Встреча со студентами Горного университета

27.01.2015 106
В.ПУТИН: Здравствуйте! Поздравляю вас с праздником: вчера был праздник, у нас он традиционно отмечается как День студенчества.

С удовольствием посмотрел на ваш институт, им можно гордиться, конечно. Думаю, вы это сами всё видите, понимаете. И уровень профессорско-преподавательского состава, технической оснащённости, организации самого учебного процесса – это здорово.

Приятно, что у нас есть высшие учебные заведения инженерного профиля такого уровня. Для нашей страны это особенно важно. Важно для всех, но для нашей – с такой огромной территорией, с такими запасами минеральной базы, конечно, это здорово. Я вас поздравляю.


РЕПЛИКА: Спасибо.


В.ПУТИН: Сегодня вроде как учебный день, а вы здесь всё отмечаете.


Н.ПАШКЕВИЧ: Сессия закончилась, начались каникулы. Аспиранты приехали со стажировок. Студенты закончили сессию – есть причина отметить.

Сегодня нам передали общежитие – попечительский совет, компания «ФосАгро».


В.ЛИТВИНЕНКО: Плюс на этот год утвердили программу почти на 800 миллионов рублей за счёт тех компаний, которые будут принимать активное участие.

В том году ввели 50 тысяч квадратных метров. Это всё за счёт внебюджета, за счёт помощи компаний: на один рубль к бюджету зарабатываем 1 рубль 20.

Многие аспиранты приехали со стажировок, отчитывались сегодня.


Н.ПАШКЕВИЧ: Германия, Франция, Польша.


В.ПУТИН: У вас большая программа.


Н.ПАШКЕВИЧ: Да, большая программа, и с финнами работаем по двойным дипломам, и с французами, с немцами, с австрийцами.


В.ПУТИН: Ректор рассказывал, работы проводите в интересах наших компаний – в интересах иностранных компаний тоже?


Н.ПАШКЕВИЧ: И в интересах иностранных. Австрийцы, французы, и канадцы берут [выпускников на работу].


В.ЛИТВИНЕНКО: Но они возвращаются, Владимир Владимирович. Вот, пожалуйста, в Норвегию едут и возвращаются.


Н.ПАШКЕВИЧ: Но многие работают в представительствах компаний здесь, в России.


В.ЛИТВИНЕНКО: Вот были в Хьюстоне.


РЕПЛИКА: С удовольствием вернулись.


В.ПУТИН: А где были? Что там за учреждения?


РЕПЛИКА: Хьюстонский технологический университет, колледж. Общую практику проходили, стажировались, слушали курсы, посещали предприятия, чтобы передать знания нашим студентам, улучшить их подготовку, улучшить свою подготовку, привезти какие-то, может быть, инновации, новые веяния сюда.


В.ПУТИН: Это нужно продолжать, потому что наша система образования должна быть органичной частью всей мировой образовательной системы. Только так можно сохранить уровень, чувствовать, что происходит у партнёров, самим развивать основные направления, обмениваться информацией. Это очень важно, и нам надо продолжать. Конечно, будем это делать.


Н.ПАШКЕВИЧ: И у нас тоже наработки есть.


ВОПРОС: Владимир Владимирович, я аспирант кафедры транспорта и хранения нефти и газа. Как Вы, наверное, знаете, чуть больше года назад наш институт праздновал 240-летие со дня основания, нас поздравляли коллеги, партнёры, из-за рубежа в том числе. Отмечали наши успехи в Антарктиде – озеро Восток, например, знаменитое.


В.ПУТИН: Сейчас были в одной из лабораторий, где специалисты рассказывали о том, что там происходит.


ВОПРОС: Да. И нефтегазовые месторождения, новые открытия, высокую подготовку кадров наших. Это, кстати, было очень заметно во время нашей стажировки в Америке. Вопрос у меня следующий: мне кажется, наши СМИ слишком мало отмечают успехи наших учёных, и это касается не только юбилея Горного университета, но и вообще достижений российских учёных. По Вашему мнению, как бы нам популяризировать нашу науку?


В.ПУТИН: Я с Вами согласен, об этом нужно почаще и попредметнее рассказывать и говорить, чтобы популяризировать, привлекать талантливых ребят в сферу науки. Но у нас в рамках одной из государственных программ специальное направление даже существует «Популяризация науки», даже есть специалисты, которые занимаются именно этим. По-моему, в 2010 году Правительственную премию получили люди, которые работают именно по этому направлению. Но, конечно, недостаточно. Я думаю, что недостаточно.

