Обмен опытом

См. также:

Уважаемые коллеги. Размещение авторского материала на страницах электронного справочника "Информио" является бесплатным. Для получения бесплатного свидетельства необходимо оформить заявку

Положение о размещении авторского материала

Размещение информации

Идея «исторического самосознания» и «дух» музыки

07.05.2013 210 883
Тимиряева А.У.
Тимиряева А.У., преподаватель

Авиационный технический колледж г. Кумертау
Актуальность исследования связана с осмыслением идеи «исторического самосознания» и её возможных частных импликаций, в том числе и музыкального духа. Автор обосновывает тот тезис, что историческое самосознание поддерживается духом музыки, которая способна выстраивать социальные, исторические взаимоотношения людей.

Ключевые слова: историческое самосознание, «дух» музыки, музыкальный звук, творческая личность человека.


Традиционная концепция самосознания, с точки зрения которой функция контроля над деятельностью сознания, приведение ее к социокультурным нормам в наше время не может считаться достаточной. Социокультурная разобщенность в общечеловеческом масштабе сегодня так сильна, что этот механизм скорее поощряет, нежели разрешает конфликты. Это происходит всегда в случаях норм масштаба меньшего, чем общечеловеческий. Поэтому в наше время на первый план выходит нормотворческая, проектировочная и культуротворческая функция самосознания[1].


Целенаправленное «нормотворчество», как деятельность по изменению сознания и преобразованию культуры, должно опираться на общую схему деятельности, эту «клеточку сознания», включающую в себя базовые содержательные, структурные и генетические моменты. Эта схема, опирающаяся на идеи А.Н. Леонтьева, В.В. Давыдова, может выглядеть следующим образом: 1) психические качества: желание, способности, решимость; 2) действие: целеполагание, определение средств, анализ обстоятельств, выводы и принятие решения, осуществление решения, оценка результата; 3) деятельность: видение (усмотрение) проблемы, понимание, действование; 4) рефлексия, как способ переоценивать и изменять все предшествующие моменты в случае отсутствия нужного результата[2]. В-третьих, данная социальная схема может применяться для анализа «нормотворчества» в любой сфере индивидуальной и общественной деятельности и сознания (например, в образовании).


Нам думается, что многие проблемы возникают из-за весьма слабой осознанности людьми собственной творческой деятельности. Вышесказанное, очевидно, может способствовать решению проблемы духовной и культурной разобщенности людей. Сознание и самосознание имеют общую основу, благодаря которой знание (мысль), несет в себе определенный «смысл-стереотип», существующий либо как нечто идеальное, либо как результат достаточно сложного иерархического подчинения чему-то высокоорганизованному. Следовательно, способность к смысловому, стереотипному мышлению дана изначально, причём, как форма, должная быть заполненной нравственным содержанием.


Сознание имеет и информативную составляющую. С этой позиции его можно охарактеризовать как условно конечное, весьма подвижное, производное от умственных функций человека, от его бытия, представляющееся цельной системой, на основе которой формируются наиболее рациональные цели, и происходит, таким образом, управление человека своим поведением в соответствии с ними. Самосознание несет в себе смысловую специфику таких понятий как «индивидуальность», «воля»; поэтому, его можно рассмотреть как форму, «оболочку» для сознания. Оно формирует личностно значимые цели, а также идеальное «Я», преобразующее реальное. Реальное «я» - сложное понятие. Раскрыть его можно, обозначив в нем два двухуровневых аспекта: поведенческий - внутреннее «я», характеризующее одномоментное состояние человека в «чистом виде», совокупность его рефлексов, потенций, а также внешнее «я», отображением которого выступает поведение человека в целом и гносеологический-внутреннее «я», характеризующее осознание себя человеком после действия или бездействия, «внезапное осознание», без (до) анализа и внешнее «я», характеризующее осознание человеком себя в целом на основе анализа своего поведения, т.е. взгляд на себя как бы «со стороны».


В содержании сознания (самосознания) есть много форм, рамок, которые имеют свое собственное содержание. Их сложное взаимодействие определяет всё многообразие смыслов и понимание явлений, неся в себе высокую организованность и сложность человеческого разума, стремящегося к самоосуществованию.


Для любой функции сознания главным является осознание, то есть раскрытие смысла объекта, его направленности и смысла информативного обеспечения с промежуточными продуктами его обработки. Достижение этого требует, в свою очередь, достижения человеком самосознания, которое заключает в себе чуть погасшую, но возобновляющуюся старую, мотивационную установку, что даст возможность для её полного осознания, осуществляемого извне и невозможного в её рамках. Процесс этот является одним из диалектических корней самого человеческого сознания.


