Свободный университет

03.06.2014 226
Источник: Российская газета


Текст: Наталия Ячменникова


Нужно ли гению учиться в университете, если Билл Гейтс и Стив Джобс их не заканчивали? На каком языке надо читать лекции в России? Кто лучший управленец вуза: канцлер, ректор, менеджер?

Эти и другие проблемы российского образования обсуждались в рамках Петербургского международного экономического форума на "Деловом завтраке" Сбербанка "Новые модели образования для экономики ХХI века". Его участниками и экспертами стали ректоры ведущих вузов России, представители власти и бизнеса. Модератором выступил президент, председатель правления Сбербанка России Герман Греф.


Корреспондент "РГ" следил за дискуссией в режиме онлайн.

- Почему мы взялись за систему высшего образования? - задал вопрос Греф. И ответил на него цитатами, одна из которых принадлежит создателю сингапурского "экономического чуда" Ли Куан Ю, а другая - американскому президенту Джону Кеннеди. "Новая линия раздела пройдет между теми, кто обладает знаниями, и теми, у кого их нет", - говорил первый. "Прогресс страны не может быть быстрее, чем прогресс нашего образования", - полагал второй.


"Собственно, реформы образования сейчас не хватает стране так же, как и реформы системы управления, без этого конкурентоспособной Россия не будет, - подчеркнул Греф. - Поэтому мы должны учиться и стать частью мира, основанного на знаниях".


Эксперты ставят диагноз


Началась дискуссия с интерактивного голосования: участникам предложили оценить уровень развития современной системы образования и ее соответствия потребностям реалий. Результаты, оказались любопытными. И, прямо скажем, не очень, наверное, приятными.


Так, по мнению 53% экспертов, Россия с ее системой образования - страна отстающая. Почти 11% заявили, что мы живем в стране с отсталой системой образования. Только треть согласна, что Россия - передовая страна. И только 3% уверены, что мы - мировой лидер.


- Это адекватная оценка системы нашего образования, или мы немножко перегнули с утра? - пошутил Греф.


Надо сказать, что шутки вообще звучали часто, и дискуссию они только подогревали.


По словам заместителя министра образования и науки РФ Александра Повалко, в России сформирована достаточно хорошая база для того, чтобы совершить рывок вперед. Есть точки роста - университеты, которые могут и готовы конкурировать с лидерами мирового рынка. Но налицо и другое: значительное расслоение между университетами. Есть большая база отстающих вузов. "Вот с ней надо что-то делать, не ограничиваясь университетами-лидерами", - сказал замминистра, подчеркнув, что это его личное мнение.


Перед российским образованием поставлена важнейшая задача: к 2020 году пять российских вузов должны войти в число топ-100 вузов мира. Какой же видится модель университета ХХI века?


Приоритеты участники дискуссии расставили довольно четко: право выбора дисциплин студентами, увеличение доли научной и проектной подготовки, преподавание как минимум на двух языках, сокращение доли подготовки специалистов в сфере социально-экономических наук.


"Я бы советовал еще учить китайский"


Ярослав Кузьминов, ректор Высшей школы экономики считает: "Структура вузов должна задаваться не сложившимся делением по специалистам. Сейчас технологии живут 7-10 лет. Фокус подготовки смещается в сторону фундаментального овладения определенными системами мышления. То есть в сторону закладывания серьезной основы для дальнейшей профессиональной карьеры.


Доля выбора студентами курсов даже на уровне бакалавриата должна составить не менее 40 процентов. Еще одно: очень высокая доля проектной работы студентов. Научной, практической, причем начиная уже со второго курса. И третье: университет ХХI века - университет глобальный, который привлекает студентов из других стран. Преподавание в нем, - подчеркивает Кузьминов, - должно вестись как минимум на двух языках".

А вот ректор МГУ Виктор Садовничий начал с того, что нам не стоит так уж казнить себя за наше образование: "Мы сделали ряд ошибок, но сейчас их исправляем". По мнению академика Садовничего, университет будущего будет базироваться на науке другого поколения - на качественно другой энергетике, качественно другом изучении микро- и макромира, качественно другом изучении человека.


Современный университет, по мнению ректора Садовничего, это некий треугольник, где один угол - глубокая фундаментальная подготовка, второй - своего рода научная клиника, а третий - технологическая долина. То есть знания, которые применяются к новым технологиям, практика.


А самое, наверное, главное - междисциплинарность. Сегодня уже и сами студенты требуют не зацикливать образование в пределах одной специальности: будущие математики, к примеру, хотят слушать профессоров-физиков и профессоров-лириков. И наоборот. Ректор привел пример: когда в МГУ объявили, что любой студент может слушать выдающиеся курсы выдающихся лекторов не своего факультета, в первый же день записались 17 тысяч желающих...


