Обмен опытом

См. также:

Уважаемые коллеги. Размещение авторского материала на страницах электронного справочника "Информио" является бесплатным. Для получения бесплатного свидетельства необходимо оформить заявку

Положение о размещении авторского материала

Размещение информации

Изучение репертуара ДМШ на примере «Детской музыки» С.С. Прокофьева

23.12.2016 348 588
Соловьева Лариса Александровна
Соловьева Лариса Александровна, преподаватель

Борисоглебское музыкальное училище

«Для маленьких любителей музыки сочиняли многие, почти все композиторы, но мало кто уделял этой области творчества столько внимания, столько серьезных размышлений и сердечного тепла, сколько уделял Прокофьев» - писал Дмитрий Кабалевский в своем предисловии к «Детской музыке» Прокофьева. Мир детей и юношества, запечатленный в его произведениях – это одна из важнейших граней творческого облика Прокофьева.  Большинство прокофьевских сочинений для детей было написано почти в одно время – в 1935- 39 годах. Свое первое сочинение для детей Прокофьев создал в одном из излюбленных им жанров – цикле фортепианных миниатюр. Так появился сборник из двенадцати пьес – «Детская музыка».

Вспоминая о работе над этим циклом, композитор писал: «Летом 1935 года, одновременно с «Ромео и Джульеттой», я сочинял легкие пьески для детей, в которых проснулась моя старая любовь к сонатинности, достигшая здесь, как мне казалось, полной детскости. К осени их набралась целая дюжина, которая затем вышла сборником под названием «Детская музыка», ор. 65».

Без сомнения, образцом для Прокофьева послужили шумановский «Альбом для юношества» и «Детский альбом» Чайковского. Однако в своем цикле композитор не только следует романтической традиции, но и – незаметно спорит с ней.

В «Детской музыке» Прокофьев старается избегать романтического психологизма. Здесь нет пьес, подобных «Болезни куклы» из «Детского альбома» Чайковского или «Зиме» Шумана. Пожалуй лишь «Раскаяние», имевшее первоначальное название – «Стыдно стало», может служить примером психологического монолога «от первого лица». Остальные миниатюры – это «взгляд со стороны». Хотя и детский. «Детская музыка» интересна тем, что кажется, будто она написана не о ребенке, не для ребенка, а ребенком. Композитор стремился к полной «детскости». Во имя этой «детскости» он отошел от старых традиций творчества для детей. Что это за традиции?

Лучшие произведения детской музыки – «Альбом для юношества» Шумана, «Детский альбом» Чайковского – это дар взрослого ребенку. Взрослый человек, многое повидавший и переживший, рассказывает детям о людях и странах, радостях и горестях. Он как бы делится опытом. Поэтому эти альбомы интересны ребенку, с помощью музыки он познает мир. Не всегда ребенок узнает себя, свой мир в этих произведениях, воплощающих образы детства, ибо пьесы Шумана и особенно Чайковского во многом носят личный характер, характер воспоминаний. Детям о себе – вот суть этих сборников.

Прокофьев идет своим путем. В пьесах «Детской музыки» черты стиля композитора как бы обостряются. Но, несмотря на это, сохраняется его абсолютная «детскость», к которой Прокофьев так стремился. В чем же заключается эта детскость? Думается, что радостное удивление перед жизнью, чистота видения, присущие прокофьевскому мироощущению, и есть основные черты детского мироощущения.

Прокофьев, работая над детским циклом, ограничил круг тем. Его интересовала та реальность, та сторона жизни, с которой дети сталкиваются повседневно. Этим и объясняется отсутствие необычных персонажей, экзотических зарисовок. Сборник занимателен тем, что дети имеют возможность «узнать» себя в искусстве. Прокофьев смотрит на мир глазами ребенка, входит в этот мир, в жизнь ребенка. Это становится очевидным при сравнении «Детского альбома» Чайковского и «Детской музыки». Оба цикла построены на сходной сюжетной основе: это день ребенка. У Чайковского – зимний день (отсюда – несколько «комнатный» характер образов), у Прокофьева – летний день, день на воздухе.