Вопрос о природе человеческой сущности, а также вопрос об «информации ниоткуда» или вопрос о парадоксальном осознании продуктов бессознательной обработки внедоминантной информации, сама проблема самопознания или невозможность осознания «основы мыслей» при постоянном стремлении человека к осознанию их источника как невозможность видения глазом себя и «необъективный рационализм», или несоответствие фазы ощущения фактору истинному, должен существовать не как цель, а как следствие по отношению к другой цели, так как само следствие наступает закономерно необратимо.


Историческое самосознание состыкуется, на наш взгляд, с социальной «инерцией», как фундаментальным свойством самого социума. Эта инерция позволяет развиваться социуму независимо от внешних воздействий, причём, за счет накопления в историческом прошлом творческого потенциала. Данное понятие «инерция» позволяет выявить некие устойчивые связи в сложном взаимодействии объективного и субъективного, прошлого и настоящего, стихийного и сознательного.


Историческое самосознание направлено на осмысление социального процесса, который допускает как негативные управляющие воздействия, так и позитивные, которые учитывают инерциальную составляющую социума. В этом плане роль принципа историзма состоит в оценке кризисных моментов социальной, культурной динамики, которые формируют общее направление благоприятного развития общества. Нам думается, что принцип историзма необходимо применять в процессе разработки научно-обусловленной стратегии развития российского социума, причём, с целью предупреждения неуправляемых процессов.


Эти процессы становятся управляемыми, если осуществляется «дух», имя которому «музыка» и художественное творчество. Место музыки в социальном универсуме определяется тем, что музыка, благодаря имманентно присущей ей творческой природе, выступает подлинной основой истинно человеческого бытия в его цельности и органичности.


Историческое «самосознание» отталкивается от самой действительности, как философской универсалии, которая в большей степени соответствует языковой деятельности, чем языковой реальности; эта последняя часто оказывается подверженной процессу, связанному с конструированием, «измышлением» реальности; рассмотрение языка, как «естественного органа» человека и вместе с тем как «воздухообразной стихии» имеет, в принципе, дело с самой реальностью, но не, отнюдь, с её «явлениями». Ведь, явление, как подчеркивали немецкие философы (Фихте, Гегель), а затем и К. Маркс, Ф. Энгельс, В.И. Ленин, «богаче сущности». Явление, как говорил Фихте, «лишь тогда завершается, когда всецело себя осознало»[3]. На данный момент следовало бы обратить самое пристальное внимание. Языковую реальность невозможно свести исключительно к знаковой реальности, а языковую деятельность-к знаковой деятельности. Во-первых, сами результаты человеческой деятельности далеко не всегда следует принимать за «реальность». Во-вторых, языковая деятельность выступает в тоже время и как свободное творчество самой «языковой реальности» (в её гуманитарной, экономической «ипостасях»). Научный, интеллектуальный интерес вызывает и тот тезис, что формирование «языковой реальности» и «языковой деятельности» осуществляется в коммуникативной сфере. Это действительно так, поскольку коммуникация органичным образом сопряжена с поставкой того тезиса, что то, что я имею сознание, есть, «условие сознания» других «я». Однако нам всё же следует склониться в сферу анализа субъективных отношений, чтобы выявить всё богатство частных импликаций идеи «исторического самосознания».


В то же время нам следует уделить внимание отношениям субъект - субъектным. Субъект - субъектные отношения соответствуют высшим духовным потребностям человеческой личности и способствуют формированию её позитивных ценностных ориентаций.


Музыка выступает как концентрация исторической идеи, фокусирующей в себе целый спектр жизненных сигналов. В этом и состоит источник жизнеспособности музыкальных произведений и его творческие потенции.


Музыка раскрывает субъективную неповторимость исполнения музыкального сочинения.


Творческая личность в сам момент издания и исполнения произведения приобретает черты «трансцендентального субъекта», выводящего произведение за границы личного эмпирического опыта. В связи с этим, установлено, что в самом процессе раскрытия потенции, силы музыкальной идеи композитор и исполнитель становятся творцами новых форм духовного бытия[4].


Синтетический анализ онтологических представлений о сущности музыкального звука позволяет анализировать музыкальный звук как универсальное космическое явление. И в данном отношении звук предстаёт как дух, т.е. как некая универсальная чувствительность. Звук есть некая сущность мира; весь мир имеет «звучащую природу». Звук выступает, поэтому, носителем «идеальной субстанции», выступает как само движение Вселенной. Историческое самосознание и дух музыки взаимодействуют между собой, таким образом, самым тесным образом.


