Обмен опытом

См. также:

Уважаемые коллеги. Размещение авторского материала на страницах электронного справочника "Информио" является бесплатным. Для получения бесплатного свидетельства необходимо оформить заявку

Положение о размещении авторского материала

Размещение информации

Доклад на тему "Переводы В.А. Жуковского и русская литература XIX века"

24.05.2016 749 1094
Левина Ольга Ивановна
Левина Ольга Ивановна, зав. кафедрой ИЯ, преподаватель немецкого языка, отличник народного просвещения

Шавырина Виктория Николаевна
Шавырина Виктория Николаевна, студентка

Мезенский педагогический колледж

Влияние Жуковского на современную ему литературу было огромно. Он стоит у истоков русской поэзии 19 века. Пять раз при его жизни выходили собрания его сочинений. Как всякий крупный поэт,  Жуковский неповторимо индивидуален. Его поэзия представляет собой законченный мир идей и образов, мир, живущий по собственным непреложным законам.

Жуковский-поэт неповторим в силу своих воззрений, своих идеалов, во многом близких современному читателю, но во многом принадлежащих только своему времени. Он был первым русским поэтом, давшим лирике широкие, подвижные границы, способные вмещать разрастающийся, усложняющийся духовный опыт человека нового времени.

Становление новой русской литературы, в которой роль Жуковского была первостепенной, с особой чёткостью выявляло масштаб его поэзии. Своей переводческой деятельностью поэт охватил и запад, и восток, и античность. Его огромной заслугой являются переводы на русский язык Гомера, Фирдоуси, Гете, Шиллера, Байрона, Вальтера Скотта, Уланда, Саути, братьев Гримм и многих других поэтов и писателей мира. При этом переводы Жуковского не только знакомили русского читателя с мировой литературой, но врастали в русскую действительность, включаясь в литературный процесс.

Переводы составляют более половины всего написанного Жуковским. Оставаясь переводами (или переложениями), они в то же время становятся произведениями оригинальными.  «У меня всё чужое - или по поводу чужого, и всё, однако, моё», - говорил Жуковский.

В.А. Жуковский как переводчик уникален, потому что он пересоздает иноязычное произведение в оригинальное явление отечественной литературы. Это касается, прежде всего, лирики. Жуковскому свойственна спонтанность воображения в переводе чужого текста, подлинное вживание, вчувствование, перевоплощение. Ведь для перевода он отбирал только то, что было близко ему, что отвечало его собственному душевному состоянию, произведения, обладающие чертами, ему внутренне созвучными.

Этапным для русской поэзии был выход в 1821 году «Орлеанской девы» - новаторского перевода знаменитой трагедии Ф. Шиллера; в 1822 году – «Шильонского узника» Байрона. Стих и стиль этих переводов Жуковского оказали сильнейшее воздействие на Пушкина в «Борисе Годунове» и на Лермонтова в «Мцыри».

В своих оригинальных и переводных произведениях Жуковский – замечательный мастер стиха, придавший русской поэзии новые ритмы и метрику. Он разработал трехсложники, первые дольники,  белый пятистопный ямб, даже народный стих – «раешник». Его поэзии свойственны интонации живой речи, разговорность лексики и синтаксиса.

Наибольшее внимание привлекает совсем «позднее» творчество Жуковского. Лирика и баллады постепенно становятся менее для него характерны, вырастает значение крупных форм. Жуковский не сокращает, а, напротив, с годами увеличивает объём своего стихотворчества. В последние два десятилетия жизни (1831-1852) он создаёт сказки, повесть «Ундина», эпосы «Наль и Дамаянти», «Рустем и Зораб», полный перевод «Одиссеи», две песни «Илиады». Не будучи очень тесно связаны с потребностями текущей литературы, эти произведения имеют не меньшее значение для русской литературы в целом. Размах и свобода поэтической речи в них исключительны, стиховая структура совершенна.