Рассмотрим ряд пьес, в которых композиторы воплощают одни и те же ситуации, однако по-разному смотрят на них. « Зимнее утро » - второй номер сборника Чайковского, и «Утро», открывающее « Детскую музыку » Прокофьева. Трепетная пьеса Чайковского воплощает поэзию детства, чувство сладостного волнения перед неизведанным, чувство, которое приносят первые лучи солнца в детскую комнату. Чайковский как бы сам вспоминает сладостные моменты своей жизни.

У Прокофьева это не воспоминания, а реальность: знакомый пейзаж, утренняя роса, дыхание ребенка. Далеко отстоящие друг от друга голоса, перекличка регистров, «эхо», отвечающее аккордам в басах, создают ощущение пространства, воздуха, передают наивный восторг юного героя «Детской музыки» и самого автора, растворившегося в нем, перед высоким небом, далеким горизонтом. Фантастические образы в сборнике Чайковского воплощены в пьесе «Нянина сказка». Сказку эту рассказывает взрослый: сложные гармонии, причудливый ритм, динамика, яркие контрасты. У Прокофьева же «Сказочка» - это затаенная, безыскусная пьеса с неуверенной поступью аккомпанемента, с незамысловатыми параллелизмами.  Это «Сказочка» ребенка, его продукт творчества.

Сравним «Марш деревянных солдатиков»  с «Маршем» С. Прокофьева. В своей пьесе Чайковский воплощает излюбленную им стихию кукольности («кукольный триптих»: болезнь, похороны и обновление куклы). Марш же Прокофьева, как и остальные миниатюры, лишен стихии кукольности: использование басовых регистров, разнообразные штрихи, динамика, ритмика не столь статична. Это марш детей, а не кукол. Сам жанр, безусловно, провоцирует композитора на использование «кукольной стихии». Однако Прокофьев обращается к реальному миру.

Два заключительных номера: «Вечер» и «Ходит месяц над лугами» проникнуты русской песенностью. В пьесе «Ходит месяц» точно воспроизведены черты народного интонирования, что Прокофьев в автобиографии и счел нужным отметить: «Последняя из пьесок… написана на собственную, а не на народную тему». Композитор пошел здесь по пути Чайковского, который воссоздал народные обороты в «Детском альбоме», не прибегая к цитированию, в отличие от композиторов Лядова и Бартока, строивших свои произведения для детей на основе фольклорного материала.

В этих миниатюрах Прокофьев передает аромат природы, воссоздает тишину летних вечеров в маленьких русских городках. Пьесы были написаны в Поленове на Оке. Эта музыка, рожденная средней Россией, впоследствии будет использована композитором в уральском балете «Сказ о каменном цветке». (Пьеса «Вечер» станет характеристикой героини балета Катерины, а во втором акте в качестве танца самоцветов войдет в «Вальс»). Затрагивая тему «переклички» пьес из «Детской музыки» со «взрослой», нелишним будет отметить, что отзвуки  лирической второй части Четвертой симфонии слышатся в музыке первых двух пьес цикла – «Утра» и «Прогулки». И, конечно же, «Марш» и «Вальс», по-своему характеру тесно связаны со многими страницами театральной и симфонической музыки Прокофьева.

Цикл «Детская музыка» является переломным произведением в области фортепианного творчества для Прокофьева. Композитор вновь обращается к родному музыкальному языку. С нежностью воспроизводит народные обороты. Национальной определенностью проникается «сонатинный стиль». Впервые этот стиль соединяется с программностью. Упоминая о своей «старой любви к сонатинности», Прокофьев подразумевает особую ясность изложения музыкальных мыслей, относительную простоту музыки и, как правило, прозрачность фортепианной фактуры.

