Грамотная кампания

02.12.2014 69
Источник: Российская газета


Текст: Ядвига Юферова

В Италии уже четыре кафедры русского языка превратились в кафедры украинского языка. В Воронежский университет на филфак в этом году приняли лишь 10 человек. Самые маленькие зарплаты в науке у филологов. И как после этого говорить чисто по-русски? Теперь я знаю, кому задавать тревожные вопросы.

Одним советом при президенте РФ стало больше: специальным указом в этом году создан Совет по русскому языку, возглавил его Владимир Толстой.


"Что будете советовать президенту?" - несомненно, такой первый вопрос задала бы Толстому, не будь я членом этого нового совета. Первое заседание, на котором солировали известные ученые, прошло бурно. Оказывается, в ельцинские годы подобный совет просуществовал несколько лет. И тогда Толстые тоже там были людьми существительными. И теперь это не просто служебное поручение, а, можно сказать, молитва рода Толстых.

Владимир Толстой: В состав того совета входили и двое Толстых: академик Никита Ильич Толстой - знаменитый славист, и мой отец, Илья Владимирович Толстой, который в те годы был профессором, возглавлял кафедру стилистики русского языка на журфаке МГУ. Слава богу, здравствует Светлана Михайловна Толстая. И моя мама, Рита Александровна Толстая, которая всю свою жизнь посвятила преподаванию русского как иностранного и сейчас, в свои 84 года, занимается этой работой в Ясной Поляне, где созданы курсы русского языка как иностранного.

Говорю, чтобы подчеркнуть - это не просто чиновничья должность, я действительно считаю, что одна из важнейших и ключевых задач государства - сбережение, сохранение русского языка, его развитие и продвижение.


А вам не кажется, что язык, как огромный океан, живет своей жизнью, которая не зависит от советов и законов?


Владимир Толстой: Да, он живет по своим законам. Нужно очень чутко к этому относиться, чувствовать беды и опасности, которые его подстерегают. Мы помним времена, когда дикторы телевидения проходили в обязательном порядке не просто курсы русского языка, с ними занимались ведущие артисты, мастера сценической речи Малого театра. Слово в эфире, в интернет-пространстве - это огромная ответственность: люди слышат и воспринимают как эталон и начинают подражать. Главная задача совета, как мне представляется, определить болевые точки. Это и глобальная задача продвижения русского языка вне пределов Российской Федерации, и укрепление русского языка как языка межнационального общения. Мне бы хотелось, чтобы мы не упускали из вида и бытование других языков народов Российской Федерации, проблемы взаимных переводов на эти языки. Увы, приходят времена, когда языковую карту начинают опрометчиво разыгрывать и политики.


Да, к сожалению, так. Многие революции в мире, особенно на постсоветском пространстве, начинались с законов о языке. Достаточно вспомнить Молдавию и Украину.


Владимир Толстой: Язык, он как воздух, как кислород. Его не ощущаешь, пока он есть. Но человек начинает задыхаться от отсутствия возможности говорить на своем языке. К каким трагическим последствиям могут привести насильственные попытки отнять этот кислород, мы наблюдаем сегодня. На востоке Украины люди хотели лишь говорить на родном русском и праздновать День Победы - 9 Мая, а в ответ танки с минометным огнем и "Градом".


В совет приглашены писатели, ученые, лингвисты, представители средств массовой информации. Реальная "мягкая сила".


Владимир Толстой: Дело не в силе, мягкой или жесткой. Мы предложили на обсуждение проект государственной концепции "Русская школа за рубежом". Многие ключевые игроки на мировой арене сегодня рассматривают язык как существенный элемент национальной безопасности, а геолингвистику как часть геополитики.


Владимир Ильич, безусловно, важны все международные усилия, но насколько безопасно чувствует русский у себя дома, в средней и высшей школе? Ведь страна по сути завалила экзамен по русскому языку, когда пришлось в этом году снижать проходной балл по русскому языку на ЕГЭ.


Владимир Толстой: Помните, каким эмоциональным и убедительным было выступление зав. кафедрой русского языка филилогического факультета Воронежского университета Людмилы Михайловны Кольцовой?

"В этом году набор на филологический факультет в Воронежском университете составил 10 человек. Скоро некому будет преподавать русский язык как родной".

Идет резкое сокращение гуманитарного образования в стране, исчезают целые филологические факультеты.Не секрет, что зарплаты в гуманитарной отрасли ниже, чем в естественно-научной. Нам, совету, нужно найти слова и аргументы, чтобы предотвратить ущемление гуманитарной сферы в обществе. И если государство понимает необходимость крупных геополитических шагов по распространению русского языка, нужно вовремя показать, что очень важно при этом не потерять то, что есть внутри нашей страны.

Не случайно в этом году, как утверждают сотрудники Рособрнадзора и министерства образования, впервые был проведен абсолютно чистый эксперимент по оценкам итоговых испытаний по русскому языку. Они оказались удручающими, скажем прямо. Конечно, они различны в разных регионах.


Оказывается, можно в слове из трех букв "еще" сделать четыре ошибки и написать "исчо"...


Владимир Толстой: Я иногда привожу пример, который произвел на меня сильное впечатление. В Санкт-Петербурге, когда наряд полиции задержал гражданина из Тывы, он не смог объяснить ничего (кто он, где его документы, почему он здесь оказался). Но еще страшнее, что полицейский наряд не знал, что Тыва - это часть Российской Федерации. Это сигналы, которые говорят о том, что неблагополучие достигло очень опасной точки.


