Встреча с руководством политических партий

27.09.2021 60

Глава государства в режиме видеоконференции провёл встречу с руководством политических партий, прошедших по итогам выборов в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации восьмого созыва.

А.Нечаев: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Здравствуйте, коллеги!

... Очень был интересный тоже миф, который мне все рассказывали год назад, когда я партию начал строить, что молодёжи политика неинтересна, что она её избегает, боится, ещё что-то. Мы этот миф развеяли. Очень даже интересна – смотря какая политика, насколько она настоящая. Выяснилось, что молодёжь – это не только люди 20 лет, но это и 30-летние, много людей и более старшего возраста в душе остаются молодыми, и им интересны идеи перемен, но перемен без революций, а перемен спокойных, выдержанных. Люди хотят из прошлого сквозь настоящее прорваться в будущее, эта повестка развития, повестка прогрессистская им очень отзывается. Но этим людям очень важно, чтобы власть с ними говорила на одном языке, и желательно на их языке. Похоже, что-то из этого нам удалось сделать.

Ещё одна интересная вещь – что, к сожалению, много партий, девять, не прошло в Государственную Думу, притом, что много идей интересных и в области экологии, и в области образования, интересных и авторских, в том числе, идей было, и жалко, что эти партии не прошли. Но мы намереваемся до парламентского большинства идеи этих партий, сохранив их авторство, донести, потому что мы считаем, что это важно. Мы помогли какому-то количеству людей быть представленными в Государственной Думе, но хотелось бы, чтобы все люди чувствовали, что они представлены.

Не хотел бы сегодня долго говорить. Мне кажется, нам ещё надо многому действительно научиться, но хотел поделиться одной историей и одной инициативой партии, которую в последнее время мы почувствовали.

Мы проехали много регионов и встречались с учителями, с директорами школ, потому что тема образования для нас уже много лет близкая. И очень интересная вещь: спрашиваешь учителей, директоров, какие основные проблемы, почему в школах, например, мало учителей, притом что нагрузка – Вы, наверное, знаете, конечно же, – двойная, многие на двух ставках работают, кто-то на двух с половиной ставках? И первое, что люди говорят, так откровенно, они говорят: конечно, маленький доход. Очень важно учителю, чтобы он имел больше возможностей для своей семьи, для себя, воспроизводства, и это звучит первым. Но вторым звучит, и люди говорят, что есть идея единого федерального оклада для медиков, и мы предлагаем, наша партия [предлагает] сделать единый федеральный оклад для учителей. Это первая очень важная вещь.

Вторая вещь, не менее важная, – это и учителя говорят, один директор школы мне говорит: «Да мы прямо замордованы отчётностью». И даже дело не в том, бумажная это отчётность или цифровая. Примерно 14 процентов времени учителя уходит на разного вида отчёты. Мы подготовили такую небольшую папку, хотим, если позволите, передать в Вашу Администрацию, – 23 отчёта, которые делают учителя, разного вида.

И конечно, учителям хочется быть людьми творческими. Они говорят: «Почему у нас всегда одинаковые стандарты образовательные и одни программы? Мы же можем в одном классе по одной программе учить, в другом – по другой. Дайте нам возможность выбирать». Нет, всё единообразно. Люди хотят творчества, хотят разнообразия, хотят свободы и меньше отчётности.

Если вопрос с деньгами – это вопрос очень серьёзный (там и вопрос источников, и вопрос порядка, то есть это требует времени), то людей раскрепостить, дать им авторство в преподавании, в работе с нашими детьми – мне кажется, это более простая задача.

Интересно, что, в разных аудиториях общаясь, например, в аудитории, где много было деканов, проректоров вузов, несколько ректоров, мы обсуждали, я говорил: «Слушайте, давайте уже отменим Рособрнадзор, упраздним», – так безответственно сказал я, но люди зааплодировали, кроме одного ректора, который сказал: «Нет, всё-таки несколько хороших функций у них есть». Поэтому давайте хорошие функции оставим, но нагрузку административную, когда есть сначала отчётность, потом контроль над отчётностью, потом надзор за контролем, – давайте это упростим.

Считаю, что, действительно, выборы – это процесс рабочий, а основной процесс – это наша общая работа на благо страны. И рад, что прогрессистские взгляды теперь в Госдуме тоже будут представлены.

Спасибо за внимание. А Владимиру Вольфовичу – за бирюзовый галстук: наш партийный цвет.

В.Путин: Хорошо.

Алексей Геннадьевич, несколько комментариев сразу.