Средства выразительности не подвергаются Прокофьевым пересмотру. Они, наоборот, наиболее подходят для выражения наивных образных представлений детей. Его сонатинный стиль раскрывается во всей выразительности. Тончайшими средствами – с помощью двухголосия, еле заметных альтераций – рисует композитор картины природы, передает тончайшие нюансы настроений. Перекрестное положение рук, параллельное ведение голосов приобретает у Прокофьева новый смысл, становится средством изобразительности. Так трепетно звучат исполняемые через руку секунды в «Сказочке» - так и видится взволнованное личико ребенка, впервые познавшего силу воображения. Параллельное движение голосов в октаву, унылое и сухое в пьесах заграничного периода, выражает задорную боевитость в «шествии кузнечиков». Сонатинный стиль наполнился эмоциональностью,  наполнился русским мелодизмом.

В новом качестве предстает в «Детской музыке» и прокофьевский миниатюризм. Это не те миниатюры парижского периода, в мир которых композитор ушел оттого, что у него «не хватало дыхания» ни на что другое в области фортепианной музыки (недаром даже произведения крупной формы – Пятый концерт – составлен фактически из миниатюр). Пьесы «Детской музыки» - небольшие новеллетты. Даже там, где Прокофьев воплощает в звуках пейзаж, он тонко «сюжетику» природы: игру дождя и радуги; ход месяца, то пропадающего за тучей, то снова появляющегося, движения наползающих вечерних теней. Прокофьевские пейзажи действенны, и через их действенность композитор выражает одну из особенностей детского восприятия природы – ее одушевление.

Не лишним будет заметить, что в «Детской музыке» преобладает стихия движения, жеста и пластики. Не случайно полвина сборника – это ярко выраженные жанровые пьесы. Своего рода «маленькая детская энциклопедия прокофьевских танцев и маршей». Композитор умеет передатьв своей музыке пластику человеческого движения, сделать зримое слышимым. К этой группе пьес относятся «Прогулка», «Тарантелла», «Вальс», «Шествие кузнечика», «Пятнашки», «Марш».

В каждой из них Прокофьев находит свои особые приемы и средства выразительности. Это может быть, к примеру, характерный «подпрыгивающий» рисунок аккомпанемента и мягкий. Но вместе с тем лукавый изгиб мелодии в «Прогулке». Или же прерывистая, прихотливая мелодия «Вальса», напоминающая и о балете «Золушка», и о вальсе Наташи из оперы «Война и мир», и о многих других вальсовых эпизодах прокофьевской музыки. А вот знаменитый  «Марш» - собранный, «строгий», без тени стилизации, насыщенный «прокофьевскими» гармониями. Но и тут мелькает добрая улыбка композитора. Уж слишком «Марш» серьезный и даже «надутый».

Стихия моторики, физического движения предстает и по-иному. «Тарантелла» и «Пятнашки» - самые быстрые пьесы цикла. Они даже немного похожи – прежде всего благодаря непрерывному движению терций. Но если в «Тарантелле» танец захватывает всех, то в «Пятнашках» мы видим, как бегают, пытаясь догнать друг друга, играющие дети, постоянно меняющие направление движения. И даже «Шествие кузнечиков» - это веселый, несколько «угловатый» гопак. Все эти пьесы можно легко представить в качестве небольших балетных номеров. Они отличаются выразительной, рельефной мелодикой, четким ритмическим рисунком, ясными и вместе с тем не такими уж простыми гармониями.

Контрастом выступают пьесы – картинки, пейзажные зарисовки: «Утро», «Дождь и радуга», «Вечер» и «Ходит месяц над лугами». Здесь Прокофьев почти не идет по пути импрессионистской звукописи. Исключение – миниатюра «Дождь и радуга», в которой падающие капельки дождя передаются с помощью аккордов, составленных из секунд, повторений звуков, сочетания острых хроматических созвучий и чистой, прозрачной диатоники. И здесь, и в пьесе «утро» композитор использует игру отдаленных фортепианных регистров. Так создается ощущение огромного пространства между небом и землей, деревьями и облаками.

Две миниатюры, заключающие сборник, тоже можно отнести к числу «пейзажных». Однако вечерняя и ночная пора воплощается не в статичной звуковой картине, а через свободно льющуюся мелодию («Вечер») и «как бы» народную песню («Ходит месяц над лугами»), вариационно обработанную.

