Игра вслепую

07.04.2015 165
 
 
Текст: Ирина Ивойлова
 
В России полмиллиона детей-инвалидов. Примерно 134 тысячи учатся в обычных школах. Еще около 140 тысяч учеников имеют ограниченные возможности здоровья (хотя инвалидности у них нет) и тоже ходят в массовую школу. Число коррекционных школ постоянно сокращается и учеников отправляют в обычные учебные заведения. А там - госстандарты, физика, химия, азы высшей математики, аттестация и тесты.
 
Завтра открывается Всероссийское совещание, посвященное инклюзии. Главные вопросы, которые будут обсуждать педагоги - чему и как учить "особенных" детей, по каким программам, учебникам, как оценивать их успехи?
 
Среди детей-инвалидов - около 60 тысяч надомников. Сережа М. - один из них. В пять лет он получил травму от удара шаровой молнии. История почти фантастическая: во время грозы огненный шар зацепил всю семью, которая отдыхала в тот день на речке. Маме и двум старшим братьям - ничего, а у мальчика потом - букет болячек и кома. В итоге - инвалидность. Такие ученики, как он, могут, в принципе, вообще не ходить в школу, но он старается не пропускать уроков ни в школе, ни в центре творчества, где занимается музыкой - играет на фортепиано, флейте и гитаре. Играет, как правило, по памяти. Как, кстати, и его кумир - Денис Мацуев.
 
Мацуев хоть и не был отличником, но учился хорошо. А вот у Сережи с учебой не все ладится.
 
- Требования к нему такие же, как к остальным ученикам: те же учебники, упражнения, задачки, тексты для чтения и контрольные. Но для таких детей, как мой сын, они должны быть другими! И написанными другим языком, - рассказывает мама Сергея Светлана. - Перегрузка у него вызывает сильнейшие головные боли.
 
Самый сложный предмет - математика. Светлана - инженер по образованию, сама может объяснить Сереже любую тему так, что он усваивает урок. И удивляется, почему это не умеют делать большинство школьных учителей? С русским все проще. Учительница русского языка Галина Григорьевна - любимый педагог. В школе она почти 40 лет и знает, как подойти к таким детям:
 
- У них проблемы со слуховой памятью, зато хорошо развита зрительная, моторная. Поэтому читать вслух большие тексты не стоит: их надо разбивать на маленькие главки. Этим ученикам трудно дается обобщение материала, зато они могут запоминать детали.
 
По словам педагогов, таким детям тесты сдать легче, чем устные экзамены. Но только в том случае, если тесты будут простыми, краткими и абсолютно однозначными. Без эссе и заданий повышенной трудности.
 
ЕГЭ на больничной койке
 
Весной Сереже предстоят экзамены по русскому и математике. Они, представьте себе, проводятся в России для всех инвалидов, которые учатся в обычных школах, по общим материалам - не важно, слепой ты, глухой, с синдромом Дауна, небольшими отклонениями в психике или с прекрасным интеллектом. Спрашивают всех одно и то же. Логика такая: раз ты числишься в обычной школе, должен учиться по стандартам, которые одинаковы для всех.
 
Стандарты для особенных учеников пока написаны только по началке и могут вступить в силу не раньше 2016 года. О средней школе и старших классах еще и речи нет. Так что таким ученикам, как Сережа, остается надеяться только на снисхождение учителей.
 
Что касается технологии экзаменов, то подвижки тут есть. Для незрячих и слабовидящих детей тесты ЕГЭ переведены на шрифт Брайля, разработаны специальные тетради для того, чтобы записать ответы. Готово 402 комплекта таких экзаменационных материалов.
 
Есть еще одна категория учеников, которым сдавать обычные экзамены в обычных условиях не под силу. По данным минобрнауки, в России примерно 120-130 тысяч детей считаются длительно болеющими. В этом году сдать экзамены можно будет во многих больницах.
 
Пока такая возможность есть только в Детской республиканской больнице и в Центре детской гематологии и онкологии имени Димы Рогачева. Ею воспользовались 59 человек. Сейчас Рособрнадзор и минобрнауки согласовывают список больниц в разных регионах страны, где будут открыты пункты проведения экзамена. В списке 80 клиник и центров в 30 регионах страны.
 
Ноты по Брайлю
 
В Москве недалеко от станции метро "Смоленская" находится необычный вуз - Российская специализированная академия искусств. Вуз уникальный не только в России - в мире! Здесь "особенным" выпускникам школы дают высшее образование и творческую профессию.
 
Академии 25 лет, за это время выдан 421 диплом. Вроде немного, но надо понимать, кто и чему тут научился. Из двух сотен студентов 60 процентов - инвалиды. Это слабослышащие, слабовидящие и молодежь с нарушением опорно-двигательного аппарата.
 
В академии три факультета: изобразительного искусства, театральный и музыкальный, который готовит вокалистов, пианистов, кадры для оркестров. Здесь есть вузовский оперный театр, театр жестов, студия звукозаписи, офортная мастерская, библиотека книг со шрифтом Брайля... А также оборудованный лифт, приспособленные туалеты, хорошая столовая и пандус на входе. Чтобы сюда поступить, надо принести результаты ЕГЭ и выдержать творческое испытание. Если талант есть, но слабослышащий абитуриент, к примеру, не знает жестового языка, можно год учиться на бесплатном подготовительном отделении.
 
