимо ликвидировать 191 свалку в границах городов, из них 111 – до конца 2023 года. Но, насколько мне известно, по 104 свалкам отсутствует проектная документация на их ликвидацию, а сейчас только что докладчик говорил, что, действительно, срок ликвидации крупных свалок в среднем занимает не менее двух лет.

Что с подготовкой проектной документации в субъектах Российской Федерации? И как Вы за этим наблюдаете, смотрите, контролируете?

Пожалуйста.

А.Козлов: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

В действительности до завершения 2023 года нам нужно ликвидировать 111 несанкционированных свалок в городах, где проживает 10 миллионов человек, и ещё 80 будут в работе, где проживает 12 миллионов человек.

Федеральный проект реализуется три года, они у нас постепенно убираются. На сегодняшний день, Владимир Владимирович, Вы сказали, 30 объектов было убрано, буквально вчера два объекта ещё приняли. 32 объекта мы уже сдали, 10 будут до конца года сданы, и 45 находятся в работе.

Во-первых, мы выявили ряд системных проблем. Большинство регионов начали готовить проектно-сметную документацию только в этом году. Я приведу пример статистики. В этом году 57 ПСД начали готовить, в прошлом году – 23, в 2019-м – 19, в 2018-м – три, а из оставшихся 104 проектов, которые Вы перечислили, в 41 регионе, до госэкспертизы дошёл пока только 61 проект, остальные в разных стадиях разработки. А есть субъекты, где контракты на проектирование ещё даже не заключены – это у нас три субъекта.

Во-вторых, наблюдаем увеличение средней стоимости ликвидации. Что мы видим? У нас от двух [миллионов] до 143 миллионов рублей за гектар при ориентировочной стоимости, – те объекты, которые уже реализованы, мы посмотрели, – примерно среднее составляет где-то порядка 25 миллионов за гектар. Сейчас мы видим, что от двух [миллионов] до 143 в разных городах.

В будущих проектах мы видим разброс. Допустим, те проекты, которые уже дошли до экспертизы, прошли все слушания, экологическую экспертизу, сметные расчёты, мы видим разбег от 27 до 230 миллионов рублей за один гектар в стоимости.

Конечно, свалка свалке рознь, мы это понимаем, люди, живущие возле этих свалок, не должны страдать. Поэтому считаем, что в любом случае ликвидацию и работы по этому поводу надо продолжить, но параллельно провести контрольные мероприятия по ценообразованию.

Я отмечу, что мы в октябре инициировали проверку вместе с Генеральной прокуратурой по тем объектам, которые уже реализованы, и по нашей просьбе Генпрокурор уже поручение в субъекты дал проверить ценообразование.

Также считаем, что главы регионов должны взять на личный контроль ликвидацию свалок, ускорить подготовку документов. Мы еженедельно проводим в ситуационном центре эти проекты, смотрим каждый регион, но отношение к статусу подготовки этих документов не должно оставаться на уровне муниципалитетов. Мы видим, как в некоторых регионах ждут, когда сам муниципалитет закажет проектно-сметную документацию. В моём понимании это должна быть зона ответственности руководителя региона – и довести лимиты мэру города, и помочь ему подготовить техническое задание, потому что таких компетенций у людей нет и не было, потому что такая большая масштабная работа раньше не велась.

Наша задача – эту работу закончить до 1 июня 2022 года, чтобы потом пройти все бюджетные процедуры, которые мы обязаны пройти вместе с Министерством финансов, потому что нам нужно будет довести лимиты до регионов.

И, конечно, безусловно, [нужно] оптимизировать стоимость работ – это наша большая задача. Каждый объект мы сейчас видим не до заявки, как было раньше: допустим, заявка пришла – мы на неё реагируем. Нет: мы видим, как регион отыгрался, мы видим, как он прошёл экологическую экспертизу, слушание, сметный расчёт, и по каждому из этих субъектов мы такие отклонения наблюдаем. Но срок 1 июня – это крайняя дата, которую нам вместе с регионами надо выполнить, для того чтобы выполнить эту задачу.