Лишь в двух пьесах цикла светлое и радостное чувство уступает место сумрачному и сосредоточенному колориту – в «Сказочке» и «Раскаянии». Но и здесь контраст – медленное, тянущееся повествование в «Сказочке» и речетатив – монолог в «Раскаянии», полный внутреннего, уже совсем не детского драматизма. Впрочем, радость жизни, энергия движения омрачаются лишь на мгновенье – и прекрасный летний день идет своим чередом.

Как уже упоминалось, все пьесы, входящие в сборник, имеют программные названия. Условно эти миниатюры можно отнести к следующим группам: акварельные пейзажные зарисовки («Утро», «Вечер», «Дождь и радуга»), живые сцены детских игр («Марш», «Пятнашки»), танцевальные пьесы («Вальс», «Тарантелла»), тонкие психологические миниатюры, передающие детские переживания («Сказочка», «Раскаяние»).

Все двенадцать пьес имеют четко выраженную трехчастность строения. Разумеется, трехчастная форма, сочетающая в себе контрастность и повторность в изложении основных музыкальных мыслей, способствует «удобству» восприятия музыки, предназначенной для маленьких исполнителей и слушателей.

Все пьесы очень разнообразны по сюжетам, по характеру музыки, увлекательны своими образами, занимательны своей необычной мелодикой, гармонией и ритмом. Все эти качества можно обнаружить уже в первой пьесе – «Утро», открывающей цикл. Собственно это начало дня. Солнце еще не взошло, но его первые прозрачные лучи мягко освещают природу. В глубоких басах слышны отголоски уходящей  ночи. Эту пьесу достаточно часто исполняют учащиеся  музыкальных школ. Яркая образность, контрастность делают ее доступной для восприятия детей. Основную трудность представляет умелое использование педали, способность переключаться, слышать сопоставление регистров. Требуется умение не потерять горизонталь. Ребенок должен относиться к этому произведению творчески, необходимо побудить его к самостоятельным поискам звучности.

Следующая пьеса цикла «прогулка» приносит с собой утреннюю бодростьи радость. Так и слышится подпрыгивающая ребячья походка и незатейливая песенка. Это произведение также можно давать детям в 3-4 классе музыкальной школы. По сравнению с предыдущей пьесой, здесь не требуется от ученика усиленных поисков в области звука. Все тут предельно ясно и просто. Необходимо выработать некоторую «независимость» партии левой руки, как ненавязчивого аккомпанемента, который ни в коей мере не должен нарушать мерную поступь неприхотливой мелодии.

В третьем номере цикла Прокофьев вводит нас в излюбленную им область сказочности. Это трогательная, тихая, нежная и очень русская по мелодике и характеру «Сказочка» принадлежит к лучшим пьесам сборника. Жалобная мелодия напоминает русский жалеечный наигрыш, выразительно оттененный «подголосочной» полифонической тканью пьесы. Эта пьеса настолько выразительная в своей кажущейся простоте, потребует от ребенка предельной сосредоточенности и внимания к построению формы, поисков приемов звукоизвлечения. При столь медленном темпе и неторопливом развертывании нужно не потерять нить высказывания. Несмотря на простоту фактуры, эта пьеса представляет сложность в педагогической практике. Было бы верно давать ее исполнять ученикам не раньше 3-4 класса.

А за «Сказочкой» следует «Тарантелла» - итальянский танец со стремительным движением, с острыми акцентами, с неожиданными сменами тональностей. Музыка крайних разделов отмечена упругостью ритма и стремительностью. Контрастом является средняя часть с очаровательной мелодией, полной юмора и улыбки. Но пульс движения остается таким же энергичным. Интересно, что в «Тарантелле» нет подлинной итальянской мелодии, однако Прокофьев с тонкостью воссоздает национальный колорит. Можно рекомендовать эту пьесу для прохождения учащимся 4-5 класса.

