Обмен опытом

См. также:

Уважаемые коллеги. Размещение авторского материала на страницах электронного справочника "Информио" является бесплатным. Для получения бесплатного свидетельства необходимо оформить заявку

Положение о размещении авторского материала

Размещение информации

Менталитет провинциальных артистов конца XIX начала XX века

19.09.2016 56 68
Бердникова Ирина Анатольевна
Бердникова Ирина Анатольевна, преподаватель

Вятский колледж культуры

В исторической науке существует множество противоречивых мнений о быте и правах людей различных слоев общества и представителей отдельных профессий. Памятников и архивных документов, которые свидетельствуют о положении провинциального артиста в конце XIX – начале ХХ веков, сохранилось немного.

Характерной чертой театральной жизни вятской провинции является ее прерывность. Итоги первых театральных начинаний убеждают в том, что в городе был возможен лишь временный театр. Центральной фигурой театра являлся актер. Актер блистал на сцене, создавал прекрасные образы, но мало кто знал и задумывался над вопросом, в каких условиях он жил. На сегодняшний день до нас дошла лишь небольшая часть документов, памятников, которые свидетельствуют об истинном материально-правовом положении провинциального актера.

Если рассматривать происхождение актеров, то следует отметить, что дворян среди актеров было очень мало, хотя при рекомендации некоторые актеры часто приписывали себе и печатали на визитных карточках известные родовитые дворянские фамилии, поляки сплошь и рядом именовали себя Понятовскими, Лещинскими, Корвинами. Актеры степенью пониже, скромно указывали на родство с судьями и исправниками.

На Вятке долгое время любительский театр устраивался силами купеческих династий, причем не только финансовыми вложениями, но и актерскими талантами. В последнее десятилетие 90-х процент актеров возрос. К.К. Кузьминский отмечает, «что за последние 10 лет среди актеров я встретил князей - 2, баронов - 3, дворян - 31, купцов - 9, мещан и почетных граждан - 42, крестьян и казаков – 18» [6].

Актеры конца XIX – начала ХХ века делились и имели свои амплуа. В русском театре прошлого столетия выделяли следующие амплуа мужского персонала: герой, трагик, комик, простак. Женские амплуа: комическая старуха, инженю (роль наивных и простодушных молодых девушек), травести (роль мальчиков и подростков).

Следующие артистические амплуа приводят в пример вятские театральные рецензии конца XIX века: «Переходя к отдельным силам, мы должны признать, что г-жа Лебедева, хотя и аттестующая   себя «драматической героиней», на   самом деле как драматическая артистка очень слаба.   Настоящее ее амплуа — бытовые роли, в которых она показала себя   хорошей   исполнительницей.

-Г-жа Дунаева артистка   молодая, способная   играть правдиво и пользуется вполне заслуженным   успехом. 

-Г-жа Терновская, старуха, артистка посредственная, но очень старательная.

-Г-жа Владимирова, водевильная актриса с пением, крайне еще неопытная, хотя на сцене и держит себя непринужденно, но голосом обладает крошечным.

-Г. Черногорский, прекрасный драматический резонер с хорошими манерами и голосом.

-Г. Московский, артист молодой, очень способный, хороший исполнитель бытовых ролей.

-Г. Яковлев-Востоков, прекрасный первый комик, имеет недюжинные дарования и, с первого же раза, стал любимцем всей публики.

-Г. Царевишников, играет и комиков, и резонеров, и любовников, и простаков; он же певец и рассказчик, но успеха большого не имел.

-Г. Добровольцев, помощник режиссера, но за недостатком персонала и его выпускают в более или менее ответственных ролях. Вот и весь состав труппы…» [4].

Система амплуа отражала этические и технические нормы актерской профессии, устанавливала место актера в творческом коллективе и меру его вклада в общее дело, то есть выполняла прежде всего профессионально-нормативную функцию. Актер-профессионал осознавал специфику и пределы своих возможностей. Кроме этой функции система амплуа была своеобразным регулятивным механизмом, помогавшим решать проблемы формирования труппы, распределения ролей, регламентации взаимоотношений актера и театрального предпринимателя или государственной дирекции. Таким образом, амплуа выполняло и социально-организационную функцию.

Напряженный режим работы, премьерная гонка объективно предусматривали актерскую специализацию, без которой невозможно было поддерживать сколько-нибудь высокий уровень мастерства, но часто можно встретить в письмах столичных актеров и рецензиях на спектакли в местной прессе о том, что непрофессиональные артисты грешат плохой игрой. Например, в воспоминаниях С.В. Заруской приводится цитата Любови Ивановны Огинской: «В письмах она сетовала на местную (вятскую) молодёжь, которая работала в театре во вспомогательном составе (стажистами), что они не работают над собой, не овладевают техникой актёрского мастерства, но берут от театра лишь плохое – курят, красятся на улице, делают маникюр, носят чемоданчики» [7]. На Вятке были организованы специальные курсы по производственному обучению для вспомогательного состава, то есть для местной молодёжи, чтобы она умела держать себя на сцене и кое-что знала из теории драматического искусства и практики грима.

В конце XIX века средний заработок артиста провинциального драматического театра составлял 400 рублей в месяц. Так театральный сезон в провинции точно не превышал 6 месяцев, среднее годовое жалование премьера было около 2400 рублей. Минимальный заработок рядового артиста провинциальной драматической труппы составлял 150-250 рублей в год. Но эти средства приходилось получать не единовременно, а выпрашивать и выманивать по 2, 3, 5 рублей. Плохие летние сборы вели к прекращению всякой выдачи и труппа нередко за неимением возможности нанимать квартиры довольствовалась театральными уборными и скудным столом.