Владимир Владимирович, и ещё очень важное наблюдение, которое мы увидели в результате реализации этого проекта. Мы сейчас обсуждаем: есть наличие ПСД или нет ПСД – 191 объект в муниципальных образованиях. Но сегодня на законодательном уровне нигде не было урегулировано, что должна быть оценка воздействия объектов на здоровье, потому что это является в принципе самым главным приоритетом, для того чтобы убирать этот полигон или не убирать в первую очередь. В процессе мы начали делать инвентаризацию, сколько таких объектов в стране. У нас их больше двух тысяч. Это большая сумма денег, которая необходима нам, для того чтобы их убрать.

Мы сейчас проработали законопроект. 27 ноября мы его внесли в Правительство и планируем уже в осеннюю сессию или весеннюю, как согласования пройдут, дать такие полномочия нашим коллегам из Росприроднадзора и Роспотребнадзора, для того чтобы был аудит с точки зрения того, как это влияет на здоровье человека. Так как сейчас это выглядит так: есть ПСД – пришли, сдались, а вот именно оценки вреда здоровью нет.

На примере: Вы дали поручение по Комсомольску-на-Амуре – есть такой город, есть город президентского внимания, его [так] на Дальнем Востоке называют. Там есть бурогипсовая свалка, которую нужно убрать, а рядом, в 50 километрах, город Амурск, где ртуть, откуда люди не уезжают. Ему недавно была [дана] правовая оценка с точки зрения вреда здоровью человека, и этот объект, к сожалению, никуда не попал, его Хабаровский край никуда не заявляет. Когда этот закон заработает, этот объект в Заамурске, – а у нас таких много в стране, – попадёт в приоритетную очередь.

Спасибо за внимание!

В.Путин: Да.

Александр Александрович, Вы абсолютно точно сказали и правильно, поддерживаю: нужно, чтобы руководители регионов брали на личный контроль работу по этому направлению и чтобы они, руководители регионов, губернаторы, помогали мэрам соответствующих городов, в том числе ПСД готовили и всю другую документацию, с этим связанную. Но эту цепочку надо продлить дальше – до Вас, а Вы в свою очередь должны помогать губернаторам.

Это же всё счётные позиции – 104 свалки. По ним отсутствует проектно-сметная документация на ликвидацию. 104! Надо по каждому объекту разбираться, и, конечно, без всяких сомнений, нужно работать с ценами и на это внимательно, критически посмотреть. Совершенно полностью с этим согласен.

Но я бы хотел услышать, кто у Вас, в Министерстве, конкретно занимается этим вопросом? Фамилию этого человека можете назвать? Кто он?

А.Козлов: Конечно, Владимир Владимирович.

Как Вы сказали, у нас есть сводка по каждому объекту, по каждому субъекту. У меня занимается этим Керимов Мурад – мой заместитель, Мальцев Роман – руководитель департамента, Рауль – человек, который координирует проектно-сметную документацию. Три человека, которых я идентифицирую и вместе с ними работаю в еженедельном режиме.

Как Вы говорите, 104 объекта, я вижу: у меня контракт на ПСД – 97, семь – не разработано, три региона. Разработана ПСД – 61, 36 – нет, в разных стадиях. Стоимость экологических слушаний. То есть у меня каждый проект – я вижу каждый регион в разрезе до того момента, когда он у меня зайдёт в заявке.

Но пока лично губернаторы не будут понимать, что это персональная ответственность, мы так и будем за ними бегать, извините за выражение.

В.Путин: Ладно.

Вы мне назвали трёх человек, которые работают в вашем Министерстве. Из них кто основной, главный, кто несёт личную, персональную ответственность за результаты работы?

А.Козлов: Несу я, Владимир Владимирович, как Министр, который отвечает…

В.Путин: Нет-нет, понятно, Вы за всё несёте ответственность в Министерстве. Кто по этому направлению отвечает за эту работу?

А.Козлов: Керимов Мурад Керимович.

В.Путин: Хорошо, я услышал его фамилию. Один. Ну и Вы потом, конечно. Ясно.

Значит, нужно разобраться с этой проектно-сметной документацией как можно быстрее, и, конечно, нужно проработать вопрос в Правительстве в целом, с Минфином по предельному лимиту. Поговорим потом об этом позднее.

