Сердце научной журналистики

09.11.2021 80

Сегодня многие эксперты говорят, что научная журналистика находится в упадке: мало качественного контента, попсовые заголовки, безответственные блогеры и прочее. Чего не хватает пресс-службам вузов и научным редакциям СМИ?

Как сделать, чтобы новости об исследованиях или открытиях, совершенных российскими учеными, появлялись чаще и освещались профессионально, а не поверхностно?

Каким должен быть идеальный учебный курс по коммуникациям между наукой, технологиями и медиа?

Об этом сегодня шла речь на мастер-классе «Медиалаборатории как формат быстрого обучения коммуникациям с внешней аудиторией: цели, задачи и перспективы», который прошел в рамках в рамках Баркемпа НТИ 20.35.

Ольга Добровидова, научный журналист, внештатный автор авторитетных международных журналов Science и Nature:

Независимость работы Nature доходит до того, что редакционная, журналистская часть Nature узнает о какой-то статье из других источников, не от самой академической редакции.
Когда я готовилась к этому мероприятию, решила посмотреть, насколько часто встречаются материалы о России в Nature и Science. Материалов не так мало, учитывая, если российская наука конкурирует с темами на равных с больших количеством других стран.
Для публикации в журнале Nature вопрос в том, нужно ли и важно ли читателям Nature знать об этой истории, дает ли она им что-то. Это единственное, что руководит всем журналистким механизмом этих журналов.

Диляра Солнцева-Эльбе, руководитель редакции экономической информации РИА Новости:

Качество – это основа репутации любого издания.
Иногда случается, что в эфир выходит непроверенная информация, в первую очередь это связано с гонкой за таймингом. Некоторые СМИ на это идут, чтобы повысить свой трафик. Вторая причина, это безответственные блогеры и анонимные телеграм-каналы, которые де-юре не являются СМИ, а информационную повестку формируют.
Реакция на любое событие, когда нужен экспертный комментарий, должен быть очень оперативным.
В первую очередь, когда вы предлагаете СМИ опубликовать текст о своем изобретении, нужно задуматься: зачем вы это делаете, для кого он нужен.

Когда дело касается технологий и науки, для начинающих журналистов главное – возможность поехать на производство и посмотреть изнутри на процессы. Если вы пишете про условные килобайты и провода, это совершенно непонятно. А если вы погрузились в тему, то пишете уже совершенно по-другому. Важно давать больше практики в части видеосъемки и текста. Чем больше практики – тем глубже человек будет вникать в проблему и тем проще ему будет донести мысль до читателя.

Евгений Сжёнов, ведущий эксперт Института образования НИУ ВШЭ. Научный руководитель экспертно-аналитического центра «Научно-образовательная политика»:

Отношение к интересу читателя, о чем сказала Ольга, я бы отнес к опорной проблеме всей нашей дискуссии. Потому что это абсолютно релевантно и для новых медиа, в том числе, для телеграм-каналов и всей инфоповестки.
У нас нет, как класса, хороших научных журналистов. Если говорить про нас, то мы, когда пишем о науке, то пишем неанонимно, если кто-то из ведущих ученых говорит, то он говорит прямо, мы даем, что это комментарий, например, президента РАН Сергеева. Конечно, нужно работать с первоисточниками, у кого эта возможность есть, у нас эта возможность есть работать с экспертами любого уровня.

Это одна проблема, что нужно заниматься большей подготовкой с теми, кто пишет о науке.
Новые медиа – это не какая-то новая субстанция, которая чем-то принципиально отличается от тех, кто пишет о науке в формате традиционных СМИ, это формат скорее. Научная повестка прекрасно находит своего читателя в новых медиа.