У нас, вы знаете, к сожалению, даже о вашем институте и то, наверное, мало кто знает, а в принципе можно гордиться таким вузом вполне и нужно показывать как образец.


Н.ПАШКЕВИЧ: Многие знают.


В.ПУТИН: Но, далеко не все, уверяю Вас. Поэтому, коллега прав, нужно чаще и предметнее, профессиональнее об этом говорить, чтобы создавать внутренние побудительные мотивы к получению образования, к развитию, к исследованиям. Постараемся поработать.


ВОПРОС: Владимир Владимирович, наш университет занимает первое место по дзюдо.


В.ПУТИН: Я проходил, видел плакат, но там карате, по-моему, было ещё.


ВОПРОС: В течение 20 лет наш университет занимает первое место среди вузов Санкт-Петербурга по дзюдо. В течение трёх лет наш университет занимает первое место среди всех видов спорта по вузам Санкт-Петербурга.

И такой вопрос – не вопрос, а предложение: мы располагаем хорошим залом для единоборств и предлагаем провести соревнования по дзюдо среди всех вузов Министерства образования и науки России. Сможете ли Вы посетить такие соревнования?


В.ПУТИН: В качестве участника или в качестве судьи? Я был чемпионом вузов Ленинграда.


Н.ПАШКЕВИЧ: Фотография есть: сборная, 1975 год.


В.ПУТИН: Сейчас проводится чемпионат вузов?


Н.ПАШКЕВИЧ: Да, конечно, чемпионат вузов и чемпионат города.


В.ПУТИН: Очень хорошо. Я просто не знаю этой базы. Я обязательно с Федерацией переговорю, они свяжутся с вашим клубом и обсудят, почему нет? И с Министром поговорю обязательно, дело хорошее. Если у вас база соответствует этим требованиям, то, конечно, проведём, ладно? Вам успехов. Вы занимаетесь, да?


РЕПЛИКА: Да.


В.ПУТИН: Давно?


РЕПЛИКА: 14 лет.


В.ПУТИН: Ух ты, уже прилично. Результаты какие?


РЕПЛИКА: Мастер спорта.


Н.ПАШКЕВИЧ: Чемпион Северо-Запада, он просто стесняется, скромничает.


В.ПУТИН: Успехов вам.


ВОПРОС: Владимир Владимирович, до 2014 года в Министерстве образования и науки существовала федеральная целевая программа, она называлась «Кадры».


В.ПУТИН: «Научно-педагогические кадры».


РЕПЛИКА: Да. В рамках данной программы предусматривались на конкурсной основе гранты для аспирантов и молодых учёных, которые, в свою очередь, позволяли нам повысить научную активность. Скажите, пожалуйста, предполагаются такие или, может быть, аналогичные программы в ближайшие годы?


В.ПУТИН: Она действовала у нас пять лет. В общей сложности, действительно, направлены были сюда программой приличные деньги, где-то 85 миллиардов рублей. 85 миллиардов – это прилично. И когда она закончилась, мы создали Российский научный фонд, и деньги туда перешли. Так что Российский научный фонд занимается этим, там целая программа по поддержке молодых учёных предусмотрена. Где-то здесь рядышком Андрей Александрович Фурсенко, он у нас фактически руководитель фонда. Андрей Александрович, сколько там у вас в фонде предусмотрено на поддержку молодых учёных?


А.ФУРСЕНКО: Там практически во всех проектах специально оговорено, что должно быть активное участие молодёжи, там это одно из главных требований ко всем проектам.


В.ПУТИН: И потом, у нас [Российский] фонд фундаментальных исследований и [Российский] гуманитарный [научный] фонд, там в каждом из этих фондов предусмотрена работа и выделение ресурсов на поддержку молодых учёных: до 35 лет – для кандидатов и до 40 лет – для докторов.


ВОПРОС: Вопрос по поводу повышения квалификации выпускников, горных инженеров в частности, которые окончили наш вуз. Известно, что образовательные программы по подготовке горных инженеров предусматривают более глубокую профессиональную подготовку, нежели бакалаврские программы по подготовке по горному делу в зарубежных вузах.


В.ПУТИН: Хорошо Вы говорите: «известно», «бесспорно». Так и есть на самом деле, я с Вами согласен.


ВОПРОC: Известно, что за рубежом при этом лучше поставлено именно послевузовское образование. То есть у них есть организации, которые имеют право проводить аккредитацию образовательных программ и присваивать звания (например, такие как «профессиональный инженер»), которые являются компетентными и признаются во всём мире, то есть человек может потом дальше себя развивать. Наш университет соответственно ведёт подготовительную работу по присвоению таких званий. Для этого создаётся ассоциация горных инженеров России, подготавливаются эксперты в аттестационный совет. И в связи с этим хотелось узнать, как Вы к этому процессу относитесь, Ваше отношение?