Теперь вопрос о первичном звене здравоохранения – той части, которая касается цифровизации. Хочу обратиться к Максуту Игоревичу Шадаеву.

Максут Игоревич, у нас по состоянию на 10 декабря Правительством утверждены пять из двенадцати отраслевых стратегий цифровой трансформации. А где остальные семь?

М.Шадаев: Они уже в Правительстве, Владимир Владимирович. До конца года будут утверждены.

В.Путин: Что они делают в Правительстве? Сколько они там лежат? Когда до конца года?

М.Шадаев: Согласуются.

В.Путин: Сегодня уже 15-е. Успеете до конца года?

Д.Чернышенко: Владимир Владимирович, разрешите мне пояснить.

В.Путин: Да, пожалуйста, прошу Вас.

Д.Чернышенко: Дело в том, что эти стратегии были утверждены на президиуме правительственной комиссии ещё в июле, как Вы и поручали, 1 июля.

Дальше было поручение утвердить их в Правительстве, и мы, по сути дела, те же самые документы отправили на согласование со всеми ФОИВами. Поэтому, Министр правильно говорит: до конца года мы проконтролируем, всё будет сделано.

В.Путин: Хорошо, ладно.

Дмитрий Николаевич, очень рассчитываю на это. Времени осталось мало.

И транспорт. Тоже применительно это было сказано к проектам, связанным с модернизацией первичного звена здравоохранения, тем не менее хотел бы Виталию Геннадьевичу тоже вопросы задать по поводу реализации программы.

У нас есть программа комплексного развития и модернизации пассажирского транспорта общего пользования в субъектах Российской Федерации, но реализация данной программы должна была начаться с 1 января 2022 года.

Она начнётся с 1 января 2022 года?

В.Савельев: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Да, мы надеемся на это. В этой части у нас формируется в соответствии с Вашим поручением программа, в которой выделено порядка 44 миллиарда рублей из Фонда национального благосостояния, решение по которому принято по инициативе «Мобильный город».

У нас также задействованы механизмы обновления общественного транспорта с использованием возвратных средств – это инвестиционные кредиты, бюджетные кредиты. И мы привлекаем для этого ГТЛК – нашу государственную транспортную лизинговую компанию, это 9,9 миллиарда.

14 декабря представлен на подписание Председателю Правительства проект постановления, направленный на обеспечение финансирования проектов за счёт ИБК в размере 100 миллиардов на 2023–2027 годы.

У нас остались нерешённые вопросы по Минпромторгу и Минприроды России о реализации мероприятий в отношении пассажирского транспорта, предусмотренные в их программах. Мы сейчас идём по пути того, что будем их объединять, но аналитически. То есть они будут заниматься этими программами самостоятельно – это их желание, но результаты мы будем учитывать в единой программе.

Пока мы надеемся, что до конца года мы этот вопрос решим. У нас намечено дополнительное совещание по этому вопросу. Так что время у нас ещё есть. Я думаю, что мы решим его.

В.Путин: Виталий Геннадьевич, Вы сказали, что надеетесь, что с 1 января 2022 года программа заработает, и назвали впечатляющие цифры финансирования. В целом я так понимаю, что с финансированием проблем нет.

Вопрос: программа-то сама готова или нет?

В.Савельев: Она готова, находится в стадии согласования.

Я сказал о том, что мы хотим собрать воедино в соответствии с Вашим поручением. Не все ГРБС [главные распорядители бюджетных средств] и не все министерства, – вот я назвал, в частности, Минпромторг и Минприроды, – готовы передать в наш адрес, но мы их будем учитывать аналитически.

Поэтому программа готовится, и мы надеемся, что она будет работать с 1 января.

В.Путин: Виталий Геннадьевич, мы с Вами давно работаем вместе и не надо хитрить: если она готова, то она утверждена, а если находится в стадии согласования, то не готова.

Если Вы полагаете, что с 1 января она может заработать, я Вас прошу тогда уделить этому должное внимание и до конца года её согласовать окончательно, с тем чтобы действительно с начала следующего года она заработала. Хорошо?