Такие провальные сезоны, к сожалению, случались часто, о чем свидетельствует рецензии на спектакли: «Такого плачевного во всех отношениях театрального сезона, как ныне, в Вятке еще не бывало. Играла драматическая труппа антрепризы артистки М. Г. Лебедевой. Спектакли даются три, иногда и четыре раза в неделю, причем один из них обыкновенно по удешевленным ценам. По примеру прежних лет, введена и чековая система, то есть служащие правительственных, общественных и других учреждений ходят в театр, вместо наличных денег, по чекам, платеж денег по которым производится учреждениями 20 числа каждого месяца, при получении жалования служащими, причем на чеки делается скидка в 20 % с номинальной их стоимости».

Несмотря, однако, на предоставление таких льгот со стороны антрепризы, театр крайне неохотно посещается публикой. Сборы за все время плохи и редко достигают даже в праздничные дни 100 рублей. «Общедоступные» спектакли также не имеют материального успеха. Такое нерасположение публики к театру здесь многие объясняют слабым составом труппы. «Действительно, труппа ныне крайне бедна и по количеству, и по качеству, и составлена преимущественно из молодых, неопытных, начинающих сил. Затем в труппе нет опытного режиссера-распорядителя, который бы руководил всеми делами театра» [5].

В архивах ГАКО сохранилось немало отзывов на спектакли, которые были представлены на суд зрителей конца XIX века. В сентябре 1894 году антрепренер Васильев открыл вятский театральный сезон пьесой А. Потехина «Нищие духом и водевилем «Живчик». Судя по репертуарному плану, в один вечер шел показ многоактной пьесы и одноактного водевиля, иногда исполнялись песни в лицах. Репертуар был представлен пьесами А. Островского («Лес», «Женитьба Белугина»), Ф. Шиллера («Разбойники», «Коварство и любовь», «Разбойник Чуркин»). Зимний сезон начинается в конце сентября, заканчивается в июле. В труппе Васильева были такие актеры как Чернов, Дубенский, Медведева, Борин и другие [4].

В следующем сезоне зрителям был представлен антрепренером Соколовским спектакль по роману М.Е. Салтыкова-Щедрина «Иудушка». 1919 год открылся пьесой «Без вины виноватые», управление труппой переходит к О. Прозоровой. Почти ежегодно театра сдавался новым антрепренерам, почти ежегодно чуть не полностью менялись труппы, и лишь некоторые актеры задерживались в Вятке на несколько лет. Два сезона «держал» театр антрепренер и актер А. Громов.

Переписка директора театра и руководителей гастролирующих театральных трупп дает представление о том, что Вятку в начале XX века посетили Товарищество артистов Санкт-Петербургского Александринского императорского театра под руководством известного актера П. Медведева: «Прибываем 20 мая в составе 16 человек, прошу оплатить дорожные издержки. Медведев». Гастроли начались комедией А. Островского «Последняя жертва». Так же театр представил пьесы «На всякого мудреца довольно простоты» А. Островского, комедию Дьяченко «Гувернер», «Свадьбу Кречинского» Сухово-Кобылина, «Записки сумасшедшего» и «Ревизора» Гоголя.

Окрашенный своеобразием экономических, политических и культурных местных условий, конкретно-исторической ситуацией, существовавшей на протяжении второй половины XIX- начала XX века театральная культура явилась выражением тенденций, определявших развитие всего провинциального русского театра.

Материальное положение актеров оставалось тяжелым. Оно зависело от амплуа, от условий оплаты, предоставляемых антрепренером, которые складывались из жалования и бенефисов. Труд актера считался второстепенной профессией. Отсутствие элементарного уважения к труду артистов было характерно для дореволюционной России. В истории провинциального театра немного известных актерских фамилий. В основном культурную жизнь провинциальных городов определяли антрепризные спектакли и столичные артисты.

 

Библиографический список

 

  1. Гайдебуров, П.П. На сцене и в жизни / П.П. Гайдебуров, Н.Ф. Скарская. - М.: Искусство,1939. - 153 с.
  2. Государственный архив Кировской области (ГАКО). Ф. 1165, Оп.1, д.2 Дело художественно-политического отдела
  3. Государственный архив Кировской области (ГАКО). Ф. 1165. Оп. 1 д. 1 Разная переписка.
  4. Государственный архив Кировской области (ГАКО). Ф. 1165. Оп. 1 д. 3 Книга распоряжений зав. Гортеатра.
  5. Государственный архив Кировской области (ГАКО). Ф. 1165. Оп. 1 д. 9 Переписка с проф. отделом.
  6. Заруская, С.В. Воспоминания о Вятке 1920-1930-х гг./ С.В. Заруская // Герценка: Вятские записки. – Киров: Киров. ОУНБ им. А. И. Герцена, 2012. – 288 с. : ил.
  7. Крути, И. Русский театр в Казани / И. Крути. - М.: Искусство - 1958. - 483 с.
  8. Маляревский, П. Г. Очерки из истории театральной культуры Сибири / П.Г. Маляревский. – Иркутск: Иркутское книжное издательство, 1957 - С. 76.

 




Назад к списку


Добавить комментарий
Прежде чем добавлять комментарий, ознакомьтесь с правилами публикации
Имя:*
E-mail:
Должность:
Организация:
Комментарий:*
Введите код, который видите на картинке:*