Обмен опытом

См. также:

Уважаемые коллеги. Размещение авторского материала на страницах электронного справочника "Информио" является бесплатным. Для получения бесплатного свидетельства необходимо оформить заявку

Положение о размещении авторского материала

Размещение информации

Особенности исследования нормотворчества на базе различения типов обществ

02.02.2012 215 1423
Цуканова Оксана Анатольевна, ст. преподаватель

Ачинский филиал Сибирский федеральный университет

Проблема нормотворчества детерминирована несоответствием задач общества и государства возможностям, ресурсам, которыми это общество располагало. Цели, которые ставило перед собой Российское государство, были по плечу лишь крупной европейской стране. Возможностями же последней Россия по-прежнему не обладала. Ей не удалось в предшествующий период накопить экономические достижения и богатства, сопоставимые с западноевропейскими. Россия не получила тех преимуществ, которые Западной Европе дали Великие географические открытия. Страна не прошла через Ренессанс и Реформацию, которые на Западе способствовали формированию индивидуализма и духа предпринимательства. В связи с этим единственным способом решения проблем ускорения развития называется «напряжение всех сил страны, ухудшение жизни народа, обострение социальных противоречий, т.е. использование экстенсивных, а не интенсивных рычагов мобилизации ресурсов, приводящее к известной архаизации социального устройства, росту значения неэкономического принуждения и эксплуатации феодального типа.


История показала всю утопичность положения об «универсальной» методологии управления обществом. Еще Аристотель в свое время обосновал необходимость обеспечения адекватности концепции управления обществом жизни последнего. В обществе может быть успешно реализована только та методология социального управления, адекватна принципам его социальности, соответствующей модели мира и определенной методологической традиции, в целом характерным для общества данного типа. Отечественная методология управления обществом развивается в рамках диалектической методологической традиции и модели мира, прошедшей через века от наших далеких предков [1,с.33].


Оптимальной методологией исследования нормотворческого процесса является, по нашему мнению, двухпроектный подход, когда анализ ведется исходя из принципиальных отличий коллективистского и индивидуалистического обществ. В качестве нормативных среди других выносится стандарт социальности. Мы исходим из двух характеристик социальности (типов общественного устройства) – индивидуализма и коллективизма, где индивидуалистический стандарт социальности предполагает общественную деятельность в соответствии со стандартами конкуренции, плюрализма и т.д., а коллективистский стандарт социальности ориентирует на стандарт сотрудничества, совершенствование и гармонизацию общественных отношений. Именно на этом основании происходит нормотворческий процесс.


Подчеркивая необходимость учета типа общества, Н.М. Чуринов особо подчеркивает, что социальное познание не может пренебречь стандартами социальности, которые должны лежать в основе адекватной жизни общества. Учитывая реальный тип общества, в котором осуществляется социальное познание, субъект познавательной деятельности может рассчитывать на успех своего предприятия. В условиях реализации коллективистского стандарта социальности данные социального познания можно определить как отображение действительности и в этом качестве указанные данные подлежат дальнейшему углублению от сущности одного порядка к сущности другого порядка. В условиях же реализации индивидуалистического стандарта социальности данные социального познания можно принимать лишь в качестве репрезентации и этим данным может приписываться любое произвольное число интерпретаций, причем ни одна из этих интерпретаций не может быть оспорена: плюрализм [2,c.165].


В данной связи важно особо акцентировать внимание на том факте, что нормотворческого процесса «вообще», пригодного для всех обществ не существует. Существуют методологии управления обществом, строго определенные в своих теоретических границах и сформировавшиеся на основе двух моделей мира (мир как Космос, мир как Универсум). Эти методологии выражают специфику общественной жизни того общества, в условиях которого они сформировались. Всякую методологию необходимо изучать в ее теоретической определенности (или космической, или же универсалистской), иначе мы не сможем ничего понять в специфику управления обществом того или иного типа [3,c.74].


Для исследования нормотворческого процесса весьма плодотворным становится обращение к общефилософским основаниям, к философским методам – диалектике и метафизике. Необходимо отметить, что на этих методах  зиждется весь комплекс мировоззренческих установок, проекты науки управления, выводятся исходные требования, которые мы называем принципами, формируются основные установки руководителя, вырабатываются нормы управленческой деятельности. Принципы социального управления базируются на определенном типе теоретизирования, который в свою очередь детерминирует их иерархию и содержание [4,c.89].


