Чем рискует Ломоносов

14.01.2014 294

Источник: Российская газета

 

 

Текст: Ирина Ивойлова

 

Когда полетит студенческий спутник? Сколько "углов" у университетского образования? Появится ли дополнительный ЕГЭ для победителей олимпиад? Об этом и не только корреспондент беседует с ректором МГУ академиком Виктором Садовничим.

 

Кластер для таланта

 

Виктор Антонович, в МГУ открылась медицинская клиника, инновационный центр. Теперь вот появилась информация, что университет построит гигантский научно-технологический кластер на Воробьевых горах. Для чего все это? Чтобы стать первым в рейтингах?

 

Виктор Садовничий: В ведущих странах мира есть международные агентства по инноватике, которые каждый год называют самую успешную с точки зрения инноваций страну. Второй год подряд такой страной является Швейцария. Недавно в МГУ был ректор Цюрихского технического университета, который объяснил этот успех университетским образованием, которое построено там в виде треугольника: один угол - сам университет, другой - клиника при нем, третий - политехнический кластер или технический университет. Вот этого третьего уровня нам не хватает.

   У нас есть большой участок на новой территории в 100 гектаров, где мы планируем построить фундаментальный научно-технологический кластер "Воробьевы горы". Сейчас в МГУ работает группа из 80 человек, которой руковожу я. Мы собираем идеи, предложения кафедр, лабораторий университета для прорывных будущих технологий. Анализ всей собранной информации станет основой архитектурного проекта кластера.

 

Но ведь в МГУ уже есть корпус для инновационных проектов. Там что, мало места?

 

Виктор Садовничий: В том корпусе располагаются, по сути, малые инновационные предприятия. Мы уже полгода отбираем по конкурсу молодежные группы по 7-10 человек, которые выдвинули идею и готовы попробовать ее осуществить. Сейчас есть сто групп, которые как раз и размещаются или будут размещены в новом Ломоносовском корпусе. Они, видимо, станут основой кластера и перейдут на новую технологическую площадку. Кроме того, у нас еще есть несколько десятков отобранных групп, которые продолжат на год-три исследовательскую работу в Ломоносовском корпусе.

   Конечно, часть групп себя не покажет, часть научных направлений не подтвердится. Мы к этому готовы. И это, если хотите, определенный риск университета и лично мой. Наверное, было бы проще построить на свободных территориях учебные корпуса, но развитие университета должно идти именно в кластерном направлении.

 

Какие исследования станут приоритетными?

 

Виктор Садовничий: Мы изучили все, что делается в США, Китае, Японии, Гонконге, Европе. У каждого университета есть своя специализация. Пока мы выбрали несколько направлений. В том числе информатику, науки о человеке, исследования космоса. Бизнес-проект кластера просчитан, на первых двух этапах бюджетные средства нам не понадобятся.

 

Как это будет выглядеть на практике? Приходит группа ученых и говорит: "Мы изобрели лекарство от рака, знаем, как его сделать! Дайте помещение и приборы"?

 

Виктор Садовничий: Они еще должны указать партнеров, найти средства и отчитаться о том, что у них получилось или не получилось. Мы даем им только помещение, компьютеры, приборы, простейшее оборудование.

 

А производить это лекарство тоже надо на территории кластера?

 

Виктор Садовничий: По идее, опытные образцы, небольшие партии, высокотехнологичные приборы должны изготавливаться прямо на месте. Еще одна задача - в сотрудничестве с бизнесом находить тех, кто станет все это массово производить. Пока у нас это получалось. В Балашихе мы построили завод по производству тормозных колодок, в Туле выпускаем медицинский прибор тактил, в Алексине прорабатываем проект по выпуску высокотехнологичных материалов.

 

Не всякий рейтинг нам нужен

 

Почему в числе вузов, которые получили деньги на развитие конкурентоспособности, нет МГУ?

 

Виктор Садовничий: И МГУ, и СПбГУ обратились к правительству с просьбой не рассматривать нас в программе повышения конкурентоспособности вузов, чтобы не ущемлять интересы тех университетов, которые начинают эту работу чуть позже, чем мы. Мы просили лишь поддержать наши программы развития. И нам такая поддержка обещана.

 

Но согласитесь, вузу, который стоит на 100-м месте, проще стать десятым или пятым, чем тому, кто занимает место в пятой сотне, переместиться в первую?

 

Виктор Садовничий: Есть еще и интересы всего российского университетского образования. Если наши университеты, получив поддержку от государства, войдут в топ-, скажем, 200 или 300, они существенно повысят уровень российского образования. Я знаю, что многие из тех 15 ректоров, которые получили средства на развитие конкурентоспособности, настроены весьма серьезно.

