Два диплома в одни руки

13.05.2014 287
Источник: Российская газета


Текст: Ирина Ивойлова

Будет ли вновь учитываться при поступлении в вуз золотая медаль? Что войдет в портфолио выпускника школы? Нужно ли засчитывать средний балл аттестата? Сколько должно стоить место в студенческом общежитии? На вопросы "РГ" отвечает ректор РУДН, председатель ВАК, экс-министр образования и науки России Владимир Филиппов.

Владимир Михайлович, снова предлагается вернуть в школу золотую медаль и учитывать ее при поступлении в вузы. Экзамен по иностранному языку опять стал обязательным, а в тестах ЕГЭ расширяется устная часть. Почему такие шараханья в реформе образования? Может, честнее отменить ЕГЭ?


Владимир Филиппов: Когда-то вместе с одной из газет мы проводили конкурс и пообещали приз тому, кто найдет хоть одну семью директора совхоза или колхоза, дети которого не получили бы в школе золотую медаль. Не нашлось таких семей. Так что цена медали может быть разной.


Во всех ведущих странах мира принята тестовая система, это Единый экзамен для всех. Не важно, бедный ты или богатый, и в какой школе ты учился - в элитной или обычной. Да, надо обеспечить объективность проведения этого экзамена. Признаемся, у нас бывают единичные нарушения, может, около 2-5 процентов. Но для России отмена ЕГЭ - возврат к коррупции.

Меня ректоры часто упрекали: "Мы берем абитуриентов по бумажкам, надо же им в глаза посмотреть!". Но смотрели-то в вузах ранее, при вступительных экзаменах, не в глаза, а в карман, пытаясь вынудить платить хоть законным путем, хоть незаконным. И не забывайте, что ЕГЭ сделал поступление в вузы доступным для многих способных школьников из отдаленных регионов. И для такой огромной страны, как Россия, это особенно важно.


Но за границей смотрят не только на тесты, но и на портфолио, которого у нас до сих пор нет. Почему мы опять так непоследовательны?


Владимир Филиппов: Да, с портфолио мы немножко задержались. Идею "портфолио" в дополнение к ЕГЭ предлагал внедрять еще в 2002 году талантливый педагог, директор Вальдорфской школы Анатолий Аркадьевич Пинский. Против портфолио никто не возражал, и сообщество договорилось: сначала опробуем и введем ЕГЭ, а потом - портфолио. Эксперимент с ЕГЭ длился рекордно долго - восемь лет, а эксперимент с портфолио, для которого потребовалось бы 3-4 года, так и не начался.


Нельзя ввести портфолио без эксперимента? Договориться, например, что мы учитываем в нем средний балл аттестата или результаты сочинения?


Владимир Филиппов: Я считаю, что эксперимент с портфолио нужен. А что касается среднего балла аттестата, то я против. Зачем трижды наступать на одни и те же грабли? Средний балл мы пытались учитывать дважды - в советское время и в 1990-е годы. Но оба раза уже через три года отказывались от этого.


Статистика показала: средний балл во всех школах страны сразу увеличился, но знания учеников лучше не становились. Более того, в обществе сразу возникала волна возмущения против возрастающих поборов и взяток в школе из-за борьбы за высокий средний балл аттестата. И с сочинением могут быть такие же проблемы. Учителя сейчас даже взятку брать не будут. Они скажут родителям: ваш ребенок слабенький, пусть приходит ко мне на дополнительные занятия по 10 долларов за час.


Я не против сочинения, но проверять его должен человек из другой школы или из вуза, при обеспеченной анонимности автора сочинений. Как только мы сможем обеспечить такую возможность - пожалуйста! В портфолио можно учитывать участие в разных всероссийских конкурсах, в том числе - в районных, городских, республиканских этапах Всероссийской олимпиады, спортивные и творческие достижения. Но надо четко определить, какие именно успехи важны.