В.Савельев: Принято.

В.Путин: Договорились.

Пожалуйста, коллеги, кто хотел бы [выступить]? У нас очень много участников совещания сегодня. Если есть желание что-то прокомментировать, добавить или дополнительно что-то сформулировать, пожалуйста.

Только назовите себя и руку поднимите, чтобы вас камера могла взять.

Нет? Ладно.

У меня ещё пара вопросов есть.

Дмитрий Николаевич брал слово и несколько слов сказал по вопросу, который мы обсуждали. У меня есть вопрос по проекту «Туризм и индустрия гостеприимства». Может быть, я ошибаюсь, но тогда прошу внести соответствующие коррективы. Если нет, то прошу предложить тогда и рассказать, что будет делаться в ближайшее время.

Вот смотрите, у нас по этому направлению в целом фиксируется исполнение на 83,1 процента. Значительные деньги пошли не на реальную работу, не на строительство инфраструктуры, строительство каких-то объектов в этой сфере, а на взносы в уставный капитал корпорации «Туризм.РФ». А, собственно говоря, сами-то основные работы выполнены только на 51 процент.

Перспективы-то какие, Дмитрий Николаевич?

Д.Чернышенко: Нацпроект «Туризм и индустрия гостеприимства» – это самый молодой, новый проект. Ему полгода, он был утверждён в августе.

Он очень интересный. В нём 17 ФОИВов. По сути дела, «оркестровка» происходит. Большинство мер поддержки применяются впервые: и чартеры, и гранты, очень важное льготное кредитование и так далее. Есть все согласованные методики расчёта – это было сделать сложнее всего, для того чтобы его контролировать. Действительно, уровень достижения нацпроекта сейчас в районе 88 процентов, что, в общем-то, хорошо для этого молодого проекта.

В нём основные усилия на создание инфраструктуры, которую должны дать места, где людям можно было бы отдыхать, идут по двум направлениям. Первое – через строительство обеспечивающей инфраструктуры, где ГРБСом выступает Минстрой. Второе – это как раз через новый институт развития, корпорацию «Туризм.РФ», которая входит миноритарием в инвестиционные проекты, вокруг которых происходит «оркестровка» этих 17 ФОИВов.

В результате по Вашему поручению, – помните, я докладывал, – мы брали обязательства, что 50 инвестиционных проектов мы до конца года заключим. Заключили 53 [проекта] на сумму примерно – то, что в корпорацию войдёт деньгами, – 36 миллиардов, которые совокупно создаёт туристическая инфраструктура почти на 390 миллиардов. То есть это огромный мультипликатор – почти десять.

Как раз имущественным взносом в корпорацию «Туризм.РФ» были деньги, которые распределяются на 53 инвестиционных проекта. Это деньги возвратные, которые будут возвращаться по мере того, как проекты будут запущены, и вкладываться в другие проекты, чтобы служить катализатором и фокусом концентрации усилий на конкретные проекты, которые принесут наибольший эффект для наших туристов. Там в основном доступные гостиницы, «трёшки», редко когда четыре звезды.

В.Путин: Да. Это всё мне понятно. Я понимаю и согласен с Вами.

Конечно, это же новое направление деятельности – не совсем новое, но тем не менее в таком объёме и с такой интенсивностью можно сказать, что новое. Ясно, что на первых шагах должно быть сделано то, о чём Вы сейчас сказали. Совершенно очевидно.

Быстрее, пожалуйста, я Вас прошу подтолкнуть это активно. Смотрите, что происходит. Мы же с Вами многократно в личных беседах обсуждали это.

С одной стороны, беда с этим коронавирусом, с другой стороны, для внутреннего туризма это создаёт дополнительные условия. Не надо вводить никаких ограничений, связанных с нашими нарушениями обязательств перед ВТО. Жизнь так распорядилась, что этот вид услуг, его центр в значительной степени переместился на внутренний туризм. Как в известном фильме, помните, говорили: «Этим надо воспользоваться».

Мы вкладываем эти деньги, нужно только энергичнее это делать. Пожалуйста, я Вас попрошу придать дополнительные импульсы всем, кто этим занимается.