На балладах Жуковского следует остановиться особо. Из 39 его баллад только 5 оригинальные, остальные – переводы и переложения. Среди них есть много вольных переводов, в которых поэт воссоздает смысл и ход сюжета, но не ставит своей целью буквальное следование за текстом. В точных переводах также имеют место расхождения, так как адекватный художественный перевод с одного языка на другой невозможен.

Примечательно, что в группу точных переводов входят произведения, наиболее значительные в иностранном оригинале. Это в первую очередь баллады Шиллера «Кассандра», «Ивиковы журавли», «Рыцарь Тогенбург», «Граф Гапсбургский», «Торжество победителей», «Кубок» и другие.

Многие баллады Жуковский написал в 1831 году, в период нового взлёта поэтического творчества. В этом году он создал большой цикл баллад: «Поликратов перстень», «Жалоба Цереры» (из Шиллера), «Доника», «Суд божий над епископом» (из Саути), «Ленора» (третий перевод баллады Бюргера, не похожий на первые два) и другие; написал стихотворные повести – «Перчатка», «Сражение со змеем» и «Суд божий» (из Шиллера). Кроме того, он начал работать над «Ундиной», стихотворным переложением гекзаметром прозаического романа де ла Мотт Фуке.

Многое из написанного в этот период вошло в «Баллады и повести В.А. Жуковского». Пушкин сообщает Вяземскому из Царского села: «Жуковский … написал 12 прелестных баллад и много других прелестей». Богатый гибкий язык, изобретательная метрика, блеск стиха, целая буря поэтических образов и идей – всё это поражало читателей «Баллад и повестей» Жуковского. Стихи этих баллад, как отметил Белинский, «не могли не удивить всех своей легкостью, звучностью, а  главное – своим складом, совершенно небывалым, новым и оригинальным».

В своих переводных произведениях Жуковский постоянно «очищал» текст от того, что называлось «простонародным». Конечно, не все переводы Жуковского на уровне оригиналов. Но зачастую то, что вводит Жуковский,  настолько хорошо, что становится жаль, почему этого нет в оригинале.

В переводах «античных» баллад Шиллера Жуковский несколько более, чем Шиллер, модернизирует античность. Модернизация сказывается не в реалиях, а в тональности, в душевном волнении, относительной мягкости тонов, большем «опоэтизировании» материала.

Шедевр поэтического искусства Жуковского – баллада «Кубок». Это точный перевод и настолько органически совершенный, что действительно кажется, будто сам Шиллер написал её по-русски. Замечательна естественность стиховой речи. Кроме того, Жуковский обладает широким лексическим диапазоном, языковой фантазией, позволяющей выбрать нужное слово. 

Естественность течения и членения его стиховой речи особенно замечательна, если учесть, что некоторые существенные переводы Жуковского – переложения прозы в стихи. Такова «Ундина» (1831-1836). Из посредственной сказочной повести Фуке Жуковский сделал произведение, которое теперь принадлежит к вершинам мировой поэзии. Гоголь назвал «Ундину» «чудом» и «прелестью». Герцен в связи с «Ундиной» писал о Жуковском: «Как хорош, как юн его гений!»

 Как и во многих балладах, вера в чудесное, живущее рядом с нами и в самих нас, представляет в изображении Жуковского вечную потребность человеческого духа.

Венцом деятельности Жуковского как переводчика древних эпосов является перевод «Одиссеи» (1842-1849). Жуковского привлекли само содержание «Одиссеи», большое внимание в этой эпопее к эмоциональной сфере жизни (разлука, верность), а также тема справедливого возмездия. «Одиссея» модернизирована в эмоциональном, бытовом, лексическом отношениях. Жуковский облегчает своему читателю восприятие Гомера.  После «Одиссеи» Жуковский успел также перевести две песни «Илиады». По поводу перевода «Одиссеи» немецкий филолог Фарнгаген фон Энзе заметил: «Мы, немцы, не имеем чего-либо столь удавшегося».