Для многих ректоров, например, важно, чтобы были механизмы приема талантливых детей: спортсменов, музыкантов - победителей различных российских и международных соревнований и конкурсов. Наличие таких детей в вузе стимулирует развитие студенческих коллективов. В следующем году в РУДН, например, планирует поступать по целевому приему команда девушек из школы Олимпийского резерва, и мы заинтересованы в таких студентах. Им нужно учиться в одном вузе, чтобы продолжать вместе тренироваться, а нам важно, чтобы в студенческой среде были такие лидеры, которые подавали бы пример спортивного образа жизни другим.


А если включать в портфолио дипломы художественной или музыкальной школы?


Владимир Филиппов: Я очень люблю прекрасную оперетту "Свадьба в Малиновке". Помните, там Попандопуло говорит: "Деньги настоящие! Видишь, написано: "Министр финансов Попандопуло"? Бери, бери! Я себе еще нарисую!". И в том, что у нас все кинутся рисовать разные грамоты, свидетельства, дипломы, я не сомневаюсь.


Все знают, что РУДН принимает много иностранцев, и девиз вашего вуза: "Мы готовим мировую элиту". А у российских абитуриентов есть шансы стать такой элитой?


Владимир Филиппов: В этом году мы набираем четыре тысячи студентов: две тысячи россиян и две тысячи иностранцев. При этом на платной основе поступают около 60 процентов студентов. Самый большой конкурс в РУДН, как и везде, на гуманитарные, социально-экономические, медицинские специальности. Поменьше на инженерный. Относительно невысокий конкурс на аграрный и экологический факультеты, но зато на этих трех факультетах много мест с общежитием.


Новые специальности или факультеты в этом году у вас откроются?


Владимир Филиппов: В специальностях и направлениях подготовки бакалавриата у нас ничего не изменится. Серьезный вуз тем и отличается, что в нем не может быть каждый год много новых специальностей. Подготовка хороших специалистов всегда должны быть связана с научной деятельностью.


Для того чтобы в вузе появилась новая хорошая специальность, надо около 20 лет: нужны научные школы - выпускники, аспиранты, а затем и свои кандидаты и доктора наук, которые выросли в этом же вузе. А вот в магистратуре у нас появится около 30 новых специализаций, причем - на английском языке. Это, как правило, совместные магистратуры РУДН и зарубежных вузов, когда один год магистранты учатся в РУДН, а второй - за рубежом. Поэтому выпускники получают два диплома.


Место на койке

В этом году некоторые вузы повысили плату за общежитие чуть ли не в десять раз. Сколько сейчас стоит место в общежитии РУДН?


Владимир Филиппов: В новом Законе "Об образовании" говорится, что устанавливать стоимость обучения можно только с согласия совета студгородка. Мы так и сделали. Подробно расписали все расходы по содержанию студгородка: сколько идет на уборку территории, содержание лифтов, коммунальные платежи, показали расходы в целом на каждый корпус общежития и дали право студенческому активу проверить все данные за два прошедших года. Получилось, что общежития, которые построены 5-10 лет назад, менее затратны, чем старые пятиэтажки коридорного типа.


При этом студенты, конечно, хотят жить в современных общежитиях. После многочасового обсуждения совет студгородка, который возглавляет, кстати, студент из Сенегала Гуиссе Калиду, решил: раз все стремятся в более комфортабельные общежития, цена там будет выше, чем в старых корпусах-пятиэтажках. В итоге место в комнате в пятиэтажке стоит 201 рубль в месяц, а стоимость проживания в комнатах в более современном общежитии, квартирного типа доходит до 2000 рублей. Если бы в этом вопросе были задействованы только административные и экономические меры, а не демократические, могло бы получиться, что место в пятиэтажном общежитии коридорного типа с душем внизу стоило бы значительно больше, чем место в комнате, где у вас и душ, и туалет рядом.


Сколько денег на содержание общежитий дает вузам Минобрнауки?

Владимир Филиппов: Министерство почти полностью оплачивает расходы на электричество, воду, газ. А, например, на содержание, на текущий ремонт и ремонт лифтов бюджетных денег уже не хватает. В год на ремонт у нас в РУДН только 10% из федерального бюджета, остальные 90 - внебюджетные средства вуза. Охрана, видеонаблюдение - тоже за счет вуза. Если брать в целом студгородок РУДН, то он обходится нам в 210 миллионов рублей, из них их средств минобрнауки - около 36 миллионов.