Теперь у меня вопрос по ИЖС. Мы договаривались и ипотеку применить, и выстроить целый ряд механизмов для того, чтобы поддержать ИЖС.

Ирек Энварович, как идёт эта работа?

И.Файзуллин: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Да, по Вашему поручению была начата работа, и [она] уже даёт результаты по формированию условий для ипотечного кредитования индивидуального жилья по ставкам не выше, чем для многоквартирного жилья.

Проблематика высоких ставок на ипотеку под частный дом неоднократно обсуждалась, и было определено два основных направления, по которым мы сейчас движемся.

Первое – это предложить специальный ипотечный продукт под любой способ строительства индивидуального жилищного дома и законодательно создать цивилизованный рынок промышленного строительства частных домов с гарантиями для граждан.

По первой задаче сегодня что сделано. Специальные ипотечные программы под ИЖС уже кредитуются ведущими банками – это Сбербанк, ВТБ, Банк «ДОМ.РФ», Россельхозбанк. Здесь ставка составила по таким кредитам порядка 9,5 процента.

Доля ИЖС выросла, хотя, конечно, остаётся совсем невысокой, пока в пределах одного процента. Но сегодня выдано порядка 7,6 тысячи ипотечных кредитов – здесь, в этой программе, – на сумму 20,4 миллиарда рублей, то есть работа продолжается.

На ИЖС сегодня распространены условия льготных ипотек по программам «Семейная ипотека», «Сельская ипотека», «Дальневосточная ипотека», «Льготная ипотека» под семь процентов годовых и также льготная ипотека – под 6,1 процента, которую в пилотном режиме отработал Банк «ДОМ.РФ». Расширен перечень целей и представлений ипотечного кредита для семей, которым была предоставлена выплата 450 тысяч рублей, в том числе и на строительство жилого дома.

Вторая задача по развитию промышленного ИЖС находится сейчас в стадии активной реализации. Сегодня как раз в Государственной Думе во втором чтении прошёл законопроект, по которому можно будет, как и в многоквартирном жилье, по счетам эскроу строить, малоэтажное строительство развить. Я думаю, что мы в течение этой недели уже – спасибо Государственной Думе за эту работу – этот закон получим.

Согласно прогнозам «ДОМ.РФ», в случае запуска ипотеки под ИЖС мы примерно получим ежегодно до 100 тысяч домов примерно на 12 миллионов квадратных метров.

И продолжаем работу, конечно, активно с Минсельхозом, с Россельхозбанком по активному развитию сельской ипотеки.

Спасибо, Владимир Владимирович. Доклад закончен.

В.Путин: Ирек Энварович, Вы сказали, что созданные механизмы дают результаты по этому направлению, и в то же время отметили, что объём выданных ипотечных кредитов остаётся на достаточно низком уровне – один процент от общего объёма ипотечных кредитов.

Как же он даёт отдачу? Пока не даёт – он может дать. Поэтому у меня к Вам большая просьба: нужно определить целевые значения, показатели и объёмов выданных кредитов, и, что самое главное, доступности всех этих продуктов в совокупности для населения, определить эти показатели, доложить Председателю [Правительства], как-то это закрепить и стремиться к тому, чтобы контролировать это направление, и тогда это будет давать отдачу. Ладно?

И.Файзуллин: Принято, Владимир Владимирович.

В.Путин: Хорошо. Спасибо.

Есть ещё один вопрос к Антону Олеговичу Котякову.

Антон Олегович, Вы на связи?

А.Котяков: Да, Владимир Владимирович. Добрый день!

В.Путин: Я вижу, что есть определённое снижение значения показателя доли граждан старше трудоспособного возраста и инвалидов, получающих социальные услуги в организациях социального обслуживания.

Пожалуйста, прокомментируйте. Как Вы предполагаете дальше работать по этому направлению?

А.Котяков: Владимир Владимирович, мы действительно в 2021 году снижаем целевые показатели по 2021 году с уровня 13 процентов до уровня 9,8 процента. Нужно сказать, что изначально мы планировали охватить такого рода поддержкой 5,3 миллиона граждан, а сейчас мы этот показатель снижаем до уровня 3,9 миллиона.

