Что мы поняли в пандемию

16.09.2021 95

Министр науки и высшего образования РФ Валерий Фальков и ректоры ведущих университетов презентовали исследование «Качество образования в российских университетах: что мы поняли в пандемию. Его провела группа ученых из 13 российских вузов в рамках проекта «Научно-методическое обеспечение развития системы управления качеством высшего образования в условиях коронавирусной инфекции COVID-19 и после нее», реализуемого по поручению Министерства. В работе отмечается, что ключевым вопросом для развития высшего образования становится вопрос о доказанном качестве образования.

Мы не знаем, каким будет мир завтра, хотя имеем некоторые предположения и прогнозы. Мы еще помним эпоху без ковида, о которой возможно будем рассказывать потомкам как о золотом веке. Мы еще не забыли, что до начала пандемии уже начали развиваться большие цифровые платформы, сервисы и уже тогда пользователи ждали максимально удобных условий и доступности любых услуг 24/7 здесь и сейчас. Но с приходом пандемии и эпидемиологических ограничений многие остро восприняли цифровую трансформацию привычных институтов, например системы высшего образования, причем важным аспектом проблематики качества образования это стало не только для непосредственных участников образовательного процесса – учащихся, но и для их родителей, общественных деятелей и лидеров общественного мнения.

У качества образования нет и не может быть эталона. Качество может определяться по условиям или образовательным результатам. Исследователи считают, что в процессах, связанных с качеством образования, определяющим должен быть конструкт образовательных результатов. И, выстраивая внутреннюю систему оценки и повышения качества, высшее учебное заведение должно рассматривать и «образовательные результаты как цель образовательной программы», и «образовательные результаты как факт».

В работе предложено рассматривать следующие группы факторов, которые влияют на качество образовательных результатов:
1)  Миссия, культура и приоритеты развития университета – все это формирует сообщество локальное и системное, влияя на образовательные результаты;
2)  образовательные программы и содержание – работа с компетенциями и реальные требования к результатам курсов;
3)  Цифровая инфраструктура, EdTech-инструменты обучения и оценки;
4)  среда и благополучие: инфраструктура, адаптационные программы и сервисы благополучия (well-being), обратная связь;
5)  оценка качества: регулярный мониторинг программ и курсов, эффективные системы оценивания, прозрачная экзаменационная процедура и набор экзаменов;
Это доказывает и международный опыт крупных зарубежных вузов, там схемы организации внутренней системы оценки качества образования жестко регламентированы, встроены в контур управления всем вузом.

Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается, поэтому во время пандемии открылся целый ряд трудных вопросов развития высшего образования, которые пришлось решать в актуальной повестке. Исследователями выделен широкий спектр направлений успешных кейсов российских вузов, где применялись различные инструменты трансформации:
- система оценки, благодаря которой осуществляется переход студенческой активности от потребительской позиции до участия в проектировании образовательного трека;
- работа с кадровым потенциалом;
- миссии;
- стратегии управлением качеством.

Сквозной линией изменений становится переход университетского образования к студентоцентричной модели, но для осуществления полного перехода к такой новой модели необходимым условием становится комплексная трансформация разных сфер деятельности университетов - от кадровой политики до цифровой среды.

Оценка качество образования требует анализа мнений студентов, преподавателей и родителей. Для исследования с апреля по июль был проведен масштабный опрос. Охват - все федеральные округа. В нем поучаствовало 36 тысяч учащихся вузов, 11% из них - иностранные студенты, 24 тысячи преподавателей и 800 родителей.

Восемь тезисов формулируют отношение сообщества к цифровой трансформации и ее влиянии на качество образования, фиксируя нормализацию отношения к дистанционному формату обучения, подчеркивая, что тотальный онлайн не позволяет получить качественное образование. Ожидаемо, что очный формат считают качественным студенты естественных наук, инженерного дела, сельского хозяйства, физкультуры и спорта, у которых большое количество практических и лабораторных занятий. А позитивную оценку дистанционного формата с точки зрения качеств обучения демонстрируют преподаватели и студенты в области экономики и менеджмента, компьютерных и социальных наук, а также юриспруденции.

Одним из слабых мест дистанционного образования остаются методики преподавания и технологии педагогического дизайна. Преподаватели используют в работе онлайн-материалы, однако большинство ориентированы на контент, разработанный внутри собственного вуза (70%). Обращаются к онлайн-материалам других российских вузов или не имеющих отношения к высшему образованию – около трети (35%), зарубежных университетов – лишь 10%. Таким образом, не используется потенциал цифровой среды, связанный с упрощением доступа к широкому кругу учебных материалов.
 
Здесь необходимо сравнение с традиционным форматом обучения, которое, вероятно, также будет заключено в узкую рамку места и барьер цифровой среды – это только одна грань.

Еще один тезис раскрывает роль «нечестных практик», которые негативно сказываются на качестве образования и оценивания. Только треть опрошенных студентов согласились с тем, что им стыдно списывать. Но академическая нечестность носит многовековой характер, побороть который возможно идеальным инструментом, спрятанном в граните науки.

Важно, что одним из ключевых значений опроса стало ментальное здоровье и психологическое благополучие, которые могли пострадать за время дистанционного образования и самоизоляции, этот негативный фактор может стать весомой причиной упадка качества образования. Почти ¾ студентов демонстрируют различные признаки психологического неблагополучия: из них около 20% – синдромы депрессии умеренной тяжести или тяжелой депрессии, хотя это – положительная динамика, потому что еще год назад почти 80% студентов демонстрировали признаки психологического неблагополучия. Также отметим, что в тезисах не выделена роль отношения студентов и родителей к вакцинации, хотя от нее напрямую зависит часть факторов, сказывающихся на образовательном процессе.

Видны и позитивные тенденции в отношении к содержанию образовательных результатов, большинство студентов и аспирантов видят в них развитие профессиональных навыков и знаний, однако появляется запрос на развитие универсальных навыков и компетенций. Запрос на развитие soft skills фиксируется и среди аспирантов, которые хотели бы развить навык тайм-менеджмента (почти 30%), информационной и компьютерной грамотности (каждый четвертый), планирования карьеры (более 10%) и командной работы (более 10%).
Итогом дистанционного обучения стало формирование групп, которые предпочли бы дистанционный формат очному: 30% учащихся в магистратуре хотели бы учиться полностью онлайн.

Теперь остается искать решения для вызовов, которые выплывают на смену туманного будущего цифровой трансформации, которые могут сформировать потенциал улучшений, авторы исследования считают, что вызовы необходимо положить в основание задач трансформации высшего образования в оперативной и стратегической рамке, хотя некоторые из них не могут получить каких-либо изменений в течение всего периода пандемии.

 

Источник: Телеграм-канал "Научно-образовательная политика"

 

Назад к списку


Добавить комментарий
Прежде чем добавлять комментарий, ознакомьтесь с правилами публикации
Имя:*
E-mail:
Должность:
Организация:
Комментарий:*
Введите код, который видите на картинке:*