Возвращение сочинения в школе может что-то изменить?


Владимир Толстой: Я искренне радуюсь тому, что общими усилиями нам удалось пока в неполной форме, но все-таки вернуть сочинение в школу как итоговое испытание. Пока это промежуточный зачет или незачет, допуск или не допуск к ЕГЭ, но тем не менее это большой шаг. 3 декабря будет такой судный день и мы узнаем, извелся ли в стране тот народ, который умел учить писать сочинения.


Одна из амбициозных задач совета - расширение русского мира, поддержка частных инициатив, связанных с сохранением и развитием русского языка в странах ближнего зарубежья. Русский язык для иностранных специалистов и трудовых мигрантов. Поддержка зарубежных русистов и переводчиков русской литературы, преподавателей русского языка за рубежом.


Владимир Толстой: На этой площадке успешно работает государство, многие общественные организации. Россотрудничество и фонд "Русский мир" более чем в ста странах имеют центры и кабинеты изучения русского языка. В Москве "паровозом" стал Государственный институт русского языка им. А.С. Пушкина, который успешно занимается повышением квалификации русистов мира.

Кроме того, есть две организации - это Международная ассоциация преподавателей русского языка и литературы, которая объединяет учителей 83 стран, и Российское общество преподавателей русского языка и литературы. Объединить усилия всех этих организаций чем не задача?

Мне кажется важным, что эстафету от Года культуры в 2015 году получит Год литературы. Здесь нашему совету тоже большое раздолье.

У меня нет излишнего оптимизма, что Год культуры, литературы коренным образом меняет положение дел.


Владимир Толстой: Тут позволю не согласиться. Государственные акценты, приоритеты власти много значат для общественного мнения.


Теперь и я с вами не спорю: в такой стране центричной живем. Губернатор ходит в театр, значит, и все чиновники за ним идут. Директор Свердловского СТД Михаил Сафронов рассказывал мне, как только один раз Эдуард Россель на планерке в понедельник спросил: и как вам последняя премьера в музкомедии, и так на несколько лет поднял интерес у чиновников к театру.


Владимир Толстой: Вот видите. Дело не в одних губернаторах. Мы сами живыми должны быть, не пенять, а заводить, увлекать. Вспомните марафон, который прошел этой осенью, когда страна и мир читали "Анну Каренину". Никто не ждал такого успеха. Значит, будьте креативны и вам зачтется.


Как все оживились на заседании совета, когда Эдуард Сагалаев заговорил о радио, на котором будут только читать и только хорошие книги.


Владимир Толстой:
Да, группа талантливых людей предложила создать литературное радио, чтобы классика постоянно звучала на одной из частот, на одном из каналов. За это берутся лучшие драматические актеры. Проект называется "Радиокнига", он уже больше года успешно работает в Волгограде Но у нас все частоты заняты коммерческими музыкальными радиостанциями. И здесь только политическая воля может помочь. Наш совет единогласно "Радиокнигу" поддержал.

Академик Казанский привел впечатляющий пример, как в Италии четыре из кафедр русского языка превратились в кафедры украинского. И в Германии такой процесс пошел.


Владимир Толстой: Вот почему нужна реальная политическая воля по продвижению русского языка. Вот почему появился совет. Мы ведем речь о создании целой государственной системы обучения русскому языку, которая была бы востребована не только туристическими гидами, но и научными элитами...


Как-то в "РГ" на "Деловом завтраке" был Константин Косачев, руководитель Россотрудничества, и самокритично заметил, что полное название агентства состоит из 17 слов, с такой вывеской трудно представляться за рубежом. Гете-центр, центр Мицкевича, Сервантеса - и всем все понятно. Последние годы все чаще звучит мысль, что нам надо создавать Пушкин-центры.


Владимир Толстой: Оппоненты говорят, что для России "Пушкин - наше все", а в мире литературная Россия - это Достоевский, Чехов, Толстой... Думаю, что это может быть темой одного из заседаний нашего совета. Но за этим вековым спором острая проблема: перевод русской литературы на языки народов мира, возрождение Института перевода, штучная работа с великими толмачами.


Самым оптимистичным, на мой взгляд, было выступление декана журфака МГУ. В Интернете после английского языка на втором месте русский по востребованности. Это значит не меньше, чем то, что русский остается рабочим языком всех ведущих международных организаций.

Владимир Толстой: Да, Елена Леонидовна Вартанова говорила о том, что мы обязаны учитывать современное бытование языка в этой электронной среде. И пример был убедительный: что сделало английский язык языком массовой культуры? Голливуд. Европа заговорила по-английски, после того как спутниковое телевидение пришло в 80-е годы и все заполнилось дешевыми американскими сериалами. Не было денег переводить голландцам, бельгийцам на их родные языки, они ввели субтитры. А звучащая английская речь в эфире осталась. Полностью согласен, что этот рынок глобального аудиовизуального содержания должен в России быть осмыслен как важнейшая площадка для продвижения русского языка за рубежом. Мягкую силу свою мы должны усиливать не только через классическую культуру, но и современное ее воплощение.



Источник: Российская газета

Назад к списку


Добавить комментарий
Прежде чем добавлять комментарий, ознакомьтесь с правилами публикации
Имя:*
E-mail:
Должность:
Организация:
Комментарий:*
Введите код, который видите на картинке:*