ТАСС > Ольга Васильева: «Мы будем идти по пути ЕГЭ, однако предела совершенству быть не может»

13.09.2016 62

— Вступив в должность, вы сразу рассказали о своих приоритетах в качестве министра — это учителя, их благосостояние и престиж профессии. Сегодня в России идет разработка национальной системы учительского роста, такая задача была поставлена президентом к июню этого года, однако не была выполнена. Почему процесс затягивается? Какие новые должности появятся в школах и когда?

— В настоящее время есть должность учителя, которая охватывает всех школьных педагогов, фактически она является единственной в профессии, что, по мнению экспертов, и мешает карьерному росту. В этом есть, наверное, какая-то суть.

Сейчас разговор идет о том, чтобы ввести для учителя дифференцированную систему должностей в зависимости от сложности выполняемых задач, от ответственности, трудовой функции. И все это будет закреплено в профессиональном стандарте. Пока разговор идет о трех градациях: ведущий учитель, старший учитель, учитель. Внутри каждого деления обговариваются и скрупулезно обсуждаются те компетенции, которые к каждой из этих градаций можно применить.

Это непростой вопрос, и на августовском Всероссийском педсовете учительское сообщество обратилось к Дмитрию Анатольевичу (Медведеву, председателю правительства. — Прим.ТАСС) с просьбой дать еще время поработать над профстандартом. Такое согласие было получено. Я думаю, введение системы произойдет к 1 января 2018 года, а, может, и позже — профстандарты должны вводиться постепенно до 2020 года, поэтому работа будет продолжаться.

— Два года назад в школы после пятилетнего перерыва вернулось выпускное сочинение. Теперь оно проходит в облегченной форме и оценивается как "зачет / незачет". Будут ли учителя за него снова ставить оценки?

— Да, и я думаю, это будет реализовано достаточно быстро, через три-четыре года. За это время школа должна привыкнуть к мысли о том, что она сама будет оценивать сочинения и ставить баллы. Это и облегчит работу вузам — пока они вынуждены приглашать экспертов, если хотят учитывать сочинения в ходе приемной кампании.

— Несмотря на внешнюю терпимость общества к ЕГЭ, дискуссии о нем не утихают. По-прежнему высказываются предложения об отмене этой системы. Как вы к ней относитесь, видите ли вы здесь недостатки?

— Я сразу хочу сказать вот о чем, чтобы вы меня поняли и чтобы поняли те, кто будет читать интервью. Мы вообще удивительная страна, потому что очень важные задачи мы проходим в маленький исторический промежуток времени.

Все эти ЕГЭ во многих европейских странах проходили длительную апробацию, у нас фактически речь идет о десятилетии, за которое мы начали работать и уже подводим первые итоги.

Это большое социальное благо: можно поступить в очень хороший вуз, приложив много усилий в школе, и при этом не важно, где ребенок живет территориально.

Понятно, что мы будем идти по пути ЕГЭ. Однако хочу еще раз подчеркнуть, что предела совершенству быть не может. Но я не думаю, что будут какие-то кардинальные изменения, будет отшлифовываться то, что уже есть, в частности сокращение тестовой части. И я еще раз повторюсь, что буду делать все возможное, чтобы никаких натаскиваний на ЕГЭ не было после уроков, потому что если программа пройдена, то страха на экзамене просто не должно быть.

— Открытое правительство предлагало обязать школы публиковать средние баллы ЕГЭ...

— ЕГЭ не должно создавать никакого давления. Нельзя оценивать работу школ и учителя по тому, как сдан ЕГЭ. Я объясню свою позицию. Возьмем, к примеру, физико-математический лицей — там дети подбираются уже нацеленные на изучение соответствующих предметов, и понятно, что тут результаты будут выше.

Есть у нас и северно-кочевые школы, есть школы, где реализуются принципы инклюзии, и другие учебные заведения, где сам факт работы с детьми, обучение детей значительно выше, чем его формальная оценка. Это вопрос о том, что ты сделал и что ты получил в ходе своей деятельности. Ребенок может показать небольшие результаты, но труд, который обе стороны приложили, он колоссальный.