 

Какие вузы, по вашему мнению, войдут в международные рейтинги?

 

Виктор Садовничий: Здесь надо посмотреть на вопрос шире и определить, какие именно рейтинги нас интересуют. Хороший рейтинг недавно предложила Саудовская Аравия. Там больше внимания уделено академическим критериям и качеству образования, и МГУ вошел в топ-100. По данным рейтинга агентства "Эксперт-РА", которое опрашивало самых крупных работодателей, таких как Боинг, Интел, БМВ, МГУ стоит на 47-м месте, а Массачусетский технологический университет (MIT) - на 212-м. Хотя в других рейтингах MIT первый. Это говорит о том, что нужны рейтинги, отвечающие более широкому спектру университетских задач. Они должны учитывать качество образования, перспективы выпускников, мнение работодателей, значение университета для страны и, конечно, его научные результаты. Пока ни один из рейтингов на роль университетов так широко не смотрит. Но такой международный рейтинг очень нужен.

 

Государство должно участвовать в создании рейтингов?

 

Виктор Садовничий: Ни один рейтинг не создается без участия тех или иных структур, связанных с госвластью. И я считаю, что и наши рейтинги вузов должны так или иначе поддерживаться государством. Ведь в конечном итоге главная цель каждого рейтинга - привлечение инвестиций в свою страну. К примеру, для Шанхайского рейтинга было еще важно определить те университеты за границей, куда поедут учиться студенты из Китая. Там приоритет - количество нобелевских лауреатов в вузе. Хотя, конечно, рейтинг должен быть абсолютно независимым от влияний извне.

 

Сдаст ли самородок ЕГЭ?

 

Как часто иностранцы - выпускники МГУ остаются работать в России?

 

Виктор Садовничий: Очень редко. Но и россияне - выпускники иностранных вузов теперь реже остаются после учебы за границей. Работодатели там чаще отдают предпочтение стажерам, чем выпускникам вузов. Большое преимущество сейчас имеют студенты из Китая, Японии, Юго-Восточной Азии. Они учатся в США, Европе, иногда остаются там поработать, но так уж устроен их менталитет, что они обязательно возвращаются домой. А если нет, то обязательно построят библиотеку в своем университете, из которого уехали учиться за границу.

 

Недавно ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов поставил под сомнение качество олимпиад и предложил ввести для победителей и призеров дополнительный ЕГЭ. Как вам это предложение?

 

Виктор Садовничий: Было совещание в минобрнауки, где этот вопрос горячо обсуждался. Претензий к олимпиадам нет ни у одного ректора. Но исподволь все же звучало: плохо, если у победителя олимпиады оценка за ЕГЭ по этому же предмету - 45 или 50 баллов. После дискуссий мы остановились на том, что у победителя или призера олимпиады по "своему" предмету не должно быть меньше 65 баллов.

 

А вдруг какой-нибудь самородок - будущий Ломоносов - недотянет до нужного балла на ЕГЭ, ведь всякое случается?

 

Виктор Садовничий: Мы посмотрели статистику по МГУ. Ведущие университеты это новшество никак не затронет. Вот некоторые инженерные вузы могут пострадать: у них ряд победителей имеет не очень высокий балл ЕГЭ.

 

В прежние годы у Российского союза ректоров было много претензий к мониторингу вузов. А сейчас вас все устраивает в критериях?

 

Виктор Садовничий: Критерий о работодателях, который добавился в мониторинге, - правильный. Но некоторые ректоры говорили мне, что из-за нескольких человек, обратившихся по разным причинам на биржу труда, вуз попал в число неэффективных. Полагаю, что количество критериев в мониторинге надо увеличивать.

 

Виктор Антонович, попечительский совет МГУ возглавил президент России. Это стало неожиданностью для вас?

 

Виктор Садовничий: Президент неоднократно встречался с ректорами. И всякий раз разбирались практические задачи по конкретным вузам. Эти встречи широко не освещались, но были очень продуктивными. Думаю, глава государства давно решил подчеркнуть каким-то образом свое отношение к высшему образованию. Для нас это большая честь, но и не меньшая ответственность. В состав совета приглашены люди, которые так или иначе имеют отношение к МГУ.

 

И к деньгам.