В.ПУТИН: Исключительно положительно. Более того, вы можете не видеть, мы же специально создаём целую систему этих квалификаций – по линии Правительства, в Правительстве есть такое поручение. Недавно обсуждали то же самое практически на Совете по науке. Правительство вместе с Академией наук, Советом по науке при Президенте и с объединениями работодателей вырабатывают целую систему такой и послевузовской подготовки, и аккредитации. Это чрезвычайно важная вещь. Чтобы было понятно, человек должен получать что-то вроде профессионального паспорта – работодатель должен понимать, с кем он имеет дело. Совершенно точно, вы правы, у нас это недостаточно развито, но это должно быть сделано обязательно.


РЕПЛИКА: Я своему профессору помогал проводить занятия по повышению квалификации, и для меня лично общение именно с производственниками очень много значит. Я хотя бы узнаю, как реально сейчас обстоят дела.


В.ПУТИН: Они первые «заинтересанты», так сказать, в этом деле, но, как ни странно, трудно было раскачать. Мы много говорили на этот счёт, но мало что делали. Думаю, что за прошлый год всё-таки, можно сказать, эта тема сдвинулась в мёртвой точки. Будем обязательно развивать дальше этот проект.


ВОПРОС: Владимир Владимирович, вопрос по поводу Антарктиды. Я занимаюсь изучением озера Восток в Антарктиде. Собственно, мой научный руководитель Васильев Николай Иванович вскрыл это озеро. Вчера тоже было знаменательное событие – проникновение в озеро Восток. Однако наряду со всеми этими положительными моментами инфраструктура станции устарела и требует значительной модернизации. Возможно ли предусмотреть Правительству Российской Федерации, скажем так, реализацию мер по восстановлению и улучшению данной станции?


В.ПУТИН: Мы встречались с коллегами, когда работа ещё только началась, они приезжали в Белый дом, когда я Председателем Правительства работал, мы обсуждали, деньги определённые выделяли, но, наверное, этого недостаточно. Посмотрим, что можно сделать дополнительно. Знаю, что работа большая, очень интересная и важная. Правда, тогда они мне ещё рассказывали, что трудно определить, сколько поверхность озера была изолирована от внешней поверхности остальной планеты – может быть, речь идёт о миллионах лет. Конечно, исследования эти чрезвычайно важны. Посмотрим, что можно сделать дополнительно.


ВОПРОС: Владимир Владимирович, Донецкий национальный технический университет многие годы является партнёром нашего Горного университета, и у нас там есть друзья – студенты, которые принимают участие в нашем ежегодном международном форуме-конкурсе «Проблемы недропользования». К сожалению, из-за событий на Украине в последнее время они практически не учатся.


В.ПУТИН: Там прекратилось обучение?


РЕПЛИКА: То бомбёжки, то отменяют занятия, то возобновляют, но фактически учебного процесса у них сейчас нет. Донецкие студенты надеются на Вашу личную помощь и выражают благодарность – и мы, и донецкие студенты – за Ваше огромное участие. Вопрос: как мы могли бы помочь донецким студентам – может быть, что-то возможно сделать?


В.ПУТИН: Вы затронули очень больную тему – тяжёлые, трагические события на Украине. По сути, там идёт гражданская война. И на Украине, по-моему, многие уже это прекрасно понимают.

К сожалению, официальные киевские власти отказываются идти по пути мирного урегулирования, не хотят решать политическими средствами. То сначала правоохранительные органы использовали, потом службы безопасности, потом армию. Потом, когда натолкнулись на сопротивление, прекратили боевые действия, использовали, к сожалению, мирную передышку исключительно для перегруппировки, опять начали, сейчас опять начали. Тысячи людей уже погибли. Это, конечно, реально трагедия.

Мы часто говорим: «Украинская армия, украинская армия». На самом деле кто там воюет? Действительно, частично официальные подразделения вооружённых сил, но в значительной степени так называемые добровольческие националистические батальоны. По сути, это даже не армия – это иностранный легион, в данном случае иностранный натовский легион, который, конечно, не преследует национальных интересов Украины. Там совсем другие цели, связаны они с достижением геополитических целей сдерживания России, что абсолютно не совпадает с национальными интересами украинского народа. Но, к сожалению, мы видим то, что видим.