- Безусловно, нужно готовить специалистов, владеющих многими языками, - подчеркнул Виктор Антонович.


И добавил:

- Я бы советовал еще учить китайский.


Вообще о важности глобальной ориентации образования говорили многие. Говорили о том, что сегодня главным языком публикаций бизнеса, своеобразным международным эсперанто становится английский язык. Немецкий, который еще недавно был в числе лидеров, уходит на второй план. Вердикт: без знания английского языка, без преподавания на английском языке нельзя построить университет ХХI века.


Кто "производит кризисы"


Декан факультета свободных искусств и наук СПбГУ,экс-министр финансов Алексей Кудрин привел статистику: каждый человек в среднем восемь раз за жизнь меняет работу и работает в смежных областях. Поэтому с учетом динамики развития технологий главное - воспитать творческие возможности, научить студента учиться постоянно, всю жизнь.


- В этом суть нашей программы. Мы готовим людей, которые могут более смело работать в современном мире, - заявил Кудрин. По его словам, 40 процентов менеджеров на Уолл-стрит получили бакалаврскую степень распространенного на Западе стандарта образования Liberalartistscience - "либеральные искусства и науки".


- Теперь понятно, кто "производит кризисы", - подтрунил над коллегой Герман Греф и уже серьезно поинтересовался:


- Ваш вуз уже в ХХI веке?


- Пока эксперимент, полноценный стандарт только на нашем факультете, - заметил Кудрин. - Но эти принципы нужно внедрять в программы всех университетов.

Между тем уже ряд вузов готов открыть подобные специальности. Это уход от избыточной специализации, когда выпускник школы уже сразу должен выбрать себе конкретную профессию. По словам бывшего главного финансиста страны, одна из задач вуза - воспитание критического мышления. Ко второму курсу студент определяет специализацию в одной из областей, и затем уже специализируется, включая магистратуру.


Кстати, по мнению и других экспертов, сегодня сами студенты выступают против узкой специализации. Поиск положения устойчивости, когда есть разные знания, - вот что такое Liberalartistscience. Как было образно сказано: чтобы создать iPhone и iPad, мало просто получить инженерное образование. Надо быть хорошим профессиональным инженером и очень профессиональным дизайнером.


Сегодня практически в каждом, даже весьма успешном технопарке можно наблюдать картину: ребята создают хорошее инженерное изобретение, но использовать его нельзя. Не те эргономика, дизайн, какие-то другие характеристики. А доводить некому: не хватает образования.


Куда летит шайба


Соруководитель Sberbank CIB Рубен Варданян удивился тому, что дискуссия вращается вокруг проблем образования, но до сих пор не пришла к мысли о том, а кто, собственно, учит. Если в Финляндии из 10 лучших выпускников 7 хотят стать преподавателями, а в США - двое, то в России - один из 30. Это показатель уважения к профессии. Эксперт убежден: если у нас лучшие выпускники вузов не будут мечтать стать профессорами, у нас не будет, как он выразился, нормального образования.


Между тем в дискуссии участвовал бывший премьер-министр Финляндии Эско Ахо - страны, система образования которой считается одной из лучших в мире.


Герман Греф задал вопрос: "Как вам удалось создать столь высокий престиж профессии учителя?".


- Вы помните историю Уэйна Гретцки? - ответил Эско Ахо. - У него спросили: в чем разница между хорошим игроком и звездой? Гретцки сказал: звезда, это игрок, который оказывается там, где шайба. А хороший игрок просто играет с шайбой. Мы понимаем: образование - это то, куда нужно инвестировать. Это то, где должна быть шайба. Поэтому профессия преподавателя находится в таком уважаемом положении.


По мнению финского эксперта, образовательная система претерпит существенные реформы в связи с оцифровкой. "Система образования должна понять, как пользоваться новыми цифровыми технологиями, - говорит Эско Ахо. - Пока, на удивление, мы это очень плохо понимаем".


Он привел такой пример. Один из отцов искусственного интеллекта, лауреат Нобелевской премии Герберт Саймон еще в 1957 году утверждал, что через десять лет машина обыграет лучшего шахматиста мира. Суперкомпьютер DeepBlue действительно обыграл Гарри Каспарова. Но произошло это через 40 лет.


- Я думаю, что это очень важный элемент, как обучить людей максимально пользоваться технологиями. Нам нужно интегрировать этот инструмент в жизнь и в образование, - заключил Эско Ахо.


Современный преподаватель вуза, считает заместитель председателя правительства РФ Ольга Голодец, должен быть компетентен и квалифицирован. Сегодня критическим является именно компетенция преподавателей.