«Раскаяние» - самая серьезная из 12 пьес цикла. Здесь преобладает психологизм музыкального повествования, глубокое раскрытие внутреннего мира ребенка. Напевная мелодия не лишена выразительной декламации. Важно, чтобы юный исполнитель достаточно тонко проникся эмоциональным состоянием этой миниатюры, которую Прокофьев первоначально назвал «Стыдно стало». Немало потрудиться придется ученику при работе над использованием педали. При исполнении необходимо слышать и показывать сопоставление регистров, смену тембральной звучности, красочность обертонов, обыгрывание одних и тех интонаций мелодии при различных фактурных решениях. Можно рекомендовать это произведения для прохождения учащимся 5 -6классов.

Следующий номер «Вальс» был использовании Прокофьевым впоследствии в балете «Сказ о каменном цветке» («Вальс алмазов»). Чудесный, светлый, пленяющий своей гибкой, пластичной мелодикой, «Вальс» является характерным танцем для всего творчества Сергея Прокофьева. Вторая тема «Вальса» напоминает небольшую балетную сцену. Музыка здесь изящна, несколько капризна и воспринимается как выразительный диалог. Трудность для исполнителя состоит в том, чтобы суметь объединить мелодию в единую целеустремленную линию. Необходимо ощущать ее развитие, достаточно ярко приводить к кульминационным точкам (стараться не мыслить короткими мотивами). Несмотря на кажущуюся простоту фактуры, «Вальс» достаточно труден в музыкальном и техническом отношении. Рекомендуется давать его подвинутым учащимся в 6-7 классе.

«Шествие кузнечиков» - изящный, очень забавный номер. Это миниатюрное скерцо с чертами маршевости, где преобладают энергичные фанфарные интонации. Упругий, отскакивающий ритм точно передает движение этих прыгающих созданий. Пожалуй, ученику будет необыкновенно интересно работать над созданием образа этого произведения. Чрезвычайно полезна эта пьеса для выработки активного пальцевого движения, освоения пунктирного ритма. Исполнять можно учащимся 4-5 класса музыкальной школы.

Пьеса «Дождь и радуга» рисует унылое, грустное настроение- нельзя из-за дождя на улицу выйти! Это маленькое интермеццо, представляющее интересный пример колористической звукописи. Начинается произведение с «капель дождя» - но не буквальное изображение этого явления природы, а поэтичное музыкальное отображение реальной картины (что свойственно для стиля импрессионизма). Широкая напевная мелодия невольно ассоциируется с радугой. В техническом плане эта миниатюра не представляет особых трудностей, работа предстоит в области поиска колористической звучности, умения пробудить творческую фантазию у исполнителя. Можно рекомендовать исполнять учащимся 3-4 классов.

«Пятнашки» по характеру и мелодическому рисунку, по фактуре изложения, в плане темпа и ритма словно перекликаются с «Тарантеллой». Это безудержно-шаловливая беготня. Музыка полетная и устремленная. Много озорства, юмора, улыбки. Для исполнения этого произведения требуется техническая оснащенность учащегося, крепкие, подвижные пальцы, ясная артикуляция. Важно суметь выдержать довольно быстрый темп (и в этом темпе интонировать все изгибы в мелодии, исполнять неожиданные акценты, осуществлять динамические контрасты), ощущать упругость ритма. Можно включать в репертуар учащимся 6-7 классов музыкальных школ.

«Марш» - очередная пьеса цикла. Это достаточно популярное произведение, часто исполняется и любимо детьми. Решительному и энергичному характеру произведения способствуют многие фактурные особенности пьесы. (Изложение темы терциями, использование форшлагов, штриха стакатто). В «Марше» остроумно сочетается некоторая «игрушечность» колорита (особенно в среднем разделе) с тонко претворенными интонациями удалой солдатской песни. Нет сомнения. Впрочем, что это маршируют реальные дети. Рекомендуется исполнять в 4-5 классах.