И в искусстве Жуковский остаётся верен себе. Даже в стихах, написанных на случай и по заказу, многое сохраняет свойственную его поэзии силу, гибкость и музыкальность языка. В 1818 году Жуковский выпустил очень маленьким тиражом несколько книжечек стихотворений, где рядом с оригиналами (главным образом немецкими) были даны его переводы. Книжки выходили под названием «Für Wenige» («Для немногих»). В числе других стихотворений там были напечатаны такие шедевры Жуковского, как «К месяцу», «Лесной царь», «Рыцарь Тогенбург». Юный Пушкин демонстративно поддержал Жуковского: «Ты прав, творишь ты для немногих».

В годы своего сотрудничества в журнале «Вестник Европы» Жуковский много работал в области эстетики и критики: переводил статьи иностранных авторов, сочинял оригинальные литературные и театральные обзоры и рецензии.  Будучи сам замечательным поэтом-переводчиком, Жуковский также и теоретик перевода, сторонник «пересоздания» оригинала на другом языке, противник буквализма.

Прекрасное и доброе для него - синонимы. Поэзию он считал высшей истиной. Он был предельно искренен и добросовестен, поэзия была для него радостью и трудом. Поэзия в его понимании не только одно из высших благ и утешений; это то, что примиряет человека с жизнью, выявляя в ней и в самом человеке устремлённость к прекрасному, к добру и вдохновению. Поэзия дана для примирения человека с жизнью – считал, соглашаясь с Гоголем, Жуковский.

Жуковского справедливо называют гением перевода (впервые так отозвался о нем А.С. Пушкин). У Жуковского речь идёт всегда о некой вечной, таинственной сущности мира. Он в особенности сосредоточен на том, чтобы заметить, уловить и  передать в слове то,  что есть в земной жизни возвышенного – моменты, в которых высшая действительность, высший мир вдохновений озаряют земные явления. Эту концепцию Жуковский привносит и в свои переводы. Ему свойственно жанровое и стилистическое разнообразие.

Таким образом, Жуковский – один из создателей новой  русской поэзии. Перед поэзией Жуковского склонялся Пушкин, считая себя его «учеником». Жуковскому многим были обязаны Баратынский, Лермонтов, Тютчев. Жуковский, по словам Белинского, дал русской поэзии возможность содержания.

Бесконечно далеко от Жуковского ушла русская лирика на путях, открытых им. Но никогда больше не повторилось в русской поэзии это открытое младенчески-простодушное доверие к миру и человеку. И в этом, вероятно, частица тайны того обаяния, которое сохраняет поэзия Жуковского.

Ф.И. Тютчев, потрясённый смертью великого  поэта, писал в прощальном стихотворении: «Поймёт ли мир, оценит ли его?»  А.С. Пушкин с уверенностью говорил: «Его стихов пленительная сладость  пройдёт веков завистливую даль».

Сегодня мы не можем представить себе русскую и мировую литературу без прекрасных поэтических творений Жуковского, в том числе без его переводных произведений.

Список литературы:

  1. Жуковский В.А. «Всё необъятное в единый вздох теснится»: Избранная лирика. / Сост., вступ.ст., примеч. В.В. Афонасьева. – М.: Моск.рабочий, 1986.-316 с. – (Московский Парнас)
  2. Жуковский В.А. Стихотворения. Составитель, автор предисловия и примечаний Д.П. Муравьев. – М.: Советская Россия, 1974.-304 с.
  3. Жуковский В.А. Избранное/ Сост., вступ.ст. и прим. И.М. Семенко, Ил. А.В. Озеревской.– М.: Правда, 1986. – 560 с., ил.
  4. Жуковский В.А. Балады / Сост., предисл. и примеч. К.В. Пигарева: Рис. А Кошкина. – М.: - Дет лит., 1986. - 40 с., ил.

 

Оригинал работы: Доклад на тему "Переводы В.А. Жуковского и русская литература XIX века"




Назад к списку


Добавить комментарий
Прежде чем добавлять комментарий, ознакомьтесь с правилами публикации
Имя:*
E-mail:
Должность:
Организация:
Комментарий:*
Введите код, который видите на картинке:*