В первую очередь это связано с теми ковидными ограничениями, которые введены на территории нашей страны. Конечно же, мы понимаем, что граждане старше 65 лет были переведены на режим самоизоляции, что, в свою очередь, не позволило им посещать полустационарные учреждения и получать дополнительные меры социальной поддержки, которые мы изначально планировали.

Плюс ко всему стационарные учреждения социального обслуживания были переведены в закрытый режим работы, и те мероприятия, которые мы проводили обычно на базе полустационарных учреждений, – в первую очередь это проведение групповых занятий с нашими гражданами, относящимися к этой категории, – они по требованию Роспотребнадзора были запрещены.

Соответственно, исходя из этого целевые показатели мы скорректировали, но хочу отметить, что у нас всё равно получается выше уровня 2020 года – на 240 тысяч оказанных мер поддержки. При этом отметил бы, Владимир Владимирович, что мы ещё и расширили направление тех мер, которые мы оказываем нашим гражданам.

В первую очередь совместно с волонтёрами в рамках программы «Мы вместе» были организованы и доставка продуктов питания, и лекарственного обеспечения людям старшего возраста, также людям было предоставлено всё необходимое. В рамках этой программы мы затронули порядка семи миллионов наших граждан.

Наверное, отметил бы ещё, что мы развили такой новый сервис, как оказание мер социальной поддержки в дистанционном формате. То есть наши граждане смогли получить консультации в дистанционном виде, участвовать в просмотрах через интернет, в кинопоказах, показах театральных постановок и так далее.

В связи с этим мы считаем, что, конечно же, было бы правильным в рамках этой методики подсчёта учитывать и новые меры, и виды поддержки наших граждан. В перспективе мы, может быть, откорректируем методику, но, несмотря на само абсолютное значение снижения показателей, мы не то чтобы сохранили, а даже нарастили меры государственной поддержки по отношению к гражданам соответствующего возраста.

Доклад закончен, Владимир Владимирович.

Спасибо.

В.Путин: Антон Олегович, мы с Вами понимаем, что это как раз тот случай, когда за цифрами стоят абсолютно конкретные люди. Это напрямую имеет отношение к человеку.

Я услышал причины, о которых Вы сейчас упомянули, в целом они понятны, лежат на поверхности. Тем не менее я Вас прошу ещё раз вернуться к этому и тщательно проанализировать все детали, связанные со снижением этих показателей, и, конечно, подумать и предложить новые варианты работы, новые методики, дополнительные меры по исправлению этой ситуации, несмотря на все пандемийные ограничения.

Если подумать, разбираться, индивидуально подойти к этой работе по каждому контингенту, то решения будут найдены, я не сомневаюсь. И потом доложите мне, пожалуйста, отдельно.

А.Котяков: Хорошо, Владимир Владимирович, сделаем.

В.Путин: Хорошо, спасибо.

Ещё раз хочу обратиться ко всем участникам совещания: есть желающие что-то сказать дополнительно? Нет?

Тогда будем завершать, и вот что хотел бы сказать в завершение, уважаемые коллеги.

Я, во-первых, хочу вас всех поблагодарить. Да, мы сейчас говорили о проблемных вопросах, но в целом работа идёт, работа идёт довольно слаженно и хорошими темпами. Решения и подходы, которые мы сегодня обсудили, – я сейчас только что об этом сказал применительно к конкретному направлению, – имеют особое значение для нашей страны и для наших граждан. Речь идёт о нацпроектах – о главном инструменте достижения национальных целей развития. Мы уже многое сделали для выполнения этих планов, и, безусловно, они являются амбициозными. Это очевидная вещь.

Важно закрепить и продолжить позитивные тенденции в экономике, в социальной сфере, в решении экологических проблем и повышении качества жизни граждан – как результат, чтобы добиваться реальных, более ощутимых и весомых результатов для каждой российской семьи, для страны в целом, конечно.