Формат Медиалаборатории 2035 уже выстрелил, мы принимали участие в ее работе. Я знаю много сотрудников пресс-служб вузов, которые посмотрели эти короткие тренинги, и они уже помогли им в работе. Другой хороший формат – Мастерская новых медиа, который делает РСВ совместно с АНО “Диалог”. Лучшие признанные журналисты показали лучшие кейсы молодым авторам, которые пишут, в том числе, для Telegram-каналов, пабликов в разных соцсетях. Прекрасную работу ведут коллеги в ИТМО в команде первого проректора Козловой. Но я, честно говоря, не очень верю в историю с длинными форматами, когда 2 года нужно учиться в магистратуре. Первое и главное – это мотивация автора, чтобы он хотел работать, писать о науке, умел формулировать, был в контексте. Дать ему инструменты – как писать, как работать с видео, как фотографировать, как освещать события – недолгая история. Я за короткие курсы.

Яна Хлюстова, заместитель главного редактора портала InScience.News:

В последние годы я как научный журналист наблюдаю положительные изменения, что все больше вузов понимают важность и необходимость научной коммуникации, качественной научной информации.
Далеко не у всех есть понимание, как грамотно и правильно выстраивать научную коммуникацию в университете. Как правило, руководству важно, чтобы пресс-служба делала какой-то стандартный набор работы, освещая жизнь вуза и мероприятия, это важно для вуза как для организации, но не интересно широкой аудитории. Пресс-службы привыкли работать в такой парадигме.

Первая проблема: они не знают, о чем писать. Вторая проблема: умение написать. Очень часто у сотрудников пресс-служб при общении с их учеными, экспертами возникает такая проблема, что сотрудники пресс-служб не очень разбираются в текущей научной повестке, поэтому у ученых может пропасть желание тратить свое время на такое общение.

Если попросить журналистов построить самолет, они с этим точно не справятся. Если попросить инженеров издавать газету, они кое-как это сделают. Нам очень нравится, когда научными коммуникациями и научно-популярными текстами занимаются люди с естественнонаучным бэкграундом, возможно, те, кто уже работают в науке. Как показывает наша практика, научить писать понятные тексты гораздо проще, чем научить журналиста работать с научной информацией. В идеальном курсе не должно быть практически никакой теории, должна быть практика. Научная журналистика, научные коммуникации – это про практическую работу, про написание текстов, про общение с людьми и по учебникам этого никак не выучить.

Андрей Таршин, начальник отдела маркетинга передовых технологий, «Центр компьютерного инжиниринга»:

Ядро нашей деятельности – разработка высокотехнологичных изделий разного рода в авиастроении, автомобилестроении для лидеров своих отраслей с использованием передовых производственных технологий, цифровых двойников и так далее.

Формат новостей, которые не нравятся журналистам, это формат, который интересен партнерам в B2B, целевой аудиторией такой новости может быть 1 или 2 конкретных человека. Когда мы говорим про вузы, что они пишут скучные новости, за этим просто стоит другая аудитория.

Мы в Питерском Политехе пропагандируем модель Университета 4.0, когда студенты вовлечены в реальные кейсы и промышленные задачи. К коммуникациям применим точно такой же принцип. Это с самого начала вовлечение в учебные и вымышленные кейсы, в реальные задачи. Важно как можно быстрее переходить к практике.

Павел Охонин, исполнительный директор Kama Flow:

Не всегда есть понимание представления информации, чтобы она была актуальна и интересна тем, кто пишет. Мы видим со стороны крупных федеральных СМИ желание и готовность брать новости, в том числе, по сделкам с компаниями, которые нераспиаренные. Рынок может быть не совсем хайповый и очевидный, надо погружаться и разбираться в контенте. Есть очень важная задача эту стену разрушить.

Павел Степанов, заместитель генерального директора ГК «Геоскан»:

Нам пока не хватает компетенций правильного продвижения продуктов. Продвижение продукта через социальные сети позволяет нам увеличивать количество подписчиков, но при этом проекты могли бы получать больший охват, если бы мы привлекали профессиональный PR.

 

Истчник: Телеграм-канал "Научно-образовательная политика"

Назад к списку


Добавить комментарий
Прежде чем добавлять комментарий, ознакомьтесь с правилами публикации
Имя:*
E-mail:
Должность:
Организация:
Комментарий:*
Введите код, который видите на картинке:*