Не только нормотворческие механизмы, но и сам нормотворческий процесс должны соответствовать тому типу общества, в котором она разрабатывается. В этом контексте метафизический подход к нормотворчеству имеет частный характер, являясь репрезентацией – никак не соотносимой с объективной реальностью логической конструкцией, представляющую действительность в соответствии с частными – индивидуальными, групповыми, классовыми и т.п. интересами. Поскольку функция репрезентации заключается в замещении чего-то находящегося за ней, а не в простом обозначении некоторой вещи таким образом, чтобы мы могли понять ее (субъект-знак), репрезентация имеет как референцию (соотнесение), так и значение. Вместе с тем, это не означает, что есть два различных вида отношений – репрезентация и референция, потому как, намереваясь репрезентировать нечто, мы тем самым стремимся соотнести это нечто с чем-то другим. Отсюда референция является лишь частью конструирования репрезентаций. В плане нашего исследования это означает, что нормотворческий процесс при таком подходе носит произвольный характер, являясь реакцией на конкретные социальные явления.


Применительно к изучению нормотворчества, базирующегося на единстве цивилизации и культуры, сформировались и два подхода, адекватные двум типам общества

  • существуют две основные концепции единства цивилизации и культуры, согласно первой, метафизической, культура выступает как продиктованная необходимостью удовлетворения потребностей персональная формулировка идеалов жизнедеятельности, а цивилизация – как характеристика общепринятых потребительски существующих стандартов жизни общества; согласно же другой – диалектической – концепции, единство цивилизации и культуры раскрывает содержание определенной стороны объективной диалектики общественной жизни;
  • в соответствии с метафизической концепцией, формулировка основных определений культуры призвана удовлетворять потребности неповторимого, уникального, индивидуального, а цивилизация определяется как нечто воспроизводящее потребительское, общепринятое;
  • в соответствии с диалектической концепцией, объективная диалектика цивилизации и культуры раскрывает преемственность в развитии и совершенствовании общественных отношений» [5,c.98].

В своих исследованиях сторонники одной из них (метафизической) исходят из традиции, заложенной И. Кантом. Он первым выявил соотношение между цивилизацией («культурой умения») и человеческими ценностями («культурой воспитания»). Идущая от Канта метафизическая концепция раскрывает содержание культуры как индивидуально формулируемое, а содержание цивилизации как общепринятое, нейтрализующее оригинальность индивидуально формулируемого  и тем самым сковывающее инициативу индивида, лишающее его свободы и обрекающее жизнь общества на обезличенное, лишенное определенности существование.


Принципиальное значение для понимания сущности нормотворческого процесса имеет понятие «свобода». Согласно метафизической концепции, свобода – это самореализация воли человека наперекор всему, что ее ограничивает, это технологически оформленное преодоление ограниченности свободы. Цивилизация – это то, что обуздывает свободу волеизъявления, подавляет его силой своих институциональных оформлений. В контексте данной концепции свобода находится, так сказать, в ведении «разума» и проявляется в способности человека действовать в соответствии со своими целями. Рассуждая об основах образования человеческих общностей, Кант писал: «Свобода каждого ограничивается условиями, при которых она может сосуществовать со свободой каждого другого по единому всеобщему законуи где, следовательно, общая воля создает законное внешнее принуждение» [6,c.167]. 


Таким образом, в современном обществе социальные нормы изучаются в соответствии с одной из двух моделей мира: космической или универсалистской и, соответственно, нормотворческий процесс также имеет свою специфику, в зависимости от типа общества. В космической модели мира социальные нормы изучаются согласно принципу единству мира и принципу всеобщей связи явлений, в том числе всеобщей связи социальных явлений.


В индивидуалистическом обществе общезначимыми являются, главным образом, нормы присущего ему либерального права, тогда как в коллективистском обществе общезначимым оказывается единство социальных норм, в котором находят завершение друг в друге нормы права, морали и нравственности, идеологические, эстетические, религиозные нормы и т. д.


