Алферов, Гинзбург. Кто следующий?

21.05.2014 179
Текст: Юрий Медведев

Источник: Российская газета

Российской физике исполнилось 300 лет и 80 лет - знаменитому Физическому институту РАН, где работали сразу 7 из 11 российских физиков, лауреатов Нобелевской премии. Как сегодня живет российская физика? Об этом рассказывает заместитель директора ФИАН, член-корреспондент РАН Николай Колачевский.

Физик в нашей стране долгие годы был не просто ученым, а символом науки. Имена Ландау, Капицы, Курчатова, создателей лазера Басова и Прохорова и многих других ученых постоянно были на слуху. А, может быть, вообще есть такой бренд - российский физик? Есть у него какая черта, которая отличает его от зарубежных коллег?


Николай Колачевский: Я бы использовал термин - "творческая наглость". Думаю, именно она отличает наших физиков. Конечно, наглость в хорошем смысле слова. Ведь творчеством можно заниматься по-разному. Можно прийти и разрабатывать уже кем-то открытую "золотую жилу", там всегда найдется много разных ответвлений. Это своего рода канонический подход, человек двигается проторенным путем, избегая конфликтов с традициями и устоявшимися представлениями. Здесь немного шансов сбиться, совершить ошибку и потерять время.

А можно искать свой особый путь. Но неизведанное - очень большой риск, малые шансы на успех. Ведь вы замахнулись на устои, созданные многими поколениями предшественников. Они уверены, что знают истину, а вы вдруг в этом засомневались. Поэтому надо быть готовым к очень серьезной борьбе, отстаивая свои идеи. Чтобы решиться на подобное, нужна та самая творческая наглость, подкрепленная как интуицией, так и глубокими знаниями. Зато результат может стать научным прорывом мирового значения.

Альма-матер многих был Московский физтех, который считался настоящей вольницей. Ставшие известными во всем мире выпускники до сих пор вспоминают физтеховские посиделки с баранками и самоваром. Студент сидел рядом со знаменитым академиком, с которым можно было запросто поспорить и даже подшутить над "светилом". Никакие авторитеты не признавались.

Николай Колачевский: Совершенно верно, таков и был дух, суть Физтеха. Здесь царила специфическая атмосфера, в вуз были приглашены многие звезды нашей физики. На одного преподавателя приходилось всего несколько студентов. Так готовился фактически штучный товар. И конечно, важно, что между студентами была жесткая конкуренция. Ведь сюда отбирались самые яркие, самые талантливые ребята со всей страны. Физтеховские олимпиады выискивали самородков из самой далекой глубинки. Говоря образно, они стремились не в столицу, а хотели делать науку. Фанатично были ей преданы.

Есть мнение, что "золотой век" физики позади, настал век наук о человеке - генетики, биологии, медицины. Они обещают избавление от всех болезней и чуть ли не бессмертие. Они, а не физика становятся центром притяжения для молодежи всего мира.

Николай Колачевский
: Вся история науки доказывает, что она развивается циклически. В конце ХIХ века считалось, что эра физики закончилась, что все уже описано законами Ньютона. Но пришли Эйнштейн, Шредингер, Дирак, и начался, может быть, самый яркий период в истории науки, когда были открыты и пересмотрены многие основополагающие принципы мироздания. И сейчас перед физикой стоят не менее фантастические задачи. Например, на рубеже ХХI века было сделано открытие, которое поразило научный мир. Согласно всем теориям, после Большого взрыва наша Вселенная должна расширяться с замедлением. И вдруг оказалось, что она, наоборот, ускоряется. Почему? Ответ на этот вопрос может стать прорывом, который вновь изменит картину мира.

А тайна "темной материи" и "темной энергии"? Ведь из них на 95 процентов состоит наша Вселенная и всего на 5 процентов из массы планет, Солнца и других звезд. Эти загадки еще предстоит раскрыть.
Когда мозги размениваются на деньги

Будущие нобелевские лауреаты сейчас куются в вузовских аудиториях. Но преподаватели многих вузов говорят, что сейчас студент уже не тот. Это чувствуется в Физтехе, где вы там преподаете параллельно с работой в ФИАН?

Николай Колачевский:
Для меня этот вопрос крайне болезненный. Мало того, что я сам закончил этот вуз. Мой отец был одним из первых его преподавателей, составивших костяк знаменитой физтеховской школы в середине 1950-х годов. Так что я потомственный физтеховец, и всё, что происходит, воспринимаю, может быть, излишне эмоционально. Понимаете, вроде бы всё, как и прежде: и преподаватели самые сильные, и ребята приезжают со всей страны толковые, с очевидным желанием учиться. Ходят на лекции, слушают, задают вопросы. Но проходит 3-4 года, и что-то в них меняется. Мотивация к серьезной науке пропадает. Практически все устраиваются в какие-то фирмы, конторы, начинают зарабатывать деньги. А если мальчик или девочка только начали составлять простенькие программы и им за это готовы платить по 50-100 тысяч рублей, то квантовая физика в их голове уходит на второй план. Целью становятся деньги, а не наука, не трудный поиск истины. Конечно, студенты во всем мире пытаются зарабатывать, но таких денег, какие им предлагают в Москве, нет нигде. Это развращает молодежь.

Говоря образно, сегодня мозги размениваются на рубли. Но тогда у нашей науки печальные перспективы. Прорывные исследования будет просто некому делать. А значит, и нобелей у нас скорей всего больше не будет?