Иными словами, одну шестую часть. У остальных вузов так же?


Владимир Филиппов: Нет. У всех по-разному. Сейчас деньги на содержание общежитий заложены в норматив, который получают вузы на каждого студента. Будущий медик, например, стоит 180 тысяч рублей, инженер - 120 тысяч, гуманитарий - 60 тысяч рублей. Министерство определяет: в эту сумму включены все расходы, в том числе и на общежития. Но у одного вуза их нет, а у другого - тысячи квадратных метров, как у нас. Тем более что у нас большинство студентов - иностранцы, и мы не можем им сказать: "У нас нет мест, снимайте квартиру сами!".


Москва, в отличие от Парижа и Лондона, не имеет практики доступного найма студентами квартир. В Европе и Америке, наоборот, большинство вузов почти не имеют общежитий. Студенты снимают квартиры в городском секторе. Когда-то это будет и у нас, но пока мы должны стопроцентно обеспечивать иностранцев общежитиями. А это большие расходы.


Когда вы были министром образования, как вузы получали деньги на общежития?


Владимир Филиппов: Тогда для всех вузов были установлены минимальные суммы платы за общежития, но не забывайте, это же конец 1990-х годов, ситуация была гораздо тяжелее. Я пришел в правительство Примакова после августовского дефолта 1998 года. Перед нами стояли две большие проблемы: невыплаты зарплат работникам образования и долги за коммуналку. Тогда ректоры предложили минфину: "Дайте нам две трети расходов на коммуналку, а треть мы найдем сами". Тогда у вузов впервые появилась определенность и они получили гарантированные суммы из бюджета. Сейчас иногда депутаты вузам говорят: хотите снизить стоимость общежитий - снимите охрану, уберите видеонаблюдение или реже мойте полы. Не каждый день, а раз в неделю. А если хотите мыть каждый день - за счет общих выделенных вузу средств, а она включает и зарплату преподавателям, которую надо повышать. Между тем, при распределении средств надо учитывать себестоимость содержания общежитий, их площадь, и, может, даже специфику контингента студентов, например, студентов-иностранцев, как это было в советское время.


Получается, деньги на общежития должны идти вузам отдельной строкой?


Владимир Филиппов: Да, чтобы было видно, кто, на что и сколько получил. Принцип "все включено" годится только для хорошо развитых экономик. Между прочим, с коммунальными расходами школ были похожие проблемы. По примеру некоторых стран, в 1990-е годы расходы на школу повесили на муниципалитеты. В итоге оказалось, что у райцентров нет денег ни на зарплату учителям, ни на содержание зданий. И только с 2002 года у нас за зарплату отвечают регионы, а содержание школьных зданий, их ремонт оплачивают муниципалитеты. И если бы мы не приняли тогда это решение, сейчас не смогли бы обеспечить всем учителям среднюю зарплату по региону. Поэтому в финансовых вопросах надо быть готовым идти на компромисс.


Министр Дмитрий Ливанов высказался против комендантского часа в общежитиях. В РУДН он есть?


Владимир Филиппов: Комендантского часа в РУДН давно уже нет, но есть правило: после часа ночи студент должен уйти из чужой комнаты. А если возникли какие-то особые обстоятельства, то надо позднее пребывание заранее согласовать с соседями по комнате и с тьютором-воспитателем. В любое время, хоть в два, хоть в три часа ночи можно выйти или зайти в общежитие. Но в свое общежитие, а не в соседнее.


У нас многие студенты подрабатывают и поздно возвращаются, поэтому ограничений в этом вопросе быть не может. Они взрослые люди и указывать им, как жить и когда возвращаться недопустимо. Да и любовь в молодости еще никто не отменял.



Источник: Российская газета

Назад к списку


Добавить комментарий
Прежде чем добавлять комментарий, ознакомьтесь с правилами публикации
Имя:*
E-mail:
Должность:
Организация:
Комментарий:*
Введите код, который видите на картинке:*