В индивидуалистическом обществе рациональность имеет ценностное определение, исключающее внерациональное как не имеющее ценности, бесполезное. В условиях же коллективистского общества господствует диалектическое единство рационального и внерационального. Логика адаптации и выживания в различных социоприродных средах также различна:

  • в индивидуалистическом обществе — это логика выживания и адаптации в условиях свободы выбора морали, выбора религии, идеологии, выбора модели поведения и т. д., т. е. в неблагоприятной социальной среде, требующей гарантированной защищенности человека со стороны государства;
  • в коллективистском же обществе — это логика выживания и адаптации в тяжелой природной, геополитической среде, где нормами и стандартами, гарантирующими жизнеспособность общества, является гармоничное единство социальных норм. Устойчивость и социальный иммунитет по отношению к другим рациональностям в индивидуалистическом обществе – это, прежде всего, устойчивость и социальный иммунитет, обеспечивающий «неприкосновенность» свободы личности, свободы его воли (рациональность раскрывает действительность прав и свобод человека, свободы выбора, экономической свободы и т. д.);
  • в коллективистском же обществе функции устойчивости и социального иммунитета определяют и защищают совершенство общественных отношений с точки зрения взаимной добродетели людей [7,c.96-97].

Для нормотворчества индивидуалистического общества являются характерными компоненты либеральной этики: гипертрофированная цель индивидуально-материального обладания, счастья и власти для себя, высокомерие, элитарность и эгоцентризм, а также космополитизм, цинизм и фрейдистско-гедонистическая эстетика гендерных отношений. Эти черты всегда были отчуждаемы традиционным мышлением и полярны его социальности. На этом основании нормотворчество приобретает абсолютную пагубность либерализма для любого этнотрадиционного этико-религиозного базиса и его социальной надстройки. Только жесткий национальный политический  контроль в управлении способен воспрепятствовать либеральному проникновению и его разрушительному воздействию на социально-традиционное поле.


В свою очередь, нормотворческий процесс в диалектическом проектедетерминирован тем, что государство выступает как нечто, включенное в систему других социальных институтов по принципу институционального единства человеческого мира. В этой системе имеют место социальные институты, которые специально формулируют, разрабатывают и реализуют идеологию в повседневной практике. Так что идея государства и идеология неотделимы друг от друга: самореализация государства и других социальных институтов представляет собой объективную диалектику, тогда как самореализация идеологии выступает как субъективная диалектика – основа единоумия и единомыслия. В коллективистском обществе «…социальные нормы действительны лишь в том случае, если они взаимно дополняют и взаимно исключают друг друга, способны гармонировать друг другом» [8,c.5].


Важно учитывать, что для объективного изучения коллективистского нормотворчества необходима иная методологическая база, а именно: диалектическая база. Теоретизирование коллективизма предполагает объективную диалектику социальных процессов. В условиях всеобщей связи явлений процесс объективной диалектики двойствен и составляет единство временных рядов и придающих им определенность, направленность антиэнтропийных процессов. Тектологическое целое объективной диалектики предполагает его крайние точки, отделяющие тектологию от технологии. Они характеризуют целое как большее или меньшее, чем сумму частей, или часть большую, чем целое. Тектологическое целое не включает в себя технологическое целое, равное сумме частей [9,c.54].


При исследовании коллективистского нормотворчества важно учитывать, что объективная диалектика жизнедеятельности коллективистского общества не терпит метафизического схемотворчества. Ей адекватна лишь субъективная диалектика – образ диалектики объективной. Объективная диалектика осуществляется в форме деятельных оформлений совершенства общества (систем, организаций, сложностей, упорядоченностей и т.п.), имеющих эмерджентные свойства, в том числе и функциональные. В силу этого деятельные оформления совершенства (коллективы) актуализируют не потребности, желания, ценности  и т.п., составляющие детерминанты Универсума, а именно эмерджентные свойства – патриотизм, любовь к людям, к Родине, служение Отечеству.


Объективная диалектика коллективистского общества предполагает всеобщую связь явлений. Собственно, объективная диалектика, в том числе и объективная диалектика коллективистского общества, выступает как временной ряд, индуцированный всеобщей связью. «Известная спиралевидность объективной диалектики, ее ревербератороподобность тождественна временному ряду развития общества коллективистического типа» [10,c.55].


