Обмен опытом

См. также:

Уважаемые коллеги. Размещение авторского материала на страницах электронного справочника "Информио" является бесплатным. Для получения бесплатного свидетельства необходимо оформить заявку

Положение о размещении авторского материала

Размещение информации

Взаимосвязь речи и музыки как форм человеческого общения

28.06.2016 101 118
Черёпкина Альбина Васильевна
Черёпкина Альбина Васильевна, преподаватель

Мезенский педагогический колледж

Проблема взаимосвязей речи и музыки издавна интересует представителей разных знаний. Обзор посвященной ей трудов показывает, что музыковеды и филологи, этнографы и фольклористы, педагоги и психологи неизменно обращаются к их сравнительному изучению: анализу восприятия музыкальных и речевых звуков, их воздействия на психику человека (А.Н.Леонтьев, Ю.Б.Гиппенрейтер, О.В.Овчинников); выделению эмоционально значимо окраски звуков музыки и речи (В.П.Морозов); поиску общих и специальных закономерностей музыкальных и речевых интонаций  (Б.В.Асафьев, Е.В. Назайкинский, В.В.Медушевский, Б.А.Яворский); исследованию музыкальных эмоций, идущих от человеческой речи (В.Н.Холопова); определению основ музыкальности речевого интонирования (Л.П.Рабустова, Р.А.Рубцов, Н.В.Черемисина).

Нахождение параметров сходства и различия между наиболее важными формами человеческого общения - речью и музыкой - предполагает выделение характерных для этих звуковых явлений компонентов; интонационной основы, знаковости, коммуникативности и др., каждый из которых очень сложен и в свою очередь может быть разложен на составляющие. Проанализируем интонацию как одну из основных характеристик речи и музыки.

Музыка, как и известно, возникла из потребности людей в общении. Переход в процессе человеческой эволюции от нерасчлененных, невербализованных, бессловесных средств общения к способам музыкального мышления обусловил развитие художественных форм общения. Особая "общительность" музыки вытекает из природы ее материала как искусства, специфики выразительных средств. Музыкальный звук - не только акустическое явление, но и художественный феномен. В физических свойствах музыкального звука, как отмечают исследователи, уже заключена возможность вовлечения слушателя в его поток. Музыкальные структуры с их высотной, ладовой, ритмической организацией звуков, метром и темповыми изменениями, агогикой обладают способностью приводить в движение психические механизмы уподобления, "заражения", внушения. Музыкальный звук воздействует на биофизическую сферу сознания человека и воспринимается двояко: аналитически, когда на первый план выступают его свойства - высота, длительность, тембр, громкость, артикуляция,- и синкретически: как целостная, многомерная, выразительная интонация. Как отмечает В.В.Медушевский, в ходе исторического развития музыка углубляла аналитическую дифференцированность своего языка, одновременно росла и крепла ее синкретическая организация. На протяжении веков она вбирала в себя опыт всей человеческой коммуникации.

Смысловым "кирпичиком", элементарной частицей музыки является интонация, и именно интонация, даже в масштабах целого, определяет степень" общительности" музыки. Сопоставляя, что подразумевается под интонацией в языкознании, и истолкование этого термина в музыкознании, отметим, что в языкознании интонация в широком смысле понимается как звуковое воплощение речевого высказывания. Речевую интонацию характеризуют звуковысотная кривая ("мелодия" речи), изменения динамики и тембра во времени, ритмика, которая проявляется в длительности и соотношении элементов речи, темп. Под понятием "интонация" в узком смысле подразумевают ее мелодику.

В музыкознании это - звуковое воплощение сочинения в единстве всех средств выразительности в масштабах целого (В.В.Медушевский). В узком смысле под интонацией имеется в виду звуковысотная кривая мелодии (ее контур), точнее, ее отрезок, кратчайшая "музыкальная мысль" (в интерпретации Б.В.Асафьева).

Интонация не имеет предметности, она передает все бесконечное множество эмоциональных движений ( в речи такой функцией наделены слова). В качестве звуковой модели эмоций интонация структурно подобна таким психофизиологическим реакциям человека, как нервно- мышечное напряжение, эмоциональные фазы подъема, кульминации и спад.

Генетически связанная с речевой, музыкальная интонация существенно от нее отлична. Речевая интонация вносит дополнительный эмоциональный смысл в речевое сообщение (хотя во многих случаях этот смысл оказывается основным, порой и противоречащим словам). Эмоциональное содержание привносится в речевую интонацию спонтанно, под влиянием наплыва чувств, выражая, демонстрируя позицию, отношение. Музыкальная интонация представляет собой обобщение, несущее в себе некую музыкальную информацию.   Она является "зерном", импульсом в тематическом развитии, в ней кроется выразительность музыкальной темы, определяющей общую структуру, форму произведения.

Рассматривая взаимосвязи речи и музыки, необходимо помнить об особенностях восприятия разных видов речевой информации - лингвистической и экстралингвистической ( эмоциональной интонации голоса) и восприятия музыки. Понятие "эмоциональный слух", введенное В.П.Морозовым при экспериментально- теоретической разработке выявления эмоционально7о восприятия и эмоциональной отзывчивости, характеризует обособленную функциональную систему, составляющую перцептивную часть канала невербальной ( экстралингвистической) коммуникации человека. В области искусства речи, пения, музыки эмоциональный слух, отмечает В.П.Морозов,- это способность тонко чувствовать эмоциональные интонации голоса артиста, звука инструмента, а также умение выражать эти чувства собственным голосом или музыкально- инструментальными средствами.

Музыка как один из самых эмоциональных видов искусства характеризуется широким спектром выражения различных эмоций.