Я считаю, если начинать публикацию рейтингов по ЕГЭ, то получится, что разные школы в силу специализации могут оказаться не в начале и даже не в середине списка, что прямо противоположно реальности.

Мое глубочайшее убеждение, что люди, изучающие такой рейтинг, не будут разбираться с каждым отдельным случаем, а при таком подходе сложно увидеть объективную картину.

— Но если это делать не в рамках общего рейтинга?

— Не является ЕГЭ критерием оценки работы в школе, я еще раз это подчеркиваю. Он никогда не сможет описать состояние школы сегодня, а раз так, то этого не стоит делать и в таком ключе. Это необъективно. Нужно разрабатывать самой школе модели самообследования.

— Будет ли расширяться школьный курс "Основ религиозных культур и светской этики" (введен в четвертых классах с 2012/13 учебного года, проводится 1 час в неделю, 34 часа в год. — Прим. ТАСС)?

— Я отвечу просто. Судя по опыту других предметов, ничего постоянного нет, все меняется, и все должно меняться в сторону улучшения. Понятно, что изменения будут присутствовать и в этом курсе, это будет касаться учебников и программных модулей.

Хочу привести пример. Трудно было представить еще 20 лет назад, а тем более 30, что такой курс вообще возможен в школьной программе.

Важно еще, чтобы мы знали, что является показателями эффективности этого курса. Сейчас идет большая работа по созданию таких оценочных критериев. Прежде всего мы исходим из того, что курс направлен на формирование нравственных и культурных ценностей человека, поэтому анализ, который должен произойти, будет многоплановым. Это очень интересный предмет, и главное, что это один из курсов, в основе которых — формирование человеческой личности.

— Когда можно будет говорить об итогах такого анализа?

— Мы с вами говорим об очень тонкой материи. Одно дело что-то посчитать математически, другое — когда мы говорим о зарождении зерна и его взращивании. Даже создать оценочные критерии уже большая сложность, поэтому временной отрезок может растянуться.

— Еще зимой министерство анонсировало создание мониторинга эффективности колледжей наподобие того, в котором ежегодно анализируется работа вузов. Когда будут представлены его результаты?

— Его подготовка ведется. Эти данные будут открыты и появятся на сайте Министерства образования не позднее 1 декабря 2016 года. Публикация рейтинга позволит выпускникам, которые выбирают профобразование, сделать более четкий выбор. Сейчас мы собираем всю необходимую информацию в организациях, однако также будем следить и за успехами студентов наших колледжей на региональных и национальных чемпионатах WorldSkills Russia (конкурсы профессионального мастерства; движение WorldSkills является международным, в нем участвует более 70 стран. — Прим. ТАСС).

Кстати, скоро появится еще одно нововведение в профобразовании, оно будет касаться процесса обучения — это выпускной квалификационный экзамен. Его задача — показать, что реально человек может сделать, то есть он сдает не только теорию, но и практику. Могу с гордостью добавить, что в этом году в некоторых колледжах конкурс достигал шести-девяти человек на место, а в целом пришло почти 700 тыс.

— Последуют ли закрытия и реорганизации по итогам мониторинга колледжей?

— Каждый случай будет рассматриваться отдельно, это будет мой личный контроль, потому что я считаю, что эта сфера сейчас на подъеме и мы должны ее всячески холить и лелеять во всех отношениях. Поэтому страшилок не надо, наоборот, надо помогать, это рабочие кадры для страны.

— В августе завершилось следствие по делу студентки МГУ Варвары Карауловой, обвиняемой в попытке примкнуть к террористической организации "Исламское государство" (запрещенной на территории РФ). Эта история и поиск виноватых стали причиной громких дискуссий в обществе. В связи с этим вопрос: будет ли усиливаться профилактика терроризма в вузах?

— Минобрнауки сейчас разрабатывает законопроект "Об утверждении требований к антитеррористической защищенности объектов в сфере образования и научной деятельности". Эти требования определят обязательные для выполнения организационные, инженерно-технические и правовые мероприятия. Задачи по обеспечению самой безопасности сейчас на министерство не возложены, и для решения этой задачи мы планируем внести изменения в нормативно-правовую базу, а также создать отдельное подразделение в составе департамента государственной службы, кадров и управления делами.