Доступ студента к качественному образованию - это отсутствие доступа неквалифицированного педагога, недостаточно компетентного педагога к студенту. И это является самым принципиальным. Почему? Потому что у студента сегодня иначе считается время. Время на образование. Время, которое он тратит на получение информации. Время, которое он тратит на создание своих компетенций. Вот это, по словам вице-премьера, принципиальный момент в нашей конкуренции.


Переходя на личности


Насколько отечественная структура выпуска специалистов соответствует тому, что делается в передовых странах?


- У нас очень высока доля специалистов в сфере экономики и права, - говорит Герман Греф. - По количеству менеджеров в своей структуре мы превосходим США, Англию и Германию. Но здесь очень много менеджмента в кавычках. Вторая область -инженеры. Наши традиционные вузы выпускают их традиционно много. В то же время нехватка ощущается в сфере гуманитарных и естественных наук, медицины. Если сравнить нас с развитыми странами, мы видим перекосы.


В чем парадокс? Если говорить о том же менеджменте, то на самом деле это, пожалуй, самая дефицитная нынче специальность. Как считает Герман Греф, только несколько школ хорошего уровня готовят таких специалистов. Остальные просто продают дипломы. Оптом.

Вместе с тем, как заметил, советник президента РФ, экс-министр образования Андрей Фурсенко, образование не должно отставать от требований социальной сферы и экономики.


- Центр тяжести должен быть сдвинут в сторону запросов общества, экономики. Мы об этом говорим недостаточно. Но задачи для образования, в первую очередь, ставятся страной, - подчеркнул он.


А вот по мнению президента компании "Боинг" в России Сергея Кравченко, вузы ХХI века должны готовить прежде всего лидеров. Таких, которые могут создать продукты бизнеса, влияющие на будущее мира. Нужно готовить людей, которые могут организовывать работу больших коллективов. Именно эти качества востребованы сейчас в мировых компаниях. В подтверждение своей мысли Кравченко привел наглядный пример. В прямом смысле слова - из зала.


- Я очень не люблю переходить на личности, но у меня есть друг, он находится здесь - руководитель ОАК Погосян, - сказал Сергей Кравченко. - Он впервые в мире создал совершенно революционный самолет со стреловидным крылом, который никто и никогда не создавал. Меня всегда удивляло, почему человек, создавший самолет, который изучают в Америке, не имел даже степени доктора наук? Но потом он очень быстро стал академиком, потому что занимался реальным делом. Для него вопросы лидерства и успеха проекта были важнее, чем ученые степени.


Почему сейчас такой большой крен в сторону корпоративного образования? Людей нужно учить работать вместе - в бизнес-школах, в университетах, на производстве, - убежден Кравченко. Например, когда создавали российский региональный самолет, лозунг: "Работаем вместе" висел на каждом рабочем месте российского инженера.


И тут возник любопытный момент. Ректор Виктор Садовничий заметил, что в научно-техническом центре "Боинга" в Москве до 80 процентов научных сотрудников - выпускники двух факультетов МГУ, а также Бауманки, других российских вузов. На что Кравченко подтвердил: да, выпускники Московского университета, Физтеха, Бауманки, МАИ с их фундаментальным образованием очень востребованы американской фирмой.


Курсом на Курсеру


А завершилась интереснейшая дискуссия вновь голосованием. На сей раз участникам предложили вопрос: "Как перейти в модель образования XXI века"?


Так вот на первое место эксперты поставили практику.


На второе - современный профессиональный менеджмент в управлении вузами. Университеты Средневековья управлялись канцлерами, в ХХ веке - ректорами, которых избирали на Ученом совете. Теперь пришло время менеджеров, а не ученых. К сожалению, отмечалось, что большинство ректоров российских вузов не говорят по-английски. И это колоссальная проблема.


Ну, а третье - переход на новые технологические платформы образования. Это то, что называется платформами для всеобщего доступа, онлайн-образование. В ходе дискуссии говорили про Курсер - знаменитую систему электронного обучения, основанную профессорами Стэнфорда. Сейчас Курсера охватывают более ста самых рейтинговых вузов мира (как правило, американских и английских; российских вузов два - СПбГУ и МФТИ) и предлагают более 500 образовательных курсов. Чаще всего - по математике, информатике, экономике. И, в основном, на английском языке.


- Сейчас в Курсере учится более десяти миллионов человек! - комментирует Герман Греф. - Это 10 процентов всех студентов в мире.


Надо сказать, что российским ответом Курсере стал Универсариум - первый межвузовский проект электронного образования, в котором участвуют ведущие университеты страны. Эту электронную площадку можно называть как угодно: университетом, колледжем, школой. И все определения, в общем-то, будут верными: здесь бесплатно дают новую информацию тем, кто готов ее получать с помощью новых информационных технологий.