«Вечер» - светлая, поэтичная миниатюра, отличающаяся неностью музыкальных красок. Впоследствии эта пьеса также обрела новое звучание в балете «Сказ о каменном цветке», где она стала одной из характеристик героини – Катерины. Музыка «Вечера» перекликается с пьесой «утро». Если «Утро» - это первые солнечные лучи, разгоняющие ночные тени, начало, пробуждение дня, то «Вечер» - это изображение вечерних сумерек, приходящих на смену последним, уходящим лучам вечернего солнца. Пьеса исполняется в медленном темпе, спокойно, «как-бы подводя итог всего проведенного дня». Важно услышать, почувствовать образ этого произведения, тонко передать его. Средняя часть является контрастно-оттеняющей по отношению к крайним частям. Мелодию необходимо исполнять нежно, тонко, проникновенно. Необходимо показать ее в различном фактурном обрамлении. Трудность может представлять работа над соотношением мелодии и сопровождения, создание мягкого, ровного по звучанию аккомпанемента; передача мелодии из руки в руку; партия левой руки в третьей части (где на фоне выдержанного баса звучит гармоническое заполнение), использование педали. Рекомендуется исполнять данное произведении е в 6 классе.

«Ходит месяц над лугами» - последняя пьеса цикла. Это миниатюрные вариации на мелодию, звучащую как русская народная песня. Это чудесная картинка природы, спокойная и поэтичная, «освещенная холодным блеском плывущего по ночному небу месяца». По чистоте мелодического рисунка и спокойной плавной ритмике эта пьеса близка русским лирическим и хороводным песням. Но, тем не менее, и здесь нет цитирования народного мелоса. Если «Вечер» перекликается, образует образную арку с «Утром», то музыка пьесы «Ходит месяц над лугами» близка начальной пьесе «Сказочка».  Пьеса характеризуется нежным, тонким, поэтичным настроением. Несмотря на прозрачную фактуру, отсутствие видимых технических трудностей, это произведение необычайно сложно исполнять в звуковом отношении, необходимо постоянно трудиться над поиском звукописи, создавая тонкий колорит. В плане горизонтальной линии, развертывания музыкальной мысли миниатюра ставит перед исполнителем определенные задачи. Рекомендуется исполнять в 7 классе музыкальной школы.

В концертном и педагогическом репертуаре «Детская музыка» не сразу утвердилась. Первоначально некоторых педагогов смущала непривычность интонаций, новизна гармонического языка Прокофьева, плохо понятая драматургия цикла.

В подтверждение вышесказанного, приведем слова А.Гольденвейзера относительно пьес «Детской музыки»: «…несколько вялые, почти сплошь в довольно медленном движении. Кроме того, в них замечается разрыв между очень простым, доступным детям музыкальным языком и несколько сложным, слишком широким фортепианным изложением».

Музыкальные критики также не были единодушны. Однако «Детская музыка» теперь прочно утвердилась в педагогическом репертуаре. Она любима и достаточно часто исполняется детьми. Однако музыкальный язык роизведений Прокофьева для детей нельзя назвать примитивным или упрощенным. Композитор не собирается жертвовать ни одной из особенностей своего стиля. Наоборот, черты стиля обостряются, словно фокусируются на небольшом пространстве детской пьесы. Именно поэтому «Детская музыка» интересна и взрослому слушателю. Ее включают в свой репертуар и сложившиеся исполнители (запись сюиты осуществлена И.Жуковым).

Сборник Прокофьева «Детская музыка» необходимо рассматривать с точки зрения естественной эволюции детского фортепианного репертуара. Так, рассматривая детские сборники Шумана и Чайковского, можно найти такие технические приемы, которых  не знала детская фортепианная литература на момент создания данных сборников. Это говорит о том, что фортепианный стиль каждого крупного композитора раздвигает сложившиеся представления о возможностях инструмента, о мастерстве исполнения.

Сейчас большинство пьес прокофьевской сюиты доступно исполнению. Немаловажным фактором для восприятия «Детской музыки» детьми, и интерпретации, является программность. Это специфическое качество музыкальной образности использовали и другие композиторы, писавшие для детской аудитории.