 

Виктор Садовничий: Да, некоторые из них обладают средствами. Но не только в этом дело. Скажем, компании Микаила Гуцериева, Владимира Евтушенкова имеют в МГУ корпоративные университеты. Игорь Иванович Сечин - член Попечительского совета Центра национального интеллектуального резерва, у которого мощное сотрудничество с МГУ. С Юрием Мефодьевичем Соломиным нас поставила рядом история, потому что Малый театр был организован на базе труппы студенческого театра университета. Более 30 лет связана с МГУ Валентина Владимировна Терешкова. Вы знаете, что университет ведет большие исследования по космической тематике. Так что случайных людей в совете нет.

 

Чем займется Попечительский совет?

 

Виктор Садовничий: На первом заседании обсуждалась программа развития МГУ до 2020 года. Несколько проектов вызвали особый интерес у членов Попечительского совета. Это, например, развитие супервычислений и планы по наращиванию мощностей. Мы - единственный центр в России, который может конкурировать с центрами супервычислений США, Японии, Китая. Только там это национальные центры, а у нас - университетский.

   На заседании Попечительского совета обсуждалась космическая программа. Тут есть проблема: спутник готов, но пока не решен вопрос с ракетоносителем. Для нас очень важно, чтобы спутник был на орбите в 2014 году. Безусловный успех МГУ - создание Медицинского центра. Впервые в России в классическом университете появился мощный медцентр со стационаром, поликлиникой, гостиницей, исследовательскими корпусами, операционными... Сейчас мы хотим создать консорциум всех медицинских центров страны и предложить на нашей базе переподготовку врачей по высокотехнологичной медицине. Вопрос только в том, сколько и каких направлений будет выбрано.

 

Скандал без скандала

 

Недавно в СМИ были сообщения о скандале, связанном с увольнениями в МГУ. Якобы Роструд выявил много нарушений. Так что было на самом деле?

 

Виктор Садовничий: Никаких массовых увольнений основного персонала в МГУ нет и не было, да и "дорожная карта" МГУ этого не предполагает. В университете работает 30 тысяч человек. Каждую неделю в выходные я подписываю кипу приказов о приеме на работу, об увольнениях, отпусках без содержания, декретных отпусках... Это пачка бумаг полметра высотой. Читаю лично каждую бумагу.

   В МГУ прошла некоторая реорганизация нескольких структур, которые не имели госзадания. На необходимость этого нам указала Счетная палата. Если у подразделения университета нет госзадания, ректора можно привлечь к ответственности за нецелевое использование средств. Мы провели оптимизацию и всем сотрудникам, которых она затронула, предложили другую работу. Например, оптимизация затронула центр изучения иностранного языка. Он работал без госзадания. Мы передали центр в состав педагогического факультета. Все, кто пожелал - а это 14 человек, стали сотрудниками факультета. У Счетной палаты были замечания к центру международного образования. Сейчас он преобразован в институт русского языка и культуры. Еще одна реорганизованная структура - радиоточка. У нас два года нет ни проводов, ни сотрудников в этом подразделении. А радиоточка числилась. Наконец, возьмем центр СМИ. По документам он занимался только печатной газетой "Московский университет". Сейчас жизнь диктует другие требования. У нас создан новый информационный центр и центр медиакоммуникаций во главе с деканом журфака Еленой Вартановой. Все, кто работал в центре СМИ, получили приглашение перейти на работу туда. Кто-то согласился, кто-то нет. Новый центр уже начал работать, в его ведении газета, в том числе электронная версия, работа с сетями, со средствами массовой информации, взаимодействие с факультетами. Какие могут быть вопросы к МГУ, если никому не сказали - "уходи!"?

 

Но Роструд-то что-то нашел!

 

Виктор Садовничий: Я не видел никаких документов из Роструда, а Рособрнадзор опубликовал официальное заявление, что у министерства к нам претензий нет. У меня такая шумиха вызывает удивление.

 

Так что? Это чей-то злой умысел?

 

Виктор Садовничий: Мне очень не хотелось бы так думать.

 

Тем временем

   В МГУ прошел традиционный День открытых дверей для будущих абитуриентов и их родителей. Выступая с приветственным словом Виктор Садовничий заметил, что средний конкурс составляет сейчас 6,6 человека на место. И в последнее время растет число поступающих на естественные факультеты. А вот конкурс на юрфак немного снизился. В этом году абитуриентам, по-прежнему, придется сдавать в МГУ и ЕГЭ, и профильные экзамены, а 10 процентов мест будет отдано льготникам.



Источник: Российская газета

Назад к списку


Добавить комментарий
Прежде чем добавлять комментарий, ознакомьтесь с правилами публикации
Имя:*
E-mail:
Должность:
Организация:
Комментарий:*
Введите код, который видите на картинке:*