Согласно исследованиям В.НХолоповой, музыкальные эмоции в плане содержания представляют собой иерархию художественных реакций человека на разных уровнях: от преходящего настроения, локального аффекта, внушения музыкальным материалом (ритм, мелос) до элементов мироощущения, мировосприятия, воспитываемых музыкальным искусством.

К речевой и музыкальной интонациям можно подходить с позиций как различия, так и сходства. Близость функций, родство принципов интонационного процесса делает возможным перенесение речевого опыта на восприятие музыки. Не случайно возникли вокальные жанры и другие формы синтеза музыки и речи, в чем отразился опыт различных форм общения. Как отмечают многие исследователи, все, что может человек выразить в речи, он может использовать в музыке, а некоторые речевые аффекты, привносимые в музыку(в фольклоре, например, речевые восклицания типа "эх", "гей" и т. д.), могут быть и позитивными, и негативными, однако из- за своей кратковременности и нестабильности не образуют в музыкальном произведении глубокого эмоционального течения.

Черты общности в звуках музыки и речи были рассмотрены Е.В.Назайкинским. Они наиболее отчетливо проступают в особенностях воспроизведения и слышания звуков (музыки и речи): на уровне фонетики, т. е. на элементарном уровне звуков и слогов, и на уровне синтаксиса - мотивов, фраз, предложений. Подобно тому как в речи предложение повествовательного характера длиннее предложения эмоционально- действенного, волевого, в музыке повествовательные интонемы (мотивы и фразы) также отличаются развёрнутостью.

Общность обнаруживается в самих способах воспроизведения звуков, в артикуляции, а также в том, как их слышат, т.е. акустических характеристиках. Человек воспринимает и оценивает речь, невольно сравнивая со своими артикуляционными эталонами (поэтому мы можем судить об акценте). В музыке, как и в речи, подчёркивает Е.В. Назайкинский, артикуляционный опыт играет большую роль при восприятии. Артикуляция придаёт осмысленность и особую выразительность исполнению. Музыкальная артикуляция сходна с речевой, при этом наиболее важным общим принципом является принцип членоразделительности. Изменения в плане тембра и звуковысотности в артикуляции ( и той, и другой) ведут к изменениям в интенсивности звучания. В то же время отсутствие тембровых и звуковысотных изменений во всякой артикуляции не предполагает отсутствия изменений в интенсивности звучания, скорее, наоборот.

Различия в артикуляции речи музыкального слуха преодолеваются при восприятии. Музыка изначально воспринималась как определенного рода речь, как нечто коммуникативное. В связи с этим в практике закрепилось многообразие музыкальных и речевых интонационных жанров, в которых просматриваются постепенные переходы от опыта "чистой" речи к практике "чистого" пения.

При пении речевая артикуляция накладывается на музыкальное звуковедение. В результате происходит изменение артикуляции, синтез артикуляции речевой и музыкальной. Для музыкального мышления, музыкального восприятия и его развития и исторического, и онтогенетического, как пишет Е.В.Назайкинский, речевая артикуляция при пении чрезвычайно важна. Она облегчает развитие музыкального слуха.

Огромную роль здесь играет и синтаксический речевой опыт. Диапазоны речи обычно совпадают по центру с музыкальными диапазонами. Низкие звуки в речи (как и в любой музыке - классической, народной) используются обычно для утвердительных окончаний фразы, высокие - для вопросительных, неустойчивых интонаций.

Интонация речи при восприятии требует от слушателя большой творческой работы, но далеко не каждый утруждает себя этим при общении; в результате часто возникает непонимание между людьми: человек цепляется за слова, не вдумываясь, не вслушиваясь в интонации, корректирующие их смысл. Навыки речевого общения в целом, не только артикуляционный опыт, больше чем что- либо иное переносятся на музыкальное восприятие.

Есть и другие параметры сходства между речью и музыкой. Речевая интонация в содержании, эмоциональной выразительности и характеристичности зависит от конкретной речевой ситуации, которая обуславливает порождение речевых жанров. Аналогично им в музыке жанрами являются типы произведение, объединяемых по содержанию, условиям и средствам исполнения и своему социальному предназначению.

Речевые и музыкальные жанры опираются на некоторые общие коммуникативные законы. Наиболее важным специфическим признаком живой разговорной речи является её диалогичность. Лингвисты сопоставляют структурные особенности различных видов диалога (конфиденциальное объяснение, эмоциональный конфликт, диалог-спор, диалог-унисон), форм монологической речи (выступление оратора, научный доклад, разговор с самим собой). Анализ инструментальных музыкальных произведений делает очевидным тот факт, что общие принципы подачи "реплик" в многоголосии поступают из речевых форм диалогического и монологического плана.

Проникновение риторических аспектов в самую суть музыки и на основе этого развитие классической сонатной формы является ещё одним убедительным свидетельством родства музыкальных и речевых принципов организации. Становление сонатной формы было бы невозможно без оформившегося музыкального тематизма с его характеристичностью, которая является функцией речевой интонации и выражается в способности создавать слуховые представления о личности говорящего, о его характере, темпераменте, возрасте, о его голосе. Собственно звуковая сторона речи, тембр и сила голоса, темпо-ритм, по-разному сочетаясь, создают образ говорящего.

Музыка располагает значительно более обширными возможностями образности. Формирование тематизма индивидуализированного типа стало возможно благодаря активному использованию выразительных музыкальных средств (в их основе - фиксированная звуковысотность, ладовая и метрическая организация) и усиление характеристичности. А это означает обогащение семантики музыкального языка.

 

Оригинал работы: Взаимосвязь речи и музыки как форм человеческого общения




Назад к списку


Добавить комментарий
Прежде чем добавлять комментарий, ознакомьтесь с правилами публикации
Имя:*
E-mail:
Должность:
Организация:
Комментарий:*
Введите код, который видите на картинке:*