Надо людям помогать. Кстати говоря, многие люди уклоняются уже от мобилизации, стараются к нам переехать, здесь пересидеть какое-то время, и правильно делают, потому что их просто толкают туда, как пушечное мясо, под пули. Но у нас там проблема: в соответствии с новым законом граждане Украины не могут находиться на территории Российской Федерации более 30 суток. Они возвращаются, их цап и опять туда под пули посылают. Поэтому мы, наверное, здесь изменим кое-что: в рамках закона мы можем увеличить срок пребывания определённых категорий лиц, прежде всего призывного возраста.

Что касается Вашего вопроса, то, конечно, надо помогать ребятам. Здесь нужно, конечно, использовать, у ректора надо попросить использовать методы дистанционного обучения, приглашение сюда для прохождения каких-то стажировок – надо просто продумать систему поддержки.


В.ЛИТВИНЕНКО: У нас есть возможность до 1000 студентов взять хотя бы на полгода, на год. Но есть проблема с Министерством и с Правительством, потому что нужна более жёсткая координация.


В.ПУТИН: Я с ними переговорю обязательно.


В.ЛИТВИНЕНКО: И в Новочеркасском, я знаю, политехе есть свободная возможность, общежития и так далее. Мы их можем временно взять хотя бы.


В.ПУТИН: Мы в прошлом году выделили – (обращаясь к А.Фурсенко) сколько мы в прошлом году выделили мест для ребят с Украины в наших вузах? В 18 вузах Российской Федерации выделили дополнительные бюджетные места. А вот ваши партнёры из Донецкого института, конечно, могут быть поддержаны одним из ведущих вузов страны, как ваш. Давайте подумаем, ребятам помочь надо.


ВОПРОС: Владимир Владимирович, к старшим курсам уже хочется в общежитии какого-то большего комфорта. И не просто уже жить там – хочется тишины какой-то в общежитии, семьи создаются в университетах, в связи с чем вопрос. В основном, когда люди начинают искать и задаваться этим вопросом, они ищут съёмные квартиры, но это не всегда хорошо, потому что дорого и неизвестно, на кого нарвёшься. Если бы университет мог предоставить такие возможности (если существуют) – за какую-то рыночную цену, допустим, но с надёжной гарантией того, что будет и безопасно заселяться, что не выгонят тебя на следующий день, и хорошие условия будут: одно-, двухместное размещение, допустим, санузел, чтобы всё было комфортно для учёбы и для жизни?


В.ПУТИН: Джакузи?


РЕПЛИКА: Нет. (Смех.) Может, дать право вузам заниматься такой деятельностью, чтобы цену они формировали? Потому что, если цена будет высокой, никто не будет туда заселяться, потому что проще будет снимать квартиры. А так, если посмотреть этот рынок, может, возможно такое сделать для студентов?


В.ПУТИН: Такое возможно сделать, вопрос – нужно ли. Сейчас скажу почему. Всё-таки самая первая задача по этому направлению работы вузов – обеспечить проживание тем, кто в этом нуждается. В соответствии с действующим законом учредитель высшего учебного заведения имеет право влиять на ценообразование в общежитиях с целью сдерживания тарифов и цен. Вот это основное. Но при этом вуз в значительной степени сам формирует эту ценовую политику, причём в соответствии с законом обязан это делать вместе с объединениями студентов, то есть студенты должны напрямую принимать в этом участие. Здесь Владимир Стефанович командует, он такой у вас крепкий руководитель, подмял всё под себя и сам всё распределяет. (Смех.)


РЕПЛИКА: Нет, у нас демократия.


В.ПУТИН: Поэтому я хочу напомнить Владимиру Стефановичу и всем коллегам, которые работают в руководстве высших учебных заведений, ректорскому корпусу: нужно привлекать студентов к этой работе, причём чтобы именно студенческие объединения действительно реально влияли на этот процесс. Ну а если просто перейти на рыночное самообразование, то у вас в вузах опять будут жить только одни иммигранты, а студенты будут где-то побираться на стороне. Поэтому давайте аккуратнее – подумаем, как усилить влияние вуза, но при этом как безусловно обеспечить интересы студентов.


ВОПРОС: У меня вопрос с небольшой предысторией. Один мой друг поступал в Горный институт по целевому направлению от компании «АЛРОСА», и первые два года компания активно оказывала помощь. Однако потом расторгла договор, и вся помощь закончилась. Все мы знаем, что такие компании, как «ФосАгро», «НОВАТЕК», «Газпромнефтегаз» и другие, активно оказывают помощь своим целевикам, студентам. И в ряде стран существуют такие программы, когда нефтегазовые и горнодобывающие компании 2–3 процента выручки ежегодно направляют на финансирование таких профильных вузов, как наш. Почему у нас нет таких программ, и всё ложится, грубо говоря, на плечи государства? И можно ли как-то рассмотреть такую программу, чтобы снизить бюджетную нагрузку?