Синтетический анализ онтологических представлений о сущности музыкального звука, представленных в древневосточных и западноевропейских религиозно-философских учениях, а также в современной постнеклассической научной картине мира, позволяет рассматривать звук как универсальное космическое и духовное явление. Вселенная имеет своим первоначалом «Звук-Сознание». Звук есть сущность мира; весь мир имеет звучащую природу и зависит в своем развитии от звука. Звук выступает,при этом, носителем идеальной субстанции движения Вселенной и являет этапы творения мира, связывая духовное и материальное. В Библии сказано: «В начале было Слово, и Слово было у бога, и Слово было Бог» [Библ. От Иоан. 1,1]; само же слово есть звук-вибрация, «Бог». В Индии безначальным началом мира является Божественный звук «ОМ», не имеющий рождения и смерти; как только раздался глас «ОМ», так и началось движение мира. ОМ-это звук-источник Вселенной (Бога - Брахмана), потому что этим звуком Вселенная привела в движение первую вибрацию своего творения.

Согласно Ф. Шеллингу, звук есть первоначальная, чистая неразличимость облечения бесконечного в конечное, это нечто живое, для себя сущее. Современная постнеклассическая наука под разными терминами вводит в картину мироздания идею космического сознания («Всемогущего Разума») как атрибута Универсуума. Согласно современной космологической теории «большого взрыва», творческим проявлением этого духовного первоначала всего сущего является звук-вибрация: рождение Вселенной началось с мощного взрыва гигантского энергетического «сгустка», который сопровождался появлением звука огромной амплитуды колебаний. Этот звук и послужил импульсом к пространственному расширению Вселенной; вся Вселенная является своеобразным отзвуком, эхом тех звуковых волн, которые сопровождали начало расширения Вселенной.


Музыка – это гармония порядка в движении звука. Звук и порядок-гармония составляют два необходимых условия любой музыки, включая и классическую. Неорганизованный звук остается шумом (хаосом); порядок, не выявленный посредством звука, недоступен восприятию (в онтологическом смысле - «потенциальное», но не «действительное» бытие).


С онтологической точки зрения, можно говорить, поэтому, о двух видах музыки, тесно взаимосвязанных между собой: музыке универсума и музыке человеческого бытия. Музыка универсума («музыка небесных сфер») – это свойство самоорганизации первоначального «Звука», самоупорядочивание «Звука» по мере его движения,  проявления в материи «облечения бесконечного в бесконечное» (Ф. Шеллинг), впадения «единства во множественность». Вселенская вибрация высшего «Звука» есть медленная и низкая вибрация огромной звуковой сложности.


В связи с этим «дух» музыки отсылает нас к идее творческой личности. Происходящая в результате актуализации экзистенции Личности человека новая культурная идентичность позволяет воспринимать её как некий шедевр музыкального творчества, причем, в форме личностного переживания общезначимой истины.


Дух музыки немыслим вне социального, исторического самосознания. Так, космологический характер философско-музыкальных учений Запада и Востока определяет особую роль музыки в религиозно-философском мировоззрении Китая и Индии. Место человека в универсууме определяется по принципу «микрокосм подобен макрокосму», в результате чего музыка на Востоке выступает с экзистенциально-онтологической стороны. Музыка в данном отношении способствует утверждению психо-эмоциональных состояний человека, воссоединяющих его бытие с бытием самого космического универсуума.

Заметим, что в музыке человек возвышает индивидуальное «я», свое конечное сознание до уровня всеобщего, универсального, социального «Я».


Историческое самосознание поддерживается духом музыки; ведь музыка способна выстраивать социальные, исторические взаимоотношения людей.

________________________________

1См.: Субботин А.И. Самосознание как явление и условие культуры // Гуманитарные и социально-экономические науки. - №2. - 2007г.-№ 2.

2См.: Субботин А.И. Деятельность, сознание, самосознание // Там же - №2. – 2002.-№ 2.

3См.: Вышеславцев Б.П. Этика Фихте. - СПб., 1914. - С.699.

4См.: Бахтизина Д.И. Истинность музыки (онтологический аспект). – Авт-т дисс. канд. филос. наук. – Уфа – Сибай, 2006. – С.8.

 

Список использованной литературы

  1. Субботин А.И. Самосознание как явление и условие культуры // Гуманитарные и социально-экономические науки. - №2. - 2007г.
  2. Субботин А.И. Деятельность, сознание, самосознание // Гуманитарные и социально-экономические науки.- №2. – 2002.
  3. Вышеславцев Б.П. Этика Фихте. - СПб., 1914. -.699с.
  4. Бахтизина Д.И. Истинность музыки (онтологический аспект). – Авт-т дисс. канд. филос. наук. – Уфа – Сибай, 2006. –126 с.



Назад к списку


Добавить комментарий
Прежде чем добавлять комментарий, ознакомьтесь с правилами публикации
Имя:*
E-mail:
Должность:
Организация:
Комментарий:*
Введите код, который видите на картинке:*