Николай Колачевский
: И все же, я думаю, что у нашей физики хорошие перспективы. Во-первых, уверен, что постепенно фетиш денег ослабнет, это в России своеобразная болезнь роста. И все встанет на свои места, как было во многих других странах. А самое главное, что всегда среди наших студентов есть настоящие таланты, которые видят себя в науке. Важно их вовремя выявить, а потом удержать. Это непросто: нужны интересные перспективные тематики, финансирование, условия роста. Обиднее всего, когда человек, который прошел наши "университеты", в которого мы вложили свои знания, помогли получить самостоятельную перспективную работу, обретая имя в науке, уезжает за границу. Каждый такой случай - сильный удар по развитию физики в России.

Как избавиться от балласта

Многие ученые утверждают, что начавшаяся реформа академий может покончить с наукой в России. Ваше мнение?

Николай Колачевский:
В реформе пока много неясного, никто толком не может сказать, как она пойдет. Президент РАН академик Фортов призывает подождать с выводами, оценить хотя бы первые результаты реформы. Со своей стороны, я считаю, что выделяемые на науку деньги не эффективно размазывать ровным слоем по множеству институтов, их надо концентрировать на наиболее сильных коллективах, на приоритетных направлениях. Иногда читаешь название института и ловишь себя на том, что о таком почти ничего и не слышал. А ведь он тоже финансируется из бюджета, "отщипывая" ресурсы у известных во всем мире коллективов.

Надо провести серьезную инвентаризацию научных направлений, выявить авангард, и поддержать его за счет отмирающих тематик, обеспечив возможность нормальной научной работы. Важно, чтобы такую оценку давали не чиновники и дилетанты, руководствуясь сугубо формальными показателями, цифрами о публикациях, цитировании, а авторитетные эксперты. Если удастся провести таким образом анализ деятельности институтов и тематик, то это позволит кардинально изменить ситуацию в науке. Очистить ее от балласта, достойно поддержать тех, кто работает на высоком уровне, и, как следствие, занять передовые позиции в мировой науке.

Хиты от физиков

Итак, российской физике исполнилось 300 лет. У нее много громких достижений, в частности, создание атомного щита и лазеров, завоевание космоса, наши физики удостоены Нобелевских премий. Но сейчас вся российская наука падает в мировом рейтинге. Какова ситуация в физике? Мы интересны западным коллегам?

Николай Колачевский
: Несомненно, интересны. Достаточно послушать лестные отзывы об участии наших ученых в самом масштабном проекте XXI века - Большом адронном коллайдере. Сейчас при нашем активном участии в Германии создается очень крупная установка: лазер на свободных электронах. Еще один суперпроект - международный термоядерный реактор ИТЕР, где россияне играют одну из ведущих ролей. Думаю, трудно назвать крупный международный проект в области физики, где бы не участвовали наши ученые. Почти в каждой яркой публикации промелькивает знакомая фамилия известного российского ученого.

По-прежнему среди лидеров российские исследования в космосе. Запущенный в 2011 году радиотелескоп "Радиастрон", планируемый к запуску "Миллиметрон", плеяда миссий по исследованию Солнца просто уникальны. На мировом уровне и наши создатели лазеров, в частности, для медицины. А например, в ФИАН создаются новые типы томографов, которые выявляют онкологические заболевания на самой ранней стадии. Разрабатываются простой в эксплуатации и относительно недорогой безжидкостный томограф, а также томограф для ранней диагностики заболеваний мозга. Надо выделить исследования высокотемпературной сверхпроводимости, инициированные академиком Гинзбургом. В ФИАН для этого создана специальная лаборатория, за ее работами сегодня пристально следят ученые всего мира.

Перефразируя классика, могу сказать, что слухи, будто бы российская физика сдала свои ведущие позиции, сильно преувеличены. Она по-прежнему выполняет первоклассные исследования, и уверен, что Нобелевская премия по физике у нас обязательно будет.
Российские физики, нобелевские лауреаты

1958 - Павел Черенков, Игорь Тамм, Илья Франк за открытие и объяснение эффекта Черенкова

1962 - Лев Ландау за теорию конденсированных сред и жидкого гелия

1964 - Николай Басов, Александр Прохоров за исследования, которые привели к созданию лазера

1975 - Андрей Сахаров за борьбу со злоупотреблением властью и любыми формами подавления человеческого достоинства

1978 - Петр Капица за открытие в области физики низких температур

2000 - Жорес Алферов за разработки в полупроводниковой технике

2003 - Алексей Абрикосов, Виталий Гинзбург за создание теории сверхпроводимости 2-го рода и теории сверхтекучести жидкого гелия-3

Справка "РГ"

Российской физике исполнилось 300 лет. Свое начало она берет со знаменитой Кунсткамеры, которую в 1714 году основал Петр I. Кроме всяческих раритетов царь из-за границы привез в Россию различные приборы, механические и гидравлические машины. Все это затем перекочевало в императорскую Академию наук, где была открыта Кафедра физики, ставшая первым в стране центром развития физики.

Источник: Российская газета

Назад к списку


Добавить комментарий
Прежде чем добавлять комментарий, ознакомьтесь с правилами публикации
Имя:*
E-mail:
Должность:
Организация:
Комментарий:*
Введите код, который видите на картинке:*