В.ПУТИН: Если бы не было поддержки со стороны профильных компаний, то при чисто государственном финансировании вряд ли ваш вуз выглядел бы так, как он сегодня выглядит. Всё-таки компании оказывают прямую финансовую поддержку.

Что касается того случая, о котором Вы сказали, мне не очень понятно, что это был за договор.


В.ЛИТВИНЕНКО: Был тройной договор: две компании, «АЛРОСА» и «Норильский никель», – поменялись собственники.


Н.ПАШКЕВИЧ: Меняются собственники – меняется сразу поддержка.


В.ПУТИН: Но там не собственник, там менеджмент поменялся. У нас два вида контрактов подобного рода – это целевое поступление и целевое обучение, и обе стороны имеют права, но и должны выполнять определённые обязанности по этому контракту. И если этот контракт нарушен какой-то из сторон, не гражданином, а в данном случае компанией, то об этом можно даже в суде разговаривать. Но Вы сказали «мой приятель», это не Вы сами?


РЕПЛИКА: Нет, это мой друг. Может быть, рассмотреть вариант в виде налога?


В.ПУТИН: А что касается налога, то – особенно в условиях сложной экономической ситуации – нигде в мире стараются налогов не поднимать на бизнес вообще, на какие-то конкретные секторы экономики. Наоборот, стараются разбюрократить систему, понизить налогообложение с тем, чтобы бизнес почувствовал себя свободнее, уверенно и эффективнее мог вкладывать деньги в развитие производства.

Есть другой способ – это так называемый целевой капитал, эндаументы, который получил достаточно широкое распространение в мире вообще и у нас внедряется постепенно. По такому пути можно пойти. Это добровольные взносы компаний в целевой капитал высшего учебного заведения с тем, чтобы нарастить его до определённого уровня и потом жить как бы на доходы от размещения капитала. Мне кажется, что это более современно и более эффективно может получиться. Но идея снизить нагрузку на государство – это хорошая идея.


ВОПРОС: Я молодой преподаватель-экономист и хотела бы задать вопрос экономического плана. Наш Горный университет готовит экономистов для минерально-сырьевого и топливно-энергетического комплексов уже более 70 лет. Но за последние три года Министерство образования и науки сократило приём на экономическое направление со 100 человек до 20, а на 2015 год – вообще приёма нет. Я знаю, что аналогичная ситуация складывается в других ведущих технических университетах, и позиция Министерства образования и науки такова, что макроэкономистов и экономистов должны готовить только специализированные экономические вузы. Каково Ваше мнение по этому вопросу?


В.ПУТИН: Вы знаете, я вам скажу, на чём основана такая позиция Министерства образования. Она не с потолка взята, эта позиция. Она связана с тем, что профильные вузы, в том числе инженерного направления, значительные ресурсы начинают отвлекать не на интересы отрасли, а на запрос абитуриентов на получение той или другой специальности, не сообразуясь с общим положением на рынке труда.

Инженерный вуз должен заниматься прежде всего подготовкой инженерных специалистов. Конечно, есть своя специфика для экономиста, работающего в горном деле и, скажем, в космосе. И там, и там нужны специалисты в области экономики, это правда. У нас все бросились повально готовить юристов, экономистов и менеджеров. А нужно ли столько юристов, экономистов и менеджеров, как раньше говорили, народному хозяйству и экономике, никто об этом даже не думает. И именно поэтому Министерство образования начало постепенно сокращать.


РЕПЛИКА: Но оно совсем сократило в этом году.


В.ПУТИН: Может быть, для вашего вуза, который уже традиционно готовит специалистов, это определённый перебор. Но у нас же без перебора ничего не бывает. А вот в очень большом количестве вузов, непрофильных, негуманитарных, нет ни базы, ни профессорско-преподавательского состава должного уровня и качества. Это просто формальная выдача бумажек, в которых абитуриенты заинтересованы. Но качества нет, и количество слишком избыточное. Вот с этим связана позиция Министерства. Повторю ещё раз, для вузов, у которых есть уже давняя традиция и преподаватели собраны десятилетиями, с хорошим уровнем подготовки, давайте посмотрим отдельно, ладно?

Я всех вас ещё раз поздравляю с вчерашним праздником! Позвольте пожелать вам успехов.



Источник: Администрация Президента РФ

Назад к списку


Добавить комментарий
Прежде чем добавлять комментарий, ознакомьтесь с правилами публикации
Имя:*
E-mail:
Должность:
Организация:
Комментарий:*
Введите код, который видите на картинке:*