В таких произведениях Прокофьева для детей, как «Петя и волк», «Три детских песни», «Зимний костер», а также «Детская музыка», помимо выразительных возможностей программности нужно отметить музыкальное драматургическое развертывание определенного сюжета. Сюжетная программность «Детской музыки», названия пьес не предполагают единственно возможного варианта раскрытия их содержания. Наоборот, эти названия, в сочетании с образностью самой музыки, дают богатый простор для детского воображения. Думается, что Чайковский, писавший о работе над «Детским альбомом»: «…я хочу сделать целый ряд маленьких отрывков безусловной легкости и с заманчивым для детей заглавиями…»  преследовал ту же цель, что и С.Прокофьев.

Благодаря этой яркой образности, пластичному и рельефному тематизму, «Детская музыка» нашла широкий круг как слушателей, так и исполнителей. Эта важная отличительная черта произведений Прокофьева для детей. Маленький пианист, играющий «Детскую музыку», участники театральной или хореографической постановки по «Пете и волку», детский хор в «Зимнем костре» - включение в репертуар этих произведений содействует сближению и постижению музыки Прокофьева.

Без сомнения, что одним из решающих факторов приятия прокофьевской музыки детьми является чуткость композитора к современным интонациям, отражение в музыке многообразной действительности. «Детская музыка» представляет собой пример широкого творческого диапазона Прокофьева. Она созвучна психологии детского восприятия мира, эмоциональному характеру богатого детского воображения, чуткого к сказочной фантастике, волнующей романтике, героике истории и современности. Это проявляется в жанровом разнообразии и широте интонаций. В данном цикле композитор по-новому претворяет русскую лирическую песню и темпераментную итальянскую тарантеллу, задорный марш.

Как уже было сказано, у музыки Прокофьева для детей были предшественники, как в русской, так и в зарубежной музыке. «Альбом для юношества» Шумана, «Детский альбом» Чайковского, детские песни, оперы и пьесы Кюи, Гречанинова, опера Равеля «Дитя и волшебство» и его же балет «Матушка-гусыня», детские песни Брамса, Чайковского, Лядова, пьесы и песни Бартока и т.д. Однако, и Шуман, и Чайковский, и Брамс создали значительно меньше музыки для детей, чем Прокофьев. Они проявили себя, во основном, в области музыки для взрослых. Необходимо также, в свою очередь, отметить плодотворное влияние творчества Прокофьева на развитие отечественной и зарубежной музыки для детей. Многие композиторы развивают прокофьевские традиции в жанре фортепианных пьес. Речь идет о расширении образности, отражении широкого круга интонаций фольклора и профессиональной музыки (частушек, песен, танцев), расширении жанровой палитры, сюжетной тематики, смелом обновлении приемов фортепианного письма. Думается, что в связи с этим можно упомянуть таких композиторов, как Шостакович, Кабалевский, Свиридов, Фрид, Леденев, Бойко, Денисов, Губайдуллина, Слонимский, Караманов и т.д.

В заключение можно сказать, что двенадцать пьес «Детской музыки» представляют немалую педагогическую ценность. Они знакомят юных исполнителей как с прокофьевской фортепианной техникой, так и с приемами фортепианной техники вообще, приучают ритмической к дисциплине, развивают образное мышление, прививают вкус к колоритной звучности.

  

Список литературы

  1. Гаккель Л.Е. Фортепианная музыка XX века / Л.Е. Гаккель. - Л.: Советский композитор, 1990.- 295.
  2. Прокофьев С.В. Автобиография / C.С. Прокофьев.- М.: Классика - XXI, 2010.- 524 c.

 

Оригинал работы:

Изучение репертуара ДМШ на примере «Детской музыки» С.С. Прокофьева




Назад к списку


Добавить комментарий
Прежде чем добавлять комментарий, ознакомьтесь с правилами публикации
Имя:*
E-mail:
Должность:
Организация:
Комментарий:*
Введите код, который видите на картинке:*