Не только для избранных

23.10.2014 178
Источник: Российская газета


Текст: Любовь Проценко


Реформа московского образования, начавшаяся четыре года тому назад с приходом во главу города Сергея Собянина, продолжается. И хотя есть уже первые результаты, свидетельствующие об ее эффективности, вопросов о новшествах в столичных школах меньше не становится. С них и начался разговор на "Деловом завтраке" в "РГ" с руководителем департамента образования Москвы Исааком Калиной.

Исаак Иосифович! По-разному в городе встречено происходящее укрупнение школ. Есть и протесты. Например,  родители учащихся гимназии "Интеллектуал" недавно выходили на митинг на Суворовской площади. Вот и в редакцию пришло немало писем от них. Они опасаются, что ее слияние с образовательным комплексом  N 2077 снизит качество обучения в их продвинутой школе. Что вы можете им сказать?


Исаак Калина: Я напомню, прежде всего, ради чего это делается по существу. Долгие годы в Москве было несколько десятков сильных школ, которые в самом деле давали высокий уровень образования тем, кто в них попадал. Как именно? Это уже другой вопрос. Но дать хорошее образование в Москве стремится большая часть населения. Поэтому задача города не просто отобрать тех детей, которых легко учить, а помочь выявить способности у каждого ребенка - неспособных детей нет, я уверен в этом. А затем - развить их. Но для этого не жители должны бегать по Москве в поиске качественного образования, а оно обязано прийти туда, где люди  живут. И наша задача - обеспечить массовую доступность такого образования.

   В 2010-м году, когда мы анализировали исполнение бюджета города, при формальном наименьшем нормативе 63 тысячи рублей на ученика, обнаружились школы, которые имели финансирование по 50 тысяч рублей и школы, получавшие на здорового ребенка  до 400 тысяч. И этот разрыв благодаря такой поддержке государственного бюджета продолжал увеличиваться. Что порождало, на мой взгляд, два смертных греха. У школ, которые не попали в перечень особых - грех уныния -  бесполезно стараться, так как денег им все равно не видать. Теми же, кто  имел много и считал, что они и так на вершине Олимпа и  можно  особо не напрягаться, владел грех гордыни. Поэтому 22 марта 2011 года было принято постановление правительства Москвы "О развитии общего образования в городе Москве", где одним из механизмов стало принятие равной нормы финансирования для всех школ, участников пилотного проекта, который этот документ и запускал.

   То есть школа стала получать  деньги на каждого ученика, и сама решать, какие у нее приоритеты. Вскоре этаж департамента, на котором располагалось финансовое управление, прежде всегда полный директоров школ, утверждавших особое и индивидуальное штатное расписание и учебные планы, чтобы получить под это деньги, опустел. Рассчитать финансирование каждой школы стало  по силам любому второкласснику. Когда по итогам 2011-года у некоторых школ остались достаточно серьезные  финансовые остатки, мэр Москвы Сергей Семенович Собянин решительно пресек  попытки забрать их, сказав: "Эти деньги они заработали качеством своей работы, сумев привлечь к себе учеников". Так у школ появилась возможность строить долгосрочные планы своего развития. Теперь они всегда могут точно просчитать, какие у них ресурсы есть и какие могут появиться в будущем. И  когда первые директора поверили,  что у них ничего не отберут, независимо от того, большое у них штатное расписание или маленькое, появилось и первое предложение о соединении двух школ, территории которых были разделены лишь сеткой-рабица. Они поняли: тут директор, там директор, тут завхоз - там завхоз, здесь секретарь - там секретарь… Зачем?


То есть инициатива объединения пошла от самих директоров?


Исаак Калина: Именно так. Они оказались сами заинтересованы создать более эффективную модель управления ресурсами школы. К тому же вышел Федеральный закон N 83, который дал руководителям школ столько полномочий, сколько в советские времена не было даже у заведующего РОНО. А свободы без ответственности не бывает. Директора поняли, что  им необходима очень серьезная и грамотная управленческая команда, нужен финансист, юрист… В маленькой школе такой команды не создать. Тем не менее процесс соединения мы не форсировали. В 2011-м году все заявки от школ на это рассматривали вместе с горкомом профсоюза, другими общественными организациями и более половины отклонили, так как понимали, что люди видят в этом пока лишь экономическую эффективность и не понимают, как это скажется на учебном и воспитательном процессе, на результатах работы всей школы.

   Не скажу, что все прошло гладко, потребовалось большое напряжение. Но результаты - налицо. У нас в Москве сейчас отличников по ЕГЭ в два раза больше, чем в среднем по стране. Треть победителей и призеров олимпиад в России  - это московские школьники. А главное, готовят их теперь не 70, а 145 школ столицы! 

Сколько же школ сейчас осталось в Москве? И будет ли их количество еще уменьшаться?


Исаак Калина: Было 1572, стало 750. Основное массовое соединение школ, продолжавшееся три года, завершено. Но я еще раз подчеркну. Мы им занимались не ради цифровых результатов, услышьте меня. Нам нужно, чтобы  в каждом районе и каждом микрорайоне Москвы  была школа, в которой ребенок может реализовать себя, независимо от того, какие у него способности - к математике, литературе, физкультуре или музыке. В национальной доктрине образования эта задача  выражена тремя изумительными словами: качество, доступность, эффективность. Обеспечить это в маленькой школе практически невозможно.


(Полный отчет с "Делового завтрака" в "РГ" с Исааком Калиной читайте в одном из ближайших номеров газеты).



Источник: Российская газета

Назад к списку


Добавить комментарий
Прежде чем добавлять комментарий, ознакомьтесь с правилами публикации
Имя:*
E-mail:
Должность:
Организация:
Комментарий:*
Введите код, который видите на картинке:*