— Учебные заведения в 2016 году начали выкладывать дипломные работы студентов в интернет. Какие документы будут регламентировать этот процесс?

— Тексты выпускных квалификационных работ, за исключением текстов, составляющих государственную тайну, действительно размещаются в электронно-библиотечной системе вуза и проверяются на объем заимствования. Это уже действующая норма, закрепленная соответствующим приказом Минобрнауки. При этом порядок размещения выпускных работ, а также проверки на объем заимствования вуз устанавливает самостоятельно.

— В августе в Госдуму было направлено предложение законодательно запретить детям чиновников проходить обучение за границей. Ваше мнение об этом?

— У наших граждан сфера образования всегда была одним из приоритетов, включая и образование за границей.

Сейчас перед нами стоит важнейшая задача повышения престижа российской высшей школы. Для ее выполнения используется целый комплекс мер, в том числе и международные программы обмена студентами.

Широкое распространение получила и программа Минобрнауки "Глобальное образование", цель которой — направить на учебу в лучшие вузы мира российских студентов. Кстати, там они показывают очень высокие результаты.

— Ректор РУДН Владимир Филиппов предлагает ввести обязательный экзамен для иностранных студентов по русскому языку. Подтверждение уровня владения языком сейчас требуют все американские и европейские вузы, у нас же подобной практики нет. Как вы смотрите на эту инициативу?

— Это хорошее предложение, и мы будем проводить экзамен по русскому языку как иностранному (РКИ) для слушателей подготовительных отделений.

В настоящее время мы одна из немногих стран, осуществляющих подготовку иностранных студентов к обучению в наших вузах на государственном языке на специальных подготовительных факультетах. Думаю, что должный уровень подготовки по русскому языку потом обеспечит им успешное обучение по программам высшего образования совместно с российскими студентами.

Для введения данной процедуры будут разработаны единые контрольные измерительные материалы, критерии оценки, процедура проведения итогового экзамена.

— Минобрнауки поручено рассмотреть возможность вхождения губернаторов в состав наблюдательных советов опорных вузов. Как от этого выиграют вузы?

— Для опорных университетов включение губернатора в состав наблюдательных советов имеет принципиальное значение. Через участие губернаторов в формировании стратегии вуза и в принятии ключевых решений может происходить включение научных команд университетов в проекты регионального развития.

В настоящее время нет никаких ограничений по включению высших должностных лиц региона в состав наблюдательных советов вузов. В действующие наблюдательные советы ведущих университетов уже входят губернаторы, руководители территориальных органов Росимущества.

Такая практика позволяет регионам повысить свой научный потенциал, а также решает проблему трудоустройства.

— Российские вузы сегодня активно работают над тем, чтобы занимать хорошие позиции в международных рейтингах, существует специальная государственная программа (Проект 5-100. — Прим. ТАСС), которая оказывает поддержку вузам в выполнении этой задачи. Однако не все согласны с тем, что эти рейтинги по-настоящему могут объективно оценить отечественные университеты. Ректор МГУ Виктор Садовничий предложил создать национальный рейтинг. Поддерживаете ли вы такую инициативу?

— Всякое рейтингование — это попытка независимой оценки, независимой от органов госвласти, и мы поддерживаем это предложение. У нас большие достижения в системе высшего образования, о которых мы должны не стесняясь говорить, хорошие научные проекты, только беда в том, что не все и не про все знают.

Критерии национального рейтинга сейчас разрабатывает Российский союз ректоров. Помогать будем чем только сможем, его надо сделать как можно быстрее. Думаю, первая апробация пройдет в 2017 году. И более того, я считаю, что должна быть создана и российская система оценки наших научных публикаций. Это тоже сейчас в работе.

 

 

Источник: Минобрнауки

Назад к списку


Добавить комментарий
Прежде чем добавлять комментарий, ознакомьтесь с правилами публикации
Имя:*
E-mail:
Должность:
Организация:
Комментарий:*
Введите код, который видите на картинке:*