Кейсы из реальной жизни


В ходе обсуждения эксперты затронули и многие другие проблемы. Например, как учить... гениев?


- Такие люди, как, скажем, Билл Гейтс и Стив Джобс единичны, - говорил ректор Физтеха Николай Кудрявцев. - Это "художники". Но за ними должна стоять большая армия очень квалифицированных сотрудников. Даже для технарей нужен больший спектр и больше гуманитарных знаний. Конкуренция очень сильно двигает вузы вперед, к тем же рейтингам. Хотя они должны быть не самоцелью, а цель должна быть, конечно, удовлетворением потребностей общества.


А вот, по мнению министра связи и массовых коммуникаций РФ Николая Никифорова, один из самых важных моментов - стоимость образования. Так, в отраслевых вузах минкомсвязи есть определенный норматив финансирования - 130 тыс. рублей. Достаточно ли этих средств для того, чтобы сделать действительно прорывные вузы? Скорее недостаточно.


- Есть другой опыт, - говорил министр.


Недавно он возглавил совет Университета Иннополис, частного вуза, который ориентируется на IT, робототехнику. Там другая модель финансирования - за счет спонсоров, лидеров IT-коммуникаций. Это грантовая модель. "У меня нет ответа на вопрос, сколько должно стоить образование в России, но мы должны пройти несколько развилок", - считает Никифоров.


Вице-премьер Аркадий Дворкович сослался на собственный опыт: у него три диплома о высшем образовании, полученные как в России, так и за рубежом. По его словам, модели образования во всех трех университетах, может, и разные. Но суть одна -профессиональное управление вузом и блестящая профессура.


- Это и создает ту среду, в которой человек, если хочет учиться - будет учиться, а таких всегда процентов 10 в университете, - заявил он.


Не нужно питать иллюзий, что все студенты в университете всегда будут учиться глубоко и отлично. Такого не бывает. У вузов есть еще функция социализации, эта функция востребована обществом. Но есть 10 процентов, которые хотят получить фундаментальные знания, профессию. И вузы, считает Дворкович, должны ориентироваться именно на них, а не пытаться заставлять учиться блестяще всех. Это пустая трата денег и времени. Вместе с тем, как подчеркнул он, в основе качественного высшего образования находится базовое, среднее образование.


Александр Жуков, первый заместитель председателя Госдумы считает, что университетское образование не должно быть направлено на выращивание гениев. Гения вырастить невозможно. Потому что не университет создал Ломоносова, а Ломоносов создал университет. Точно также и Билл Гейтс, и другие. Они гении, не потому, что где-то учились.

Образование должно быть не абстрактным, а рассчитанным на кейсы из реальной жизни. Это приведет к улучшению высшего образования, - считает Жуков.


По мнению многих выступавших, чтобы современная модель образования изменилась, необходимо также обратить внимание на проблемы начального и среднего образования.


- Когда я прихожу в педагогический университет и говорю, что плохо они учат, там говорят: "К нам очень плохие идут школьники". Я еду в район. Спрашиваю: "Почему так плохо у вас дела со школами?" Мне говорят: "очень плохих преподавателей присылают". - "Это необходимо менять", - говорит глава Дагестана Рамазан Абдулатипов.


В Дагестане реализуется проект "Школа будущего". В этом году 400 школ уже будут обеспечены всеми необходимым программами, материалами. А в следующем - остальные. Но глава Дагестана обратил внимание и на другое - на работу филиалов московских вузов. Их в республике 62. Проверка качества образования показала: только восемь филиалов отвечают требованиям аттестации и аккредитации.


Мнение

Евгений Велихов, академик РАН:

- Среди студентов есть совсем разные люди. Есть романтики, мечтатели, фантасты - они вообще все живут как бы своем и научном, и жизненном мире. Важно, как можно раньше увидеть в молодом человеке либо разработчика, либо инженера, либо организатора.

   Если говорить о создании современных систем, которые дают глобальные изменения в продуктивности общества, то это требует очень крупных вложений. Но есть и другой путь. Он заключается в том, что нужно объединить промышленность, научные коллективы и образование в одном месте. Важно, чтобы студент имел доступ к лучшему: и к игрушке, которая его сейчас увлекает, и к реальным серьезным проектам будущего, и ко всему глобальному миру. Но для этого в нашей стране должны быть созданы соответствующие условия, и этим всем нам нужно заниматься.



Источник: Российская газета

Назад к списку


Добавить комментарий
Прежде чем добавлять комментарий, ознакомьтесь с правилами публикации
Имя:*
E-mail:
Должность:
Организация:
Комментарий:*
Введите код, который видите на картинке:*