Во-первых, конечно, Вы поступили очень прагматично, когда обратили внимание на молодёжную аудиторию. И Вы правы абсолютно, у нас молодые люди никогда не утрачивали интерес к тому, что происходит в стране, к внутренней жизни страны. Многие из них работают, как мы очень хорошо знаем, в качестве волонтёров на важнейших направлениях в жизни государства и проявляют себя самым наилучшим образом с моральной, с этической точки зрения, а где надо, проявляют и мужество, рискуют собой, как эпидемия показала и борьба с ней. Поэтому ничего здесь удивительного для меня нет, а то, что Вы выбрали такое направление работы, это себя оправдало, Вы оказались абсолютно правы, это принесло результат.

Вы сказали о том, что жаль, что другие политические силы, другие партии, которые шли на выборы с интересными идеями, в парламент не прошли. Но ведь это зависит не только от того, каковы идеи – идей-то, честно говоря, не так уж и мало, вопрос в убедительности подачи материала. Вопрос в том, чтобы люди поверили, что та или иная политическая сила способна реализовать то, что ими предлагается. Конечно, Вы сейчас обратили на это внимание, и идеи, о которых Вы сказали, действительно могут быть очень важными и интересными, и нужными для реализации в России, поэтому – что же, пожалуйста, используйте свою площадку, которую Вы сейчас получили, сформировав свою фракцию в Государственной Думе, для того, чтобы ничего не было потеряно из того, что Вы слышали полезного и нужного для страны. Надеюсь, что и Ваши коллеги в Госдуме и в Правительстве Российской Федерации к этому будут прислушиваться.

Что касается школы, образования в целом. Мы много в последнее время уделяем этому внимания, но Вы правы абсолютно – недостаточно. И главная проблема, конечно, – это уровень доходов. Нужно решать её, конечно, не отдельными выплатами, а нужно решать этот вопрос системно. В ходе работы в Государственной Думе, в ходе диалога с Правительством, надеюсь, вы будете обращать на это внимание. Я всячески буду поддерживать все идеи подобного рода.

Конечно, нужно всё время сопоставлять это с ситуацией на рынке труда в целом, потому что, знаете, я очень хорошо помню дискуссии, когда мною были инициированы идеи, связанные с тем, чтобы в среднем по экономике региона (а в вузах и больше, чем в среднем по экономике) получали соответствующие категории преподавателей и в школах, и в вузах. Знаете, сразу какая реакция была: а как же быть, скажем, на производствах, где ещё, к сожалению, у нас есть проблемы, связанные с охраной здоровья, как с этой категорией работников поступать, как поступать с военнослужащими, с правоохранительными органами? То есть соотношение на рынке труда уровня доходов – это не пустые фразы, не пустая вещь. Нужно на всё смотреть в комплексе. Конечно, при этом общество должно определять приоритеты, и доходы преподавателей – это, безусловно, один из социальных приоритетов.

Можно ли сравнивать это с доходами медиков? Всё можно сравнивать и нужно сравнивать – всё познаётся в сравнении. Только в период пандемии, конечно, и на преподавателей была нагрузка, но нагрузка, связанная с риском для собственного здоровья и для собственной жизни, у медиков всё-таки была повыше, это надо признать, и поэтому государство шло на определённые выплаты, так скажем, временного, эксклюзивного характера, связанного с преодолением самой пандемии. Хотя, конечно, саму практику подобного рода можно проанализировать и посмотреть, насколько это целесообразно, а если целесообразно, то и применять в других социальных сферах, в том числе и в той, о которой Вы сказали, – в сфере образования.

По поводу отчётности. Об этом и Елена Владимировна Шмелёва говорила, представитель «Единой России», когда я встречался с активом. Надеюсь, что это всё будет услышано. Но нужно ли в этой связи Рособрнадзор ликвидировать? Ликвидировать всё можно. В одной из соседних стран ликвидировали ГАИ – и что толку? Взятки начали брать не гаишники, а те, к кому перешли эти функции. Поэтому здесь просто повнимательнее надо посмотреть. Может быть, понимая, что всё-таки кто-то должен следить за качеством образования и за тем, чтобы оно было доступно, это качество, везде, на всей территории страны, может быть, внести какие-то изменения в деятельность Рособрнадзора, посмотреть, как его можно реформировать. Давайте вместе подумаем на эту тему. Пожалуйста, я готов к этой дискуссии.

Есть несколько других моментов, я для себя пометил, но, надеюсь, в ходе практической работы мы будем к этому ещё возвращаться.

Спасибо большое.

 

 

Источник: Администрация Президента России

Назад к списку


Добавить комментарий
Прежде чем добавлять комментарий, ознакомьтесь с правилами публикации
Имя:*
E-mail:
Должность:
Организация:
Комментарий:*
Введите код, который видите на картинке:*