Елена Кухаренко в восемь лет потеряла зрение. Сейчас ей 25, она - выпускница музыкального факультета академии искусств и продолжает учебу в ассистентуре-стажировке. Кухаренко уже известная пианистка, выступала со многими оркестрами мира, играла на одной сцене с Валерием Гергиевым. В одном из интервью она призналась: "Самая большая мечта - увидеть себя. В последний раз я видела себя в зеркало, когда мне было 8 лет". Силы, чтобы пережить трагедию и жить в мире, где нет красок и света, помогла музыка. Лена пишет научную работу о том, как научить игре на фортепиано слепых и слабовидящих детей.
 
- Действительно, как научить играть, если ребенок не видит нот? - спрашиваю.
 
- Можно представить себе клавиатуру, а ноты для нас переведены на шрифт Брайля. Самое трудное - помочь слепым преодолеть боязнь пространства, - объясняет пианистка.
 
Ноты по Брайлю - это толстенная книга, где на картонных листах выбиты точки, соответствующие музыкальным знакам. В академии есть специальный печатный станок и можно выпускать любые материалы для слепых. А вот особую клавиатуру для компьютера или дисплей со шрифтом Брайля для студии звукозаписи приходится покупать.
 
С широко открытыми глазами
 
Слабослышащие, глухие выпускники школ, абитуриенты с церебральным параличом, как правило, идут на изобразительный факультет. Педагоги говорят, что среди них есть фантастические художники и дизайнеры. В штате академии 17 переводчиков жестового языка. И если раньше сурдопереводчики (так их прежде называли) были в основном из семей глухих, то сейчас есть люди, которые специально учатся языку жестов, чтобы помогать общаться тем, кто лишен слуха. Бывает, случаются браки. Чаще всего - между "особенными" и обычными студентами.
 
- Наши выпускники могут быть прекрасными педагогами. Они трудолюбивы, гораздо больше времени посвящают творчеству, чем их здоровые сверстники. Они острее и тоньше чувствуют мир, - рассказывает ректор академии Александр Якупов.
 
Александр Николаевич - музыкант, доктор искусствоведения, художественный руководитель и дирижер оперного театра академии, - много лет был директором Центральной музыкальной школы при Консерватории. Той самой знаменитой ЦМШ, которую заканчивали Николай Петров, Алексей Рыбников, Владимир Спиваков и другие известные музыканты. Сравнивая учеников, говорит так: "В ЦМШ - жестская конкуренция, там все - звезды и каждый день все совершают подвиг, чтобы быть первым. А здесь - самое трудное для каждого - преодолеть себя".
 
Александр Якупов считает, что бесценный опыт, который накоплен в его вузе, надо использовать гораздо шире. В стране, по разным подсчетам, от 11 до 12 миллионов инвалидов. Двух сотен вузовских мест для учебы творчески одаренных студентов - для России слишком мало.
 
- Думаю, нужен Федеральный университет искусств с пятью факультетами - музыкальным, изобразительного искусства, театральным, мультипликации и компьютерного дизайна. Его представительства должны быть в каждом федеральном округе, - убежден Александр Якупов. - Самое оптимальное соотношение, как сейчас в академии: 60 процентов студентов-инвалидов, 40 - обычных. Причем в университете должны быть разные уровни образования.
 
По мнению Якупова, учиться в Федеральном университете могли бы до тысячи студентов. Эти выпускники стали бы ценными кадрами не только для инклюзивных школ, но и для детских школ искусств и центров творчества. По данным минкультуры, сегодня в системе дополнительного образования занимается сейчас около 16 тысяч детей-инвалидов от 11 до 18 лет. И это число могло бы быть гораздо выше.
 
Провожая меня, ректор сказал: "Мои студенты смотрят на мир такими широко открытыми глазами, что кажется, люди с ограниченными возможностями здоровья мы, а не они".
 
Кстати, Минкультуры предложило разработать учебники и программы для одаренных детей-инвалидов, которые учатся в школах искусств.
 
Неограниченные возможности
 
  • Гомер - дневнегреческий поэт, автор поэм "Одиссея" и "Илиада" был слепым
  • Иоганн Себастья Бах - композитор - в 14 лет стал терять зрение и к концу жизни полностью ослеп
  • Людвиг ван Бетховен - композитор, потерявший слух в 28 лет
  • Леонардо да Винчи - художник, ученый страдал церебральным параличом
  • Борис Кустодиев - русский живописец последние десятиления жизни был прикован к инвалидному креслу

 

Справка "РГ"

Где в России творчески одаренным инвалидам можно получить профессио и образование:

  • в Армавирской специализированной музыкальной школе для слепых и слабовидящих детей.
  • в техникуме Московского реабилитационного центра для инвалидов.
  • в межрегиональном колледже реабилитации лиц с проблемами слуха ( Павловск, Ленинградской области).
  • в Курском музыкальном колледже - интернате для слепых.

 

Источник: Российская газета

Назад к списку


Добавить комментарий
Прежде чем добавлять комментарий, ознакомьтесь с правилами публикации
Имя:*
E-mail:
Должность:
Организация:
Комментарий:*
Введите код, который видите на картинке:*