Приоритетную роль морали в жизни коллективистского социума подчеркивает П.Д. Юркевич. Врожденные стремления к нравственному поведению он считает важными для человека ориентирами в сложном мире. При этом мыслитель подчеркивает, что им врожденны не правила, не мысли о нравственной деятельности, а влечения и стремления к ней [11,c.10].


В условиях коллективистского общества единство человеческого мира представлено совокупностью взаимно предполагающих друг друга и находящих завершение друг в друге социальных норм, институтов, раскрываемых мерами совершенства. Индивидуалистическое  общество предполагает единство человеческого мир в качестве  реализации свободы воли, индивидуальной свободы, приоритет норм прав над всеми другими социальными нормами и социальными институтами, обеспечивающими успехи правотворчества, правопослушания, правоприменения и правоисполнения. При этом личность формируется в условиях соответствующего аспекта единства человеческого мира. И, следовательно, в одном случае  личность предстает как более или менее совершенная личность, а в другом – как более или менее свободная личность. В обоих случаях личность выступает как  способ существования соответствующих определенному аспекту единства человеческого мира наличных общественных отношений, поскольку человек с момента своего рождения застает определенный тип общества, формируется как личность в условиях существующих, сформировавшихся до его рождения общественных отношений. И, следовательно, человек  изначально формируется по линии становления в качествах свободной личности или по линии становления в качествах совершенной личности…» [12,c.27-28].

 

Какими бы разнообразными, часто взаимоисключающими ни были формы морали, какими бы относительными ни становились научные истины в наше время, как бы ни менялись исторические системы ценностей, остается неустранимым регулятивное значение в развитии общественной жизни таких базовых ценностей культуры, как Истина, Добро и Красота. При этом константой научно-философского дискурса остается положение, что нравственная практика обществ выше этического (теоретического) познания любых моральных норм, ибо обладает достоинством не только всеобщности (для человеческого поведения), но и непосредственной действительности (для практического состояния общества).

Между двумя концепциями (совершенство как конечный идеал и бесконечное совершенствование) обнаруживается фундаментальное различие. Если концепция совершенства как конечного  идеала – это обычная западная концепция неореалистского толка, то концепция бесконечного совершенствования – это диалектическая отечественная концепция, веками отрабатывавшаяся в нашей стране в русском национальном сознании.


Таким образом, можно заключить, что все социальные институты обладают специфическими чертами, характерными для данного типа общества, и имеют отличительные особенности, которые отражаются в деятельности социальных институтов, исходя из конкретного нормативного содержания. Социальная нормотворческая деятельность обладает специфическими чертами, характерными для конкретного типа общества.

 

Список литературы:

1. Григоренко Д.Е. Отечественная методология управления  обществом // Теория и история. – 2010. – №2.

2. Чуринов Н.М. Совершенство и свобода. – Красноярск, 2003.

3. Григоренко Д.Е. Либеральная и консервативная  методологии управления обществом // Теория  и история. – 2010. – №2.

4. Морозова О.Ф. Типология социального управления и методология // Теория и история. – 2004. – №3.

5. Городищева А.Н. Цивилизация и культура // Теория и история. – 2003. – №2. 

6. Кант И. Религия в пределах только разума // Трактаты и письма. М.: Наука, 1980.

7. Чуринов, Н. М.  Совершенство и свобода. 3-е изд., доп. – Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2005. 

8. Чуринов Н.М. О государстве и идеологии // Теория и история. – 2004. – №3.

9. Чуринов Н.М. Коллективизм и индивидуализм и их теоретизирование в западной традиции // Теория и история. – 2004. – №3.

10. Чуринов Н.М. Коллективизм и индивидуализм и их теоретизирование в западной традиции // Теория и история. – 2004. – №3.

11. Юркевич П.Д. Сердце и его значение в духовной жизни человека по учению Слова Божия // Философские произведения. М., 1990.

12. Фомина Н.В. Аристократическое оформление государства и личности // Теория и история. – 2004. – №2.




Назад к списку


Добавить комментарий
Прежде чем добавлять комментарий, ознакомьтесь с правилами публикации
Имя:*
E-mail:
Должность:
Организация:
Комментарий:*
Введите код, который видите на картинке:*