В рамках национальных проектов мы решаем непростые задачи, и, конечно, не обходится без трудностей, без проблемных зон. Их отмечают коллеги из комиссии Госсовета, рабочей группы Совета по нацпроектам, Общероссийского народного фронта – сейчас только председатель исполкома выступал. Я прошу Правительство держать проблемные темы на постоянном контроле, включить их в свою повестку в первое полугодие будущего года.

Также предлагаю регулярно рассматривать ход выполнения национальных проектов на заседаниях президиума Совета по стратегическому развитию, а корректировки паспортов проектов проводить преимущественно в очном формате с их открытым, подробным обсуждением.

Подводя итоги нашей встречи, хотел бы остановиться на нескольких вопросах, ещё раз вернуться к ним.

Что касается стройки. Марат Шакирзянович предложил детальный алгоритм действий, который обеспечит реализацию планов капитального строительства как на федеральном, так и на региональном уровне. Очень важно, что он затрагивает всю бюджетную трёхлетку, а значит, обеспечит необходимый горизонт планирования и предсказуемость для регионов и для подрядчиков. Я поддерживаю эти инициативы и прошу Правительство в самое ближайшее время принять решения для их реализации в целом.

Мы говорили, там есть ещё некоторые вопросы, – вчера только обсуждали это с Маратом Шакирзяновичем, с Министром финансов [Антоном Силуановым], – я думаю, что мы эти технические вопросы закроем.

При этом повторю, в зоне прямой ответственности Правительства находится завершение строительства не только федеральных, но и региональных объектов. Не нужно ждать и всё время ссылаться на то, что наши коллеги в регионах что-то не доделали или делали не вовремя – помогите им, пожалуйста. Нужно ввести их объекты в эксплуатацию в намеченные сроки. Именно о такой конструкции мы и договаривались, когда запускали национальный проект.

Ещё – сегодня коллеги говорили о том, что реальное софинансирование нацпроектов со стороны регионов отличается от запланированного. Мы все понимаем, чем это вызвано, – меняются цены. Кроме того, очевидно и то, что контур работы по каждому из направлений, перечню объектов не всегда чётко очерчен. Прошу Правительство совместно с комиссиями Госсовета устранить это, чтобы выполнялись все достигнутые договорённости по софинансированию.

Теперь по модернизации первичного звена здравоохранения. Мы не должны снижать планку, которую поставили в части обновления медицинской инфраструктуры. Это значит, что объём расходов по этому направлению должен быть скорректирован с учётом инфляции, проиндексирован.

Пандемия нанесла серьёзный урон здоровью людей во всём мире. К сожалению, и мы тоже не исключение. В нашей стране она ещё наложилась и на объективный демографический спад. Считаю правильным, если в ближайшие два года мы серьёзно активизируем работу по укреплению первичного звена здравоохранения. Ничего нет необычного – это наши планы, о которых мы давно договаривались.

Как говорят специалисты, перенесём немножко влево основные расходы на решение этой задачи. Я понимаю, что многие вещи свёрстаны, определены, трудно очень это делать – я вас прошу поработать над этим, чтобы не ждать будущих бюджетных периодов, а уже сейчас вложить средства, что называется, в дело, в создание и техническое перевооружение объектов здравоохранения и в наращивание их возможностей.

При этом хочу обратить внимание, речь идёт о защите жизни, здоровья людей – мы же прекрасно понимаем, о чём идёт речь. И то, насколько граждане удовлетворены качеством и доступностью медицинской помощи, – это главный интегральный показатель эффективности нашей работы, и здесь нужно добиваться наибольшего прогресса. Пока этот показатель достаточно скромный, и вы знаете об этом. Тем не менее хочу закончить тем, с чего начал: работа идёт, темп набран хороший.

Я ещё раз благодарю всех участников нашего сегодняшнего совещания и, конечно, желаю вам и вашим коллегам успехов и поздравляю с приближающимся новогодним праздником.

Благодарю вас. Всего хорошего.

 

Источник: Администрация Президента России

Назад к списку


Добавить комментарий
Прежде чем добавлять комментарий, ознакомьтесь с правилами публикации
Имя:*
E-mail:
Должность:
Организация:
Комментарий:*
Введите код, который видите на картинке:*