Женщины и наука в СахГУ

11.02.2021 163

«Международный день женщин и девочек в науке» – так называется новый праздник, учрежденный резолюцией Генеральной ассамблеи ООН в 2015 году. Отмечают этот день ежегодно 11 февраля. В этот день мы побеседовали с женщинами-учеными, работающими в СахГУ. Каким был их путь в науку? Интересно ли быть ученым? Над чем они работают сейчас и какие планы строят на будущее?

Светлана Владимировна Абрамова, заведующая кафедрой безопасности жизнедеятельности Сахалинского государственного университета. Доктор педагогических наук, доцент, академик Международной академии наук экологии и безопасности жизнедеятельности (МАНЭБ). Почетный работник сферы образования Российской Федерации.


Фото - sakhgu.ru

В 1985 году я поступила в Южно-Сахалинский государственный педагогический институт на специальность «Биология и химия» и уже скоро поняла, что наука – это то, что мне интересно. Институт окончила с отличием, потом работала учителем биологии в гимназии №1 Южно-Сахалинска. А в 1994 году перешла работать на кафедру биологии естественно-географического факультета ЮСГПИ. Наверное, именно с этого начался мой путь в науку.

В какой-то момент судьба привела меня на кафедру безопасности жизнедеятельности. Ведь по сути познания в области биологии, экологии, химии, физики и являются необходимой базой для изучения сфер жизнедеятельности. Видя мой интерес к этому, ректор СахГУ Борис Мисиков в 2005 году пригласил меня возглавить кафедру.

За годы существования кафедры наши преподаватели и студенты многократно завоевывали призовые места на конкурсах научно-исследовательских работ, получили десятки свидетельств в научных разработках в области безопасности жизнедеятельности. Было защищено пять кандидатских и две докторские диссертации. А вообще наши комплексные исследования объединяют ученых из вузов Санкт-Петербурга, Нижнего Новгорода, Благовещенска. Мы взаимодействуем в международном плане с университетом Тиба (Япония).

Некоторые считают, что ОБЖ – это профессия для мужчин. А мне кажется, чтобы быть хорошим ученым, в том числе в этой сфере, надо иметь прежде всего целеустремленность и смелость, обладать критическим мышлением. Помимо этого, нужно быть любознательным и, наверное, найти свое место в обществе и понимать, чего ты достигнешь своими научными результатами и какую пользу хочешь обществу принести.

Безопасность жизнедеятельности – это важнейшее ядро в современной педагогической работе. Это и волонтерство, и формирование компетенций и навыков, как спасти себя и своих близких, помочь окружающим. Например, при помощи современной материально-технической базы можно решать проблемы экологической безопасности, проблемы отходов либо информационного воздействия на личность. И вот здесь нам нужна наука, нужен университет. Прежде чем что-то менять, нужно это научно обосновать при помощи оборудования и проведения конкретных исследований.

Занятие наукой – это не просто для удовольствия или самовыражения, это часть моей жизни. Не ради какой-то галочки, отчетности, материальных благ и общественного положения, а скорее даже наоборот. Активное занятие научной деятельностью позволило мне по-другому взглянуть на мир, на существующие проблемы в жизни общества и образовании. Такая специфическая область знаний как безопасность жизнедеятельности требует комплексного взгляда на суть вещей и процессов, происходящих в обществе, стране и мире.

Надеюсь, все, что я делаю, оставит след в науке, потому что когда-нибудь другое, подрастающее и молодое поколение новых ученых придет и будет использовать наши результаты как основу для развития чего-то нового.

Ольга Рафаиловна Кокорина, заведующая кафедрой физической культуры и спорта СахГУ, доктор педагогических наук, профессор кафедры экологии, биологии и природных ресурсов. Заведующая лабораторным комплексом медикобиологических основ жизнедеятельности.

Фото - sakhgu.ru

Не скажу, что я сильно мечтала заниматься наукой до того, как поступила в 1998 году в нашу аспирантуру. К тому времени моя профессиональная карьера уже практически состоялась: я работала в педагогическом колледже заведующей отделением, преподавателем высшей категории. Но так случилось, что на конференции по валеологическому образованию в мае 1998 года я познакомилась с моим будущим научным руководителем Петром Николаевичем Пасюковым – сегодня он профессор СахГУ, доктор педагогических наук.

На конференции я делала доклад по своему исследованию. Как заведующая отделением я заметила, что на 1 курсе был очень большой отсев, особенно в первом семестре. Кроме того, студенты начинали поголовно болеть, на что многие преподаватели реагировали: дескать, не хотят учиться. Оказалось, что не хотят учиться единицы, а в основе проблем была нагрузка на организм, которая сразу же обостряла имеющиеся у студентов заболевания. Они пропускали занятия, обрастали задолженностями, кто-то потом с трудом преодолевал эти барьеры, а кто-то просто уходил из колледжа.

В тот же год я написала две статьи, и Петр Николаевич взял меня в аспирантуру. Работа была очень интересной – это 1998–2000 годы, расцвет валеологического образования. Мы делали многое: планомерно обследовали студентов, создали при областном департаменте образования валеологический совет, куда вошли педагоги, врачи и представители департамента. Раз в два-три месяца заседали, разрабатывали меры, потому что статистика по заболеваемости учащихся в те годы была просто ужасающей.

Сегодня из-за неправильных подходов слово «валеология» стало раздражать. Но работа эта не прекращается. Она необходима и нам нужно обучать школьников, студентов, да и взрослых людей заботится о своем здоровье. Сейчас это уже зрелая область науки, только мы теперь больше говорим о здоровьесбережении. И все понятно в этом слове. Хотя мне часто задают вопрос: «А как же медицина?» А медицина призвана лечить, но не формировать правила и нормы здорового образа жизни.

Сейчас я занимаюсь внедрением здоровьесберегающих технологий в образовательный процесс для облегчения адаптации к нагрузкам, с которыми студенты встречаются в университете. Есть исследования по здоровью преподавателей, а вообще охвачены разные ступени образования.

В 2013 году я открыла в университете лабораторию медикобиологических основ жизнедеятельности. Подключили оборудование, обследовали очень много студентов на предмет скрытых патологий сердечно-сосудистой системы, дали рекомендации. Во многих случаях необходимо даже не лечение, а некая профилактическая коррекция.

Например, мы обследовали студентов-нефтяников, и оказалось, что в статистике здоровья пока ничего не меняется – как с конца девяностых было 10 % здоровых выпускников школ, так и не стало хотя бы 15 %. Видимо, такое время, много вредных факторов. Мы говорим об этом постоянно.

Еще за средства гранта я купила оборудование для БОС-терапии, сокращенно от «биологическая обратная связь». Протестировали со студентами – показывает биологический возраст 78 лет, а они третий курс! Вот и представьте. Эта технология основана на дыхательной гимнастике, там есть специальные датчики, тренажеры, позволяющие через дыхание выровнять свое физиологическое состояние, снять астматические, аллергические синдромы. В перспективе мы хотим сделать сделать в университете «зону здоровья» для реабилитации студентов после стресса и тяжелых психических состояний.

Наука – это всегда очень интересно, это кипение мозга, поиск новых путей, решений. Это общение с очень большой аудиторией, разного уровня образованности, разных статусов. Я общительный человек. И мы, обучая кого-то, сами чему-то учимся, постоянно обмениваемся опытом.

Я пошла в науку когда мне было 40 лет. И мне нужно было несколько перевернуть свой привычный образ жизни. Но главное начать, а потом уже ты идешь как по лыжне. Почему-то очень многие считают, что пойти в науку надо молодым, но реализовать себя можно в любом возрасте, поверьте. Не надо бояться возраста, это лишь отметка в паспорте, надо просто жить и работать, творить, и ты всегда будешь полезен.

Римма Анваровна Кутбиддинова, кандидат психологических наук, доцент кафедры психологии, доцент ВАК.

Фото - sakhgu.ru

Я закончила СахГУ в 2007 году с красным дипломом, и с тех пор работаю в университете.

Когда-то еще в школе у меня были очень сложные отношения с одноклассниками, с учителями. Но было всегда интересно наблюдать за людьми, за их психикой: что происходит у человека, почему он делает тот или иной выбор? Почему масса влияет на личность? Почему одни люди поддаются влиянию группы, а другие менее поддаются? Как как научиться быть спокойным?

Для меня это было крайне интересно, и я поставила себе цель научиться вот этому спокойствию. Думаю, что со временем я к этому пришла, хотя потребовалось немало времени, сил, изучения себя и других людей, чтобы прийти к какому-то равновесию и гармонии.

Сферы моих увлечений многогранны. Так, это психология зависимости, психология стресса и все виды воздействия на человека. Например, арт-терапевтическое воздействие на психические процессы. Мы изучаем методы, приемы и техники, как можно помочь человеку или группе людей – маленьким или взрослым.

Помимо этого, я еще работаю непосредственно в школе с детьми и вижу, что те техники и приемы, которые мы использовали и изучали ранее, не совсем подходят для современных детей. Наука должна сейчас разработать новые методы, чтобы улучшить контакт между отцами и детьми.

В данный момент мы проводим исследование о том, как пандемия повлияла на психическое состояние людей. По большому счету выходит, что наши люди адаптируются к любой среде. Кто-то относится к пандемии несерьезно. Есть ряд людей, которые очень обеспокоены своим здоровьем, проводят медицинские обследования, но таких не очень много. Мы чаще оказываем помощь людям с повышенной тревожностью, которые сами раздувают в себе панические мысли.

В любом случае – человек не одинок, он опирается и на себя, и на среду, которая его окружает. У нас очень много детей с нервными тиками, энурезами, разными психосоматическими нарушениями. Потому что окружающий мир, тревога родителей и семейные конфликты оказывают влияние на ребенка. Здесь школа может оказать поддержку – главное, чтобы еще педагоги этого хотели и понимали, что они делают с детьми.

Кстати, люди на Сахалине все-таки отличаются от людей на материке. Сказывается ограниченное пространство, сохраняется ощущение оторванности от коммуникаций. Чем интенсивнее средства связи, тем ближе мы все-таки становимся к материку. И все же ментальная удаленность, изолированность Сахалина порождает своего рода красоту и уникальность. Наше исследование показывает, что здесь люди чаще задаются вопросом: Кто я? Какой я? Каким я хочу быть?

Вообще без науки, без теории невозможно построить практику. Чтобы решить проблему на практике, нужно понимать то, что уже было исследовано учеными, нужно понимать причину. А без теории нельзя правильно решить практические вещи.

Если сказать метафорически, то теоретик – это тот, кто сидит на высокой-высокой башне и видит, что находится вокруг. А практик – это тот, кто идет под этой башней и вырубает себе путь через лес. И если он не спросит того, кто сидит высоко, то может прийти не туда.

Наука развивает мышление, аналитические способности, дает четкое понимание причин происходящих вещей. Наука безгранична, и можно исследовать разные направления, которые не были исследованы. Она позволяет шире понимать мир и быть гибче.

Конечно, ученому приходится отказываться от каких-то вещей, потому что наука требует очень много усилий, времени на исследования, анализ, на написание статей, чтение научной литературы, участие в конференциях. Наверное, в этом смысле мужчинам легче, женщинам много чего еще надо успеть в жизни.

Наука – это не всем нужно, не всем интересно. Требуется быть очень сосредоточенным, усидчивыми, иметь силу воли, потому что хочется пойти на море или погулять, а ты должен с головой окунуться в эти исследования. И такому человеку становятся неинтересны многие бытовые вещи, зато интересны другие, глубокие – как вот помочь детям из «поколения Z», или как разработать новую лекцию.

Ирина Владимировна Никулина, научный сотрудник Научно-исследовательской лаборатории дистанционного зондирования Земли СахГУ и РАН.

Фото - sakhgu.ru

Еще когда училась на втором или третьем курсе в Сахалинском государственном университете, к нам пришел эколог Дмитрий Лисицин и предложил пройти практику в заказнике «Восточный»: заниматься изучением экосистем заказника, в том числе бурыми медведями. Вот с этого у меня и возник, наверное, самый большой научный интерес.

Сегодня мой научный и педагогический стаж составляет 12 лет, главные направления деятельности – это экология, география, геоэкология, биогеографическое картографирование.

С 2011 года работает проект по изучению и сохранению сахалинской популяции бурого медведя, в котором я участвую, и сейчас по результатам проведенных исследований пишу диссертацию на тему «Биогеографическое картографирование мест обитания бурого медведя на Сахалине и его охрана».

Бурый медведь интересен вообще просто как объект животного мира. Мы наблюдаем за его поведением как визуально, так и при помощи GPS-ошейников, фотоловушек, радиоошейников. Производим картографирование, собираем материал по участкам обитания бурого медведя, его сезонным перемещениям, особенностям питания.

По сути я «полевик» и мне это очень нравится. На первом этапе самым сложным было войти в режим, когда мы работали там с восьми утра до восьми вечера. А потом, наверное, еще сложнее было обрабатывать данные – понять специфику и прийти к каким-то выводам.

Знать и изучать сезонные места обитания бурого медведя очень важно, чтобы рекомендовать, например, ведение производственных работ, хозяйственной деятельности, строительных работ, рекреационной и туристической деятельности. То есть все, что связано с работами в дикой природе.

Сейчас я работаю над проектом, который называется «Бурый медведь и человек в единой среде обитания». Направлен он как раз-таки на популяризацию наработанных знаний. Мы проводим лекции, информационные встречи, где рассказываем об особенностях обитания бурого медведя. Очень часто люди воспринимают его просто как опасного хищника, которого нужно истреблять, но на самом деле можно избежать конфликтные ситуации, снизить риски, увеличить безопасность, если объяснить слушателям правила обращения с бурым медведем на конкретных примерах.

Хотя считается, что бурый медведь изучен уже очень хорошо, но на каждой территории есть своя специфика, свои условия обитания, особенности питания, поведенческие особенности. Поэтому остается очень много вопросов, исследовать можно еще много всего, и пока с медведя я не собираюсь переключаться. Нужно до конца обработать уже полученный большой массив данных, который к тому же постоянно пополняется новыми исследованиями, которые проводятся каждый год.

Мне кажется, что занимаются наукой именно те люди, которым это действительно нравится, которые этим «болеют». Потому что деятельность эта не всегда высокооплачиваемая, не всегда хватает инструментария, времени и так далее. Но нельзя сказать, что ученым быть особенно тяжело – так же, как спросить у электрика, тяжело быть электриком, или у бухгалтера. У каждого свои особенности, своя специфика.

Александра Александровна Салатова, доцент кафедры социологии СахГУ, кандидат социологических наук.

Фото - sakhgu.ru

Началось все еще в старших классах школы. Моя учительница по литературе – а училась я в математическом классе – сказала: «Саша, я вижу тебя университетским профессором». Помню, как я тогда возмутилась и подумала, что «ни в жизнь!».

Но вот я поступила в институт обучаться на госслужащего – в Академию государственного и муниципального управления при президенте Республики Татарстан. А при вузе действовала социологическая лаборатория, куда меня взяли даже интерном, и мне социология очень понравилась.

После института я работала на госслужбе, но параллельно уже училась в аспирантуре в Казанском федеральном университете по социологии. Защитилась я только в 2018 году, причем на определенном этапе исследований поняла, что мне не хватает профильного образования именно по социологии, поэтому в том же году завершила очную магистратуру по социологии, которая мне тоже многое дала.

Примерно в это же время мы переехали на Сахалин, и я продолжила свою деятельность сначала в Институте железнодорожного транспорта, потом перешла в СахГУ, и не пожалела. Конечно, преподавание занимает очень много времени – я веду пары по социологии, по культурологии, по социальным основам командной работы и лидерства, по социологии права и так далее.

Примерно с 2010 года занимаюсь исследованием рынка труда и сопутствующих процессов. Моя кандидатская диссертация была посвящена вопросам безработицы, а сейчас фокус научных интересов немного сместился – теперь меня интересует трудовая миграция. Это особенно актуально для Сахалинской области: кто сюда приезжает? Кто отсюда уезжает? Откуда берутся эти люди? И что их привлекает именно сюда и остаются ли они здесь на всю свою жизнь?

Главным образом изучаю миграцию «белых воротничков», а именно инженеров нефтегазовой отрасли. Ведь именно на Сахалине расположен один из самых лучших заводов по сжижению газа. Соответственно, для инженеров нефтегазовой отрасли здесь просто какой-то рай: самые передовые технологии, передовое оборудование, которое в остальных местах еще только начинает внедряться. И среди инженеров даже есть шутка: те, кто поработал в России, хотят поработать на Сахалине, а вот те, кто уже поработал здесь, хотят поработать в Австралии.

Характерно, что миграция инженеров газовой отрасли жестко приложена к определенным точкам, где есть месторождения, добыча нефти и газа, определенная инфраструктура. Поехать условно в любой город России и работать там инженерами они не могут. Было бы интересно выяснить, как будут меняться их трудовые траектории в условиях сжимания этого рынка в связи с переходом на новые виды энергии, на новые виды топлива.

Исследование я виду качественными методами, это не анкетные опросы, к которым все привыкли. Провожу глубинные интервью, то есть отдельно встречаюсь с инженерами, задаю вопросы. Пока завершен пилотный этап исследования. По первичным итогам я уже летом выступала в онлайн-формате на конференции, организованной Всероссийским центром изучения общественного мнения. А в апреле 2021 года выступлю с небольшим докладом на ежегодной конференции британской ассоциации социологов, членом которой являюсь. В этот раз конференция проходит онлайн, у меня будет 15 минут на выступление и еще 15 минут для ответов на вопросы. Надеюсь, что это поможет мне увидеть какие-то новые перспективы.

Дальнейшие мои научные планы связаны тоже с миграцией, но посттрудовой. Это пенсионная миграция, когда люди хотят переехать с Сахалина в более теплые регионы России – в Калининград, в Сочи, в Краснодарский край. И собственно, интересно как раз исследовать, какие регионы являются наиболее привлекательными для сахалинских пенсионеров.

Я занимаюсь наукой, а именно социологией, потому что мне это очень нравится. Социология позволяет увидеть некое общее в частном, необычное в обычном. Казалось бы, обычное дело: продал человек квартиру и уехал на пенсию с Сахалина. Но опять же: а какие мотивы? Почему он уехал с Сахалина? Почему не остался здесь? Только ли теплый климат его привлекает? Возникает куча вопросов, которые социология может объяснить.

А высший пилотаж – это с помощью социологии что-то спрогнозировать, насколько этот тренд отъезда с Сахалина сохранится в будущем. И в какую сторону вообще меняется рынок труда.

Мне нравится, что социология обладает инструментами, которые способны как-то это объяснить, собрать в кучу и сказать: вот как эта картина в целом вписывается в общие тенденции развития нашего общества. Но социология тоже меняется. Сейчас пришло понимание, что анкетный опрос имеет множество ограничений. Поэтому социологи, как и в любой другой науке, изобретают все новые и новые инструменты получения информации о процессах, происходящих в обществе.

Социология постепенно сближается с новым направлением – data scientists. Это ученые, которые могут анализировать различные массивы данных, уже на стыке программирования с математикой. А вот задача социолога как раз интерпретировать, почему происходит так, а не иначе.

Мне нравится то, чем я занимаюсь, и не считаю труд ученого тяжелым. Конечно, в любой деятельности есть рутинные процессы, которые часто не видны стороннему наблюдателю, но забирают примерно 80–90 % времени. Однако результат, который выливается в какую-то статью или тезисы, который позволяет внести свой вклад в науку, вот это ощущение дает силы двигаться дальше и желание что-то исследовать и прояснять.

 

Пресс-служба СахГУ




Назад к списку


Добавить комментарий
Прежде чем добавлять комментарий, ознакомьтесь с правилами публикации
Имя:*
E-mail:
Должность:
Организация:
Комментарий:*